Памятник без судьбы?

То ли наше человеческое нелюбопытство, то ли равнодушие привели к тому, что один из малого числа, но, несомненно, значимый памятник – памятник Зое Космодемьянской остался без своей предыстории.

В самом деле, может, я что-то пропустил, может, не те документы, газеты читал, не с теми людьми разговаривал, но об этой скульптуре, принадлежащей известному скульптору Матвею Генриховичу Манизеру (5.03.1891-27.12.1966), известно меньше (во всяком случае, мне), чем об иных парковых железобетонных и гипсовых памятниках.

Стоит он у ДК «Вымпел» в створе одноименной улицы. Простоволосая девушка в телогрейке, сапогах, ватных штанах, с винтовкой за спиной решительно шагает на встречу с роковым селом Петрищевом.

Памятник Зое Космодемьянской на улице имени Зои Космодемьянской… Кто-то скажет – вполне логично.

Но вот рядом с улицей Зои Космодемьянской есть улица имени Лизы Чайкиной – Героя Советского Союза с удивительно схожей судьбой. Борис Полевой назвал ее «Жанной д`Арк Верхневолжских лесов». Улица есть, но памятника там нет.

Что уж там говорить, у нас есть улица, названная в честь земляков, Героев братьев Орловых. У нас есть авиаколледж (авиационный техникум), в котором училась будущий Герой Алия Молдагулова. Хоть какая-то связь с городом.

Кто-то скажет – улица Лизы Чайкиной упирается в стадион «Сатурн». Ставить там памятник нелепо. Может быть, может быть… Но вряд ли только в этом дело.

Конечно же, с одной стороны, неэтично обсуждать правомерность установки памятника Героям войны. А я и не обсуждаю. Считаю, не то, что каждый Герой СССР, но каждый участник той войны заслуживает и памяти, и памятников. Но изготовление и установка памятника – дорогое занятие.

Я хочу понять логику тех людей, которые приняли когда-то решение об его установке. Если поставлен памятник, у него должна быть своя судьба, как у человека, прожившего жизнь. Кто, когда и по

какому поводу установил его.

Мне подсказали, что инициатором установки памятника у ДК «Вымпел» была в свое время комсомольская организация завода. Что изготовление оплатило его руководство. Стал выяснять подробности – не подтверждается факт.

Да и сам факт установки скульптуры остался незамеченным. Или я чего-то не знаю? Просмотрел городскую и местную прессу – не смог найти информацию об открытии памятника.

Но вот недавно мне на глаза попалась фотография скульптуры Манизера, установленной на станции «Измайловская» в Московском метро. Образ один и тот же. Или так: это разные варианты одной и той же идеи.

Потом обнаружил, что один из вариантов этой скульптуры установлен в Тамбове, еще один – в Московском парке Петербурга.

И тогда возникла догадка, что скульптор Манизер, выполняя заказ руководства Метрополитена, искал разные позы, разные варианты памятника Зое Космодемьянской. Когда руководство Метрополитена выбрало понравившийся, скульптор элементарно стал предлагать варианты памятника разным организациям, руководителям предприятий, городов.

А пока о самом памятнике Манизера. Всякий, кому на глаза хоть однажды попадалась фотография Зои, кто читал биографические материалы о ней, обратит внимание, что этот памятник мало похож на свой прототип. Ну, буквально, не за что зацепиться. Разве что сапоги, которые действительно носила Зоя, предпочтя их теплым, но тяжелым, «водонепроницаемым», как шутили сами партизаны, промокаемым валенкам.

Один из первых биографов Космодемьянской, Евгений Савинов, книги которого почему-то игнорируют позднейшие исследователи (а он ведь, один из немногих, успел побеседовать чуть ли не со всеми фронтовыми друзьями Зои), пишет о ней, как о «смуглой, тоненькой девушке… с монгольского типа продолговатым лицом». Здесь же мы видим юную женщину, пропорционально сложенную, со славянским лицом. Вот памятники в метро, в Тамбове и Петербурге – ближе к облику настоящей Зои…

Ну, это ладно. Хорошо известно, что Космодемьянская, как начинала воевать в ношеном коричневом пальто, упрямо отказавшись от шинели («не хочу быть мишенью!»), в вязаной кофточке, так и закончила свои дни. Причем здесь телогрейка, непонятно.

Потом, хорошо известно, что девушки-диверсанты, или партизаны-разведчики (по-разному их именуют) имели в качестве оружия – револьверы и гранаты. А вот винтовками были вооружены юноши.

Конечно, художник имеет право на вымысел, обобщение и, так скажем, авторское своеволие. Но ведь речь идет о реальном человеке, с его реальными чертами и даже – о реально существовавшем внешнем облике.

И последнее, кто купил эту скульптуру – «Вымпел» или город, я думаю, выяснится чуть позже. Одно могу сказать – те или другие, в конце концов, угадали. Сегодня уже известны факты, связывающие, нет, не саму Зою Космодемьянскую, а ее товарищей, с нашим городом. Их судьба по-своему драматична и увлекательна. Об этом мы еще расскажем.








Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 558



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


− два = 7

Описание картинки