Путаница в показаниях?

Признаться, я с нетерпением ожидал показаний Евгения Сдвижкова, хотя в то же время не ждал ничего принципиально нового. Однако Сдвижков не был бы самим собой, если бы не придумал что-нибудь из ряда вон. Его показания должны были по логике касаться конкретных обстоятельств дела, следовательно, они не должны быть особенно длинными. Однако Евгений Сдвижков умудрился все перевернуть с ног на голову. Вместо разъяснения конкретных обстоятельств он принялся давать оценку действиям следствия, оперативников, Андрея Безъязычного, критиковать выводы экспертов и так далее. Ошарашенный таким поворотом событий, я кинулся к обвинителю.

— Ведь это не показания, а фактически выступление в прениях. Насколько это законно?

Обвинитель дипломатично пояснил, что, в принципе, это законно, обвиняемый имеет право давать какие угодно показания и в любой форме. Важно, чтобы не было нарушено его право на защиту. Проще говоря, Евгений Сдвижков умудрился поставить телегу впереди лошади. Я не новичок в судебных репортажах, 15 лет занимаюсь этим непростым делом, но с таким ходом судебного процесса сталкиваюсь впервые — в течение недели выслушивать кидающую в сон словесную путаницу…

Нет, я вовсе не собираюсь обвинять Евгения Николаевича в отсутствии способностей оратора. Но продумать свою речь он мог бы, время для этого было. И положение подсудимого обязывало. Речь стала бы в разы короче, зато более доходчивой. Это и судьи, наверное, оценили бы. Вместо этого Евгений Сдвижков с трибуны зачитал толстенный том убористого текста. Обвинения всех и вся в первый день, обвинения во второй, обвинения в последний. Все кругом виноваты…

Из речи Сдвижкова следовало, что Андрей Безъязычный спровоцировал взятку с целью захватить землю, а его зам Пешков был при этом заинтересованным лицом, он акционер вместе со своим начальником, мол, деньги в шкаф подложили Андрей Безъязычный или сам тогдашний прокурор города Владимир Серёгин. Потом у обвиняемого круг провокаторов расширился еще на несколько человек: отпечатки пальцев на деньгах не взяли, потому что их там не было; светящегося порошка на столе нет, что доказывает, что денег на нем не было. Дескать, порошком было обработано письмо, которое принес Андрей Безъязычный. Сдвижков считает, что эксперты УВД люди безграмотные, а спорный объект Андрей Безъязычный не вводил сам, сознательно, потому что задержки приводили к уменьшению в нем городской доли. И, как следует из выступления Сдвижкова, фонового разговора на пленке не было, в фонограмме нет его обещания помочь Андрею Безъязычному, ее содержание надергано из отдельных фраз. Дескать, взятку брать было не за что, ведь никто Андрею Безъязычному не мешал вводить объект. Нет следов дачи взятки, есть лишь следы инсценировки провокации взятки с целью устранения его, мэра. Эксперт Каганов нашел следы монтажа, слова «на, возьми» привнесены извне. Энергетик Жарковский не выполнил указания государственных органов об отключении объекта, у Безъязычного были с ним особые отношения. Вот такие утверждения.

Одним словом, все вокруг преступники, провокаторы, лжесвидетели…

P.S. 19 февраля суд допросил обвиняемого.

20 февраля дали показания свидетели — директор ПАТП-1 Виктор Жиганов, бывший заместитель главы по ЖКХ Игорь Рогов и бывший первый заместитель главы Андрей Антропов.

Защита выступила с ходатайством провести следственный эксперимент, чтобы проверить, могли ли следователи в ограниченные сроки подготовить деньги для взятки. С этим ходатайством адвокаты выступали уже не в первый раз. Суд в очередной раз отклонил его.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 406



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


− 3 = три

Описание картинки