Хорошо, что не потребовал отрубить всем троим головы!

ХРОМАТОГРАФИЧЕСКИЕ ПЛАСТИНЫ НЕ ПРИГОДИЛИСЬ

Очередной день —2 февраля — из бесконечной череды рассмотрения дела Евгения Сдвижкова, обвиняемого в превышении должностных полномочий и вымогательстве взятки, начался допросом старшего кассира отдела по работе с юридическими лицами Рыбинского отделения Сбербанка Ольги Липатовой. Она смогла лишь рассказать, что не помнит случая обмена мелких купюр на крупные, ведь она работает только с организациями и крупными бизнесменами. До 2008 года они вообще не имели права обменивать купюры. Обменивали ли деньги другие кассиры, она не знает. Они слышат друг друга, но не видят. По существу это все, что могла сказать свидетель.

Далее рассматривались ходатайства Евгения Сдвижкова и адвокатов, некоторые из них — ранее рассмотренные и отвергнутые. Обвиняемый обвинил эксперта Константинова в том, что он не пользовался рекомендуемой методикой, применил не тот растворитель и совершил уголовное преступление, заключающееся в выдаче заведомо ложной экспертизы — не больше и не меньше. Начальник экспертного центра УВД по Ярославской области Николай Агафонов и его заместитель Елена Воронцова также, по мнению Сдвижкова, дали заведомо ложные показания о том, что исследованное ими вещество состоит из нескольких компонентов. На этом основании он попросил суд затребовать хроматографические пластины, черновики записей экспертов, таблицы и другие документы. И заодно занести в протокол судебного заседания записи об уголовном преступлении, совершенном Константиновым, Агафоновым и Воронцовой. Хорошо хоть, что не потребовал отрубить всем троим головы!

Суд, посовещавшись, оставил ходатайство без удовлетворения, посчитав, что пластины, таблицы, черновики, имеющиеся в УВД, доказательствами по делу не являются.

Ранее суд отказался запросить содержание телефонных разговоров руководителя опергруппы Тополева с областным УВД в момент оперативных действий, что Евгений Сдвижков и его адвокаты назвали нарушением права на защиту и нарушением закона об оперативно-розыскной деятельности.

ПОСЛЕ ДОЖДИЧКА В ЧЕТВЕРГ?

3 февраля была допрошена свидетель защиты Нина Башева, начальник контрольно-ревизионного отдела администрации города. Она показала, что на момент приобретения автомашины, которая инкриминируется Евгению Сдвижкову, финансовое положение МУП «Водоканал» было вполне благополучным. Прибыль составила более 4 миллионов 300 тысяч рублей, оборотных средств было достаточно, выручка составила 7 миллионов. Автомашина стоила 905 тысяч рублей, она использовалась законно, ущерб «Водоканалу» не нанесен, так как его имущество является муниципальным. Контролирующие органы никаких нарушений не обнаружили. Имущества у «Водоканала» было на 112 миллионов рублей.

Сотрудница Рыбинского отделения Сбербанка Наталья Цветкова сначала не вспомнила об обмене большой суммы мелких купюр на крупные. Но потом признала, что могла обменять 800 тысяч рублей по просьбе начальника, хотя по тогдашней инструкции это было не положено. У адвокатов к свидетелю было очень много вопросов о работе Сбербанка, о том, где деньги лежат, могла ли Цветкова при надобности сходить за ними в кладовую. Не замедлило и ходатайство о требовании подтверждающих факт обмена копий ордеров. И также оно было оставлено судом без удовлетворения.

Свидетель обвинения Борис Журавлев, главный энергетик «ИНТЕРТЭМ», подтвердил, что по просьбе Андрея Безъязычного обратился к знакомому Олегу Зеленскому с просьбой помочь. О характере помощи не говорил, никаких инструкций не давал, и после допроса в суде они не разговаривали.

Также был вызван защитой ректор Рыбинской авиационной технологической академии Валерий Полетаев. Он сообщил, что 25 мая 2007 года у них в академии был ученый совет, посвященный очередной годовщине. К 15 часам прибыл Евгений Сдвижков, пробыл около часа, заметно нервничал.

3 февраля Евгений Сдвижков обещал дать показания по взятке. На подготовку показаний он попросил 5 дней. Суд, имея в виду большой объем дела, дал подсудимому два с половиной дня.

Евгений Сдвижков вроде бы намерен давать показания 6 февраля, но после допроса всех свидетелей и предъявления всех доказательств – так и просится на ум поговорка «После дождичка в четверг». Неизвестно, когда именно закончится это бесконечное дело. Однако представление доказательств и заявление ходатайств защита, наконец, закончила. Обвинение тоже допросило всех своих свидетелей.

Р.S. Когда верстался номер, мы получили информацию, что в пятницу, 6 февраля, Евгений Сдвижков начал давать показания. Но вместо того чтобы представить разумное объяснение своим поступкам, он попытался оценить деятельность милиции. Из его слов выходило, что в отношении Безъязычного, экспертов и сотрудников УВД нужно завести уголовные дела, потому что они все преступники.

Суд пресек выступление и объявил обвиняемому замечание. По словам председательствующего Крекина, он должен был объяснять свои поступки, а не искать виновных. Сдвижков сказал, что к такому выступлению не готов. Суд дал ему время для подготовки до 10 февраля.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 450



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


− шесть = 3

Описание картинки