Понятые – сексоты?

20 ноября во время судебного заседания по делу Евгения Сдвижкова, обвиняемого в превышении служебных полномочий и вымогательстве взятки, защита выступила с шестью ходатайствами. Удовлетворены они были частично.

Защита начала с ходатайства исследовать деньги на предмет поиска отпечатков пальцев Сдвижкова. По мнению прокурора, для этого прошло слишком много времени – полтора года, к купюрам прикасались разные люди, условия хранения денег постоянно менялись. Но если назначать экспертизу, то проверить необходимо не только деньги, но и бумагу, в которую они были упакованы. Суд, однако, не удовлетворил это ходатайство, по мнению коллегии, наличие или отсутствие отпечатков пальцев не может являться доказательством совершения преступления.

Затем адвокаты предложили прослушать фонограмму разговора в кабинете Сдвижкова, во время которого Безъязычный называет собеседника то на «ты», то на «вы». Перед этим он общался в машине с оперуполномоченным Тополевым и говорил ему только «ты». Вывод, к которому приходит защита: запись беседы в кабинете смонтирована из двух разговоров: с Тополевым и со Сдвижковым. Чтобы подтвердить или опровергнуть эту версию, нужно сравнить уровень звука, шумы, акустическую обстановку. Сделать это должна экспертиза. Обвиняемый назвал специалистов, которым он мог бы доверить провести это исследование. Но суд решил определиться с назначением экспертизы позже, после прослушивания записи, а сделать это 20 ноября не было технической возможности.

По мнению защиты, работниками УВД и прокуратуры не соблюдены формальности при получении постановления о проведении оперативно-следственных действий (нарушением, как заявили адвокаты, является то, что выполнялись данные действия не на основании документов, а по устным распоряжениям), поэтому само постановление нужно считать недействительным, а заодно и результаты эксперимента – протоколы осмотра денежных средств, досмотра Безъязычного и осмотра места происшествия.

Судей это заявление не удивило, председательствующий Крекин напомнил адвокатам, что они повторяются и с аналогичным ходатайством уже выступали:

— Обращаю внимание защиты на недопустимость повторных заявлений и повторного ходатайства с теми же основаниями – это неэтично и является неуважением к суду, — сказал председательствующий.

Судьи оставили повторное ходатайство без удовлетворения, поскольку само по себе постановление не является доказательством, а служит основанием для проведения следственного эксперимента.

Тогда защитники выступили с заявлениями о повторной химической экспертизе красящего порошка, краски, которой была сделана надпись «взятка», и маркеров. Эксперт УВД Константинов, по мнению адвоката Александрова, неправильно проводил исследование, нарушал методику и даже потерял ватку, которой сделали смыв с руки обвиняемого. Дать подписку о своей ответственности он должен был заранее, а он расписался в заключении экспертизы.

— Выводы Константинова носят голословный характер, — сказал Александров.

Поскольку речь адвоката содержала ряд некорректных высказываний в адрес эксперта (пока еще голословных), суд решил сначала допросить Константинова, а потом определиться с повторной экспертизой.

Защита уже пыталась найти эксперта самостоятельно, но оказалось, что он находится на больничном, отсюда родилось еще одно ходатайство: выяснить, чем болен Константинов, долго ли еще будет болеть и не может ли он дать показания, несмотря на болезнь. Суд оставил это ходатайство без удовлетворения.

Пытаясь в чем-то убедить суд, адвокаты прямо в зале заседаний устроили выставку люминисцентных карандашей, мелков, порошков, метящих средств и красящих веществ.

— Все это есть в свободной продаже, — пояснил адвокат Александров.

— Ну и зачем нам на это смотреть? — спросил судья Крекин. — Мы не знаем, где вы это взяли.

«Под занавес» 20 ноября защита заподозрила понятых Зеленского и Кузнецова в сговоре с оперативными работниками. Чтобы подтвердить версию, адвокаты предложили запросить сведения об их судимости и узнать в милиции, не являются ли они сексотами, то есть секретными сотрудниками УВД. Доказательством предварительного сговора должны послужить распечатки телефонных переговоров с оперативниками – если, конечно, таковые были.

Закон об оперативно-розыскной деятельности разрешает рассекречивать сотрудников, если есть данные о том, что они совершили преступление; судимости, по мнению суда, отношения к делу не имеют, поэтому ходатайство удовлетворили частично, только в части переговоров, которые понятые вели с 4 по 7 июня прошлого года. Заодно удовлетворили и ходатайство прокурора о предоставлении перечня переговоров Сдвижкова с Безъязычным с 1 по 7 июня.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 422



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


восемь − = 3

Описание картинки