Свидетели в шоке

Продолжение хроники судебного заседания по делу главы города Рыбинска Евгения Сдвижкова, отстраненного от должности и обвиняемого в получении взятки и превышении должностных полномочий.На суде выяснилось, что память у работников администрации гораздо лучше, чем у сотрудников отдела по борьбе с экономическими преступлениями областного УВД. По крайней мере, секретарь главы Валентина Холодкова точно вспомнила, что 20 и 26 мая прошлого года Сдвижков звонил Безъязычному. Видимо, чиновники гораздо серьезней оперативников подготовились к судебному заседанию.

12 августа заседание продолжилось с опроса свидетелей – руководителей муниципальных предприятий. Странным показалось, что в тот день при Сдвижкове не было его защитницы Марины Поткиной. Не появилась она и на следующий день, а место рядом с обвиняемым занял член Ярославской коллегии адвокатов Ахмедов.

Впрочем, вернемся в зал суда, где с утра на свидетельском месте появился главный инженер МУП «Горкоммунблагоустройство» Игорь Клунок. Он не стал отрицать, что справка о выполнении ЗАО «Интертэм» требований необходимых для ввода в эксплуатацию, готовилась по его поручению, и что он подписал ее, в результате чего был вынужден подать заявление на увольнение.

Вторым вызвали Владимира Жарковского, директора МУП «Горэлектросеть», который рассказал, что в мае 2005 года при открытии «Эльдорадо» Сдвижков дал указание не подключать торговый центр по постоянной схеме электроснабжения. В декабре 2006 года, когда будущий глава участвовал в выборах, исполняющий обязанности главы Валерий Павлов подписал акт приемки торгового центра в эксплуатацию, после чего «Горэлектросеть» заключила с ЗАО «Интертэм» договор на поставку электроэнергии. К тому времени ЗАО выполнило техусловия и условия инвестиционного контракта: построило подстанцию и выплатило 3 млн. рублей на прокладку кабеля из Зачеремушного микрорайона в центральную часть города.

Постановление о введении в эксплуатацию Сдвижков отменил, но выпустил другое – запрещающее подключать к электроэнергии объекты, не введенные в эксплуатацию. «Интертэм» предупредили об отключении. В ответ прокуратура направила «Горэлектросети» предписание. Сдвижков успокаивал: его постановление тоже законное, — но отключить объект не удалось, после обращения прокуратуры УВД выставило на подстанции охрану.

При допросе свидетеля Сдвижков так настойчиво спрашивал:

— Давал команду отключать – я. Кто давал команду включать? Кто включать команду давал? – что могло показаться, будто суд разбирает дело Жарковского, а он выступает в роли главного обвинителя. Но директор МУПа ответил, что был связан договорными отношениями, а «Интертэм» грозил судом. Его рассказ подтвердил главный инженер «Горэлектросети» Валерий Чистяков.

После перерыва показания давали работники администрации – руководитель приемной главы Валентина Холодкова и специалист отдела муниципального заказа Ирина Серова. Обе они рассказывали об устройстве приемной, кабинета и комнаты отдыха главы, как могут попасть на прием простые граждане, как — руководители, как — заместители. При перекрестном допросе Валентина Холодкова очень точно отвечала на вопросы Евгения Сдвижкова:

— В мае – конце мая я звонил Безъязычному?
— 25-го, у меня журнальчик….
— А еще раньше?
— 20-го мая 2007 года.
— После него я звонил кому-то сразу?
— Майоровой Галине Степановне, директору департамента земельных ресурсов.

Но на вопросы прокурора почему-то отвечала не так уверенно:

— Когда вы лично видели Безъязычного в администрации?
— Число не могу сказать, в июле 2008-го.
— 20 мая 2007 года до звонка Безъязычному кому звонил Сдвижков?
— Помню фамилию Иванников, по-моему…
— А после звонка Майоровой?
— Помню фамилию Вишняков…

Ирина Серова замещала секретаря 6 июня 2007 года. Она рассказала, что происходило в приемной главы в тот день. Прокурор заметил в ее показаниях противоречия: во время предварительного следствия в июне прошлого года она говорила, что, вернувшись с обеда, заглянула в кабинет главы, чтобы доложить о приходе. Сдвижкова в кабинете не было, но дверь в комнату отдыха была приоткрыта. На суде свидетельница показала, что Сдвижков сидел за столом и работал с документами, но при напоминании прокурора подтвердила первоначальный вариант.

Самостоятельно Ирина Серова вспомнила, что во время следственного эксперимента Сдвижков с адвокатами выходили из кабинета. В прошлом году она об этом не говорила. Это несоответствие свидетельница объяснила тем, что через несколько дней после произошедших событий, она была в шоковом состоянии.

— Где был Сдвижков после обеда, вы лучше помнили год назад. Значит, когда говорили об этом следователю, не были в шоке. А потом — шок, и вы забыли, что он выходил, вспомнили только через год, — недоумевал прокурор. — Когда вы лучше помнили события?
— Тогда и сейчас.

У обеих секретарей, а потом и у оперативников Сдвижков спрашивал, были ли на его рабочем столе фломастеры и документы с пометками, сделанными фломастером. Все допускали, что нечто такое, возможно, было, а Валентина Холодкова рассказала, что пресс-служба приносит главе газеты, в которых фломастером отмечены материалы для чтения. Вполне возможно, что это обстоятельство защита использует, чтобы объяснить присутствие краски на руках обвиняемого: дескать, брал документы и газеты, испачкался о них фломастером. Интересное предположение: если раскрасить руку фломастером, при свете ультрафиолетовой лампы рисунок засветится или нет? Мы провели такой эксперимент – у нас не засветился.

13 августа оперуполномоченные по борьбе с экономическими преступлениями УВД Ярославской области рассказали, как готовили деньги, писали на них «взятка», красили специальным порошком, инструктировали Безъязычного, проводили осмотр кабинета главы. Оба они категорически отрицали, что во время следственного эксперимента Сдвижков с адвокатами покидали место действия. Не зафиксировала этот факт и видеозапись.

Защиту интересует, достаточно ли профессионально проверили деньги, не было ли среди купюр фальшивых. Какие признаки подделок они знают? Все ли купюры проверили? Об этом спрашивали и Андрея Безъязычного, и оперуполномоченных. Последние успокоили: с фальшивками имеют дело каждый день, отличать их умеют. Какое значение имеют эти вопросы, непонятно.

Вообще-то оперуполномоченные словоохотливостью не отличаются, говорят только о том, что сами видели или делали. Особенно немногословны они были, отвечая на вопросы защиты. Автор этих строк имела как-то беседу с оперативником, который рассказывал для газеты об одном следственном мероприятии, и самая длинная фраза, которую он «выдал», была: «Ну, наверное, можно так сказать».

Быть может, адвокаты у оперов интервью не брали, об этой их уникальной особенности не знали, поэтому разговаривали с сотрудниками отдела по борьбе с экономическими преступлениями как с умственно отсталыми. У свидетеля Коновалова даже спросили, как это он сообразил, что дверь заперта. Свидетель обиделся:

— Глупый вопрос, — но потом сознался, что подергал за ручку.

Чтобы облегчить задачу, адвокаты сами отвечали на свои вопросы. Судья их все время одергивал:

— Не отвечайте за свидетеля.

А адвокат Александров все почему-то просил оперативников дать ему номера своих телефонов, но они телефонов не давали. Зря не пришла адвокат Поткина, возможно, ей бы они не отказали.

14 августа при допросе понятых Кузнецова и Зеленского, которые участвовали в подготовке денег, подтвердились показания оперативников и Андрея Безъязычного. Любопытно, что адвокат Александров спросил Кузнецова, участвовали ли эти же сотрудники милиции в изъятии из его гаража машины, а Зеленского — участвовали ли они в изъятии у него патронов? Кузнецов ответил, что у него нет гаража. Непосредственной реакцией Зеленского на вопрос был смех и вопрос: «Каких патронов?» Суд снял эти вопросы как не имеющие отношения к делу. Жаль, ведь мы так и не узнаем, были ли эти вопросы провокацией или адвокат преследовал какие-то другие цели.

Еще один свидетель по делу – Игорь Пешков, заместитель генерального директора ЗАО «Интертэм», подробно рассказал, как собирал миллион и подвозил Безьязычного в администрацию.

Евгений Сдвижков просил суд приобщить к делу два документа — договор об инвестировании 2002 года, и технико-экономическое обоснование участия МУП «Сенная площадь» в развитии инфраструктуры города. Судья отклонил ходатайства и недвусмысленно заметил: «Такое впечатление, что мы не рассматриваем уголовное дело, а решаем, кому передать землю возле торгового комплекса». Несмотря на это, адвокат Александров встал и начал доказывать, что администрации было выгодно ввести объект в эксплуатацию, а вот Безъязычный всячески препятствовал этому.

Ирина Коновалова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 504



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


четыре × 6 =

Описание картинки