Великосельский дворец

Туризм – одно из стратегических направлений развития области. По словам губернатора Сергея Вахрукова, на Ярославщине планируется даже создание туристско-рекреационной зоны. Однако у всех на слуху города Золотого кольца, Мышкин , и мало кто знает, что в стороне от традиционных туристских маршрутов сохранились поистине жемчужины – пример тому село Великое и Гаврилов-Ям, в чем убедились члены рыбинского отделения ВООПИик, побывав в этих местах в прошедшие выходные.

Село Великое, что в нескольких километрах от Гаврилов-Яма, издревле было царским вотчинным, пока Петр I не подарил его своему сподвижнику князю Аниките Ивановичу Репнину за то, что тот выдержал центральный натиск шведов в Полтавском сражении. Князь Репнин начал активно украшать Великое и первым делом в честь Полтавской победы построил в нем храм Рождества Богородицы, сохранившийся по сей день. Дело украшения села продолжили внуки князя, которые рядом возвели еще один храм – Покрова Богородицы. В 18 веке ансамбль дополнили звонницей и обнесли каменной стеной с четырьмя башнями-часовнями. Снаружи вдоль стен располагались многочисленные лавки, внутри было кладбище с большим прудом.

Большевики пруд засыпали, кладбище снесли и сделали футбольное поле. Пытались снести и колокольню, сбросили колокола и часы, но современные бульдозеры поломали зубы на старинной постройке. В последние годы великоселы устраивают здесь большой праздник с реконструкцией Полтавского сражения. В потешной битве участвуют курсанты военных училищ Ярославля, военнослужащие из Рыбинска. Инициатором боев стал настоятель храма Рождества Богородицы.

Кроме храма, князь Репнин построил в Великом два каменных дома со сводчатыми потолками. В одном из них, по преданию, останавливался Петр I.

А от кладбища чудом уцелела единственная могила с памятником из черного мрамора, под которым покоится прах купца Александра Алексеевича Локалова. Его отец, бывший крепостной Алексей Васильевич Локалов, скупал у местных мастеров тончайшее льняное полотно и продавал его вологодским, архангельским и московским купцам, которые везли полотно за границу. Получив образование, попутешествовав и наглядевшись на современное ткацкое производство, сын стал агитировать отца построить в Великом селе мануфактуру, подобную морозовской. Получив добро от губернатора, Александр Алексеевич инициировал сход, на котором, помимо фабрики, обещал землякам построить железную дорогу. Однако сход был против и железной дороги, и мануфактуры. Тогда Локалов построил свое предприятие в деревне Гаврилово, расположенной в семи километрах от Великого и в которой в то время было всего шесть дворов. С тех пор два селения соперничают друг с другом.

Локалов не простил великоселам обиды и решил отомстить им. Несмотря на то, что жил он в Москве, Александр Алексеевич велел построить в селе роскошный особняк. Автором проекта стал начинающий архитектор Федор Осипович Шехтель (усадьбы Морозовой, Рябушинского, здание МХАТ, Ярославского вокзала и др.), которому Локалов дал полный карт-бланш, поставив единственную задачу: сразить земляков наповал.

И это Шехтелю удалось. Когда рыбинцы увидели его работу, то ахнули: «Наш музей». Действительно, дворец тоже построен в псевдорусском стиле, украшен изразцами, причудливой башенкой с кованым флюгером, имеет смотровую площадку. Больше, однако, удивила сохранность внутренней отделки помещений: резные двери, мраморная мозаика и паркет полов, беломраморная лестница, лепнина и роспись потолков, резьба «дубовой столовой»…

До 20-х годов прошлого века здесь был музей, потом музей закрыли, часть экспонатов увезли в Ярославский музей-заповедник, другую часть растащили благодарные земляки. В годы Великой Отечественной войны в особняке жили дети из блокадного Ленинграда, с тех пор там размещается детский дом.

Краеведческий музей Великого села расположен в двухэтажном каменном доме, ранее принадлежавшем купцу Бутикову. Во время реконструкции в 1987 году здесь нашли три клада, в том числе кубышку с золотыми монетами. Директор Татьяна Басова гордится своим детищем, но, по большому счету, удивляться здесь особенно нечему – тот же ткацкий стан, мебель, одежда, посуда, которые можно увидеть в других краеведческих музеях. Больший интерес вызвал ее рассказ о великоселах, например, о Ефиме Степановиче Карновиче, который еще в середине 19 века считал хлебопашество невыгодным для Ярославской губернии и предлагал заменить его выращиванием картофеля, льноводством, коневодством, разведением плодовых деревьев. Он ввел 11-польный севооборот, пропагандировал передовые технологии производства тончайшего ярославского полотна, основал Ярославское общество сельского хозяйства и организовал в Великом 9 сельскохозяйственных выставок, за что получил от царя перстень с бриллиантом и ссуду на организацию крахмально-паточного производства.

Другой великосельский купец Собакин-Яковлев памятен землякам тем, что, выслав его из Санкт-Петербурга, Екатерина II отправила вслед килограммовую чеканку «За скупость».

Гаврилов-Ям ранее относился к селу Коприно (сейчас Рыбинский р-н) Чухломской волости. Административным центром деревня стала в советское время – благодаря расположенному здесь льнокомбинату. Современный Гаврилов-Ям вслед за Мышкиным «раскручивает» свой брэнд – ямщика Гаврилу. Музей ямщика разместили в бывшей хозяйственной постройке при доме управляющего мануфактурой. Постройка примечательна наличием холодильной камеры глубиной в 15 метров, из-за которой в музее всегда холодно. По словам начальника отдела культуры местной администрации Галины Беляловой, энтузиасты пытались разобрать хлам, который в течение многих лет сваливали в шахту, проникли в глубь на три метра, нашли бюст Сталина с отбитыми ушами и носом и бросили это дело.

Посетителям музея рассказывают об истории ямщицкого дела. О том, что ямские станции располагались через 90 верст, поездки по казенной надобности финансировало государство, но за всю историю проворовались всего 5-6 ямщиков. В зависимости от табеля о рангах чиновники могли претендовать на разное количество лошадей, чиновнику первого класса полагалось, к примеру, 12 лошадей, четырнадцатого (А.С. Пушкину, например) – шесть, частному лицу – одна. Ямщиков освобождали от налогов, это была почетная обязанность, поэтому выбирало ямщика все окрестное население, а утверждал ямской приказ в Москве. Стать ямщиком мог самый высокий и сильный крестьянин, женатый, имеющий сыновей, который умеет свистеть и знает грамоту.

Ямскую избу невозможно представить без самовара, поэтому в музее ямщика рассказывают и об истории этого агрегата. А напоследок гостям предлагают загадать желание и пройти сквозь семь подков – тогда, говорят, все заветное сбудется.

Ирина Коновалова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 644



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


7 + = девять

Описание картинки