Второе явление

1 ноября великий режиссер современности Кшиштоф Занусси встретился с рыбинскими поклонниками своего творчества. Предварительно в ОКЦ состоялся ретроспективный показ фильмов мэтра мирового кино.

Председатель киноклуба «Современник» Борис Крейн называет встречу «вторым явлением» в истории «Современника», считая, что первое явление было в 1981 году, когда в наш город приезжал режиссер Андрей Тарковский.

Принципиальное согласие встретиться с рыбинскими зрителями Кшиштоф Зануссии дал еще в 2001 году, когда на Московском кинофестивале его фильм «Жизнь как смертельная болезнь, передающаяся половым путем» получила главный приз, и Борис Крейн интервьюировал известного режиссера. Через два года, опять же на Московском фестивале, на котором Занусси представлял свой новый фильм «Дополнение», он подтвердил согласие. Через некоторое время председатель «Современника» послал режиссеру по электронной почте письмо с напоминанием об обещанной встрече, но, вероятно, послание не дошло, потому что только позже Борис Нехемьевич узнал, что за границу письма нужно отправлять прикрепленными файлами. Этим летом председатель киноклуба отправил еще одно письмо, уже правильное, и получил ответ ассистента режиссера, которая сообщила, что Занусси приедет на Московский кинофестиваль. Позвонив во время фестиваля, Борис Крейн получил от Занусси обещание приехать в Рыбинск в ноябре.

Тогда встал очень сложный вопрос: нужно ли за встречу с рыбинскими зрителями заплатить режиссеру гонорар? Оплаты не требовал ни Занусси, ни его помощники. Но, чтобы приехать в Рыбинск великий режиссер, советник Папы Римского по культуре, прервет свои планы, отложит дела, потратит время… В истории «Современника» были разные случаи. Крейн считает, что у режиссеров, людей творческих, не должно быть какой-то определенной таксы. В прежние годы, приглашая режиссеров или известных актеров в «Современник», с ними о вознаграждении заранее не договаривались, но выплачивали гонорар, если они сами от него не отказывались, как это сделали, например, режиссеры Александр Сокуров и Борис Хлебников и кинодраматург Юрий Арабов. По тем временам и гонорары были другие. 350 рублей, выплаченные Андрею Тарковскому, тогда казались гигантской суммой.

В этот раз Крейн сказал режиссеру заранее, что гонорар выплатит, но сумму не уточнял. Сумму гонорара Борис Нехемьевич называет коммерческой тайной, не разглашает ее, как не называет и имена спонсоров, благодаря материальной помощи которых Занусси приехал в Рыбинск. Однако нам удалось узнать, что среди основных дарителей было управление культуры рыбинской администрации, которое внесло посильную лепту.

Собрав энное количество денег, председатель киноклуба позвонил в Варшаву и спросил: не мало? Производственный продюсер режиссера, взявшая трубку, с кем-то быстро посоветовалась (видимо, Занусси был рядом) и сказала: нормально.

Несмотря на это, позже Борис Крейн, боясь обидеть мировую знаменитость или чтоб не ударить в грязь лицом, увеличил обещанный гонорар.

В последнее время Кшиштоф Занусси жил в Новосибирске, где 30 и 31 октября состоялась премьера его спектакля. Накануне премьеры он посетил Папу Римского. Потом из Новосибирска прилетел в Москву, оттуда — в Рыбинск. Из нашего города через Москву улетел в Варшаву, а оттуда в Рим. «Это обычный образ жизни великого режиссера, — говорит Борис Крейн, — поэтому не случайно 10-минутный фильм белорусских авторов, показанный на встрече в ОКЦ, так и называется — «Догнать Занусси».

Чтобы встретить режиссера, рыбинский предприниматель Сергей Маслов отправил машину в «Шереметьево-1». В аэропорту Кшиштофа Занусси ожидали активист «Современника» Игорь Крымов и Елена Марасинова, преподаватель МГУ, дочь Людмилы Михайловны. Накануне режиссер выразил желание посетить рыбинский музей-заповедник. Крейн сообщил об этом в музей, но без десяти минут пять, когда режиссер приехал к историко-архитектурному заповеднику, его двери были закрыты, видимо, сотрудники музея не смогли пропустить такое важное мероприятие, как встреча с великим режиссером.

Тогда Занусси повезли в недавно открывшуюся гостиницу «ЮрЛа». За поздним обедом Борис Крейн рассказал о программе пребывания в Рыбинске. Услышав, что вечером будет еще и ужин, режиссер воскликнул: «О, столько есть!»

Познакомившись с основными творениями Кшиштофа Занусси, рыбинские зрители хорошо подготовились к встрече с великим режиссером. Они спрашивали и о творчестве, и о личности маэстро – какие книги читает, как проводит свободное время. Режиссер сказал, что его творчество не является массовым искусством, что оно не должно собирать стадионы. Сейчас хорошее кино стало редким. Снять фильм о грязи, злости, ненависти не так сложно. Гораздо сложнее показать искреннее добро и человеческую чистоту. Отвечая на вопросы, Занусси рассуждал о Польше и поляках, о молодежи и о Боге. По мнению этого глубоко религиозного человека, Богу присуще чувство юмора – об этом каждый может судить по своей судьбе.

Пан Кшиштоф произвел благоприятное впечатление на рыбинцев, присутствовавшие на встрече отмечали его образованность, аристо-
кратизм и человечность. Он никому не отказал в автографе, охотно фотографировался со зрителями.

Руководство кафе «Сэ Шэр» приглашало режиссера на ужин в свое заведение, но там по вечерам играет ресторанная музыка и нет банкетного зала, где можно было бы уединиться, чтобы поговорить в спокойной обстановке, поэтому выбор пал на «Стейк». На банкете, на котором присутствовали 12 человек, зашла речь о бурлаках, и пан Кшиштоф задался вопросом: как бурлаки проходили по берегу, если им встречались препятствия, крутые берега или речные протоки. На этот вопрос ему ответить никто не смог. Большой интерес режиссера вызвали также рассказы о Мологе и высланных в Рыбинск польских повстанцах. Эта тема особенно близка польскому режиссеру. За участие в восстании прадед Занусси по материнской линии был сослан в Сибирь, дед пешком дошел до Санкт-Петербурга, открыл там столярную мастерскую, заработал денег и уехал в Польшу. За время своих странствий дед забыл польский язык, на родине заново выучил его, но до конца жизни говорил с русским акцентом.

Накануне Кшиштоф Занусси просил Бориса Крейна купить для него открытку с видом Рыбинска. Из каждого города, в котором бывает, режиссер посылает по почте себе в Варшаву открытку с видом города. Крейн купил набор открыток, но когда принес их в гостиницу, нашел Занусси, уже подписывающим почтовые карточки – он их приобрел сам. Так что память о Рыбинске у режиссера осталась.

Ирина Коновалова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 463



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


четыре × 7 =

Описание картинки