Методы народной медицины

Почти все полгода рыбинская медицина – один из главных ньюсмейкеров города. И, по понятным причинам, любые изменения в этой сфере волнуют практически каждого. Медиков жалеют, медиков ругают, им аплодируют и грозят судебными тяжбами. От людей в белых халатах зависит самое важное, то, что не покупается, и с возрастом, к сожалению, не преумножается. Поэтому любое отклонение от привычного курса оборачивается заголовками газет, первыми репортажами новостных выпусков и общественным откликом. Вот и сейчас рыбинскую медицину опять штормит. В некоторых случаях народные волнения обоснованы, а в некоторых присутствует натуральное раздувание щек.

ХВАТИТ ГОРЕ ХОДИТЬ К МАГОМЕТУ

— Мы руководствуемся в первую очередь интересами пациентов, а не сотрудников. И людям так будет удобнее, – в голосе заместителя директора департамента здравоохранения по лечебной части Ирины Барышевой звучат нотки раздражения. Она не скрывает, журналисты ее достали. Телефон который день подряд услужливо соединяет с очередным любопытствующим. Разговор примерно одинаковый: «Да, переводим… Да, из четвертой в пятую… Никого увольнять мы не собираемся… Потому что так будет лучше!». Виной всему сообщение о переводе двух отделений из городской больницы №4 в больницу №5.

— Работать не даете, честное слово, – зам. директора устало кладет трубку. — Ничего страшного не происходит, всем будет только лучше. Ну, переводим мы гинекологию и онкологию из четвертой в пятую городскую больницу, и что? Вот посудите сами, куда человеку легче добраться – в Переборы или в город? Разумеется, в город. Тем более, в пятой есть современнейшее оборудование, для обследования на котором люди из Ярославля приезжают. Кроме того, существует возможность круглосуточной реанимации, чего нет в четвертой. Там врач ушел, и больной остался один, а здесь он 24 часа под наблюдением специалистов, подчеркиваю, специалистов. Пациентам будет гораздо удобнее, поверьте, еще спасибо скажут.

— Пациенты, возможно, и скажут. Но как быть с персоналом? Медики четвертой больницы переживают, некоторые предполагают, что их уволят.

— Вот тот, кто переживает, пусть приходит ко мне, и я лично объясню, что ни о каком сокращении речи не идет вообще. Ни персонала, ни койко-мест. Весь коллектив будет переведен, никто не лишится работы, ни один человек. У нас был вопрос по одному сотруднику, она работает сестрой-хозяйкой, так и ее трудоустроили. Я уже неоднократно разговаривала с главным врачом больницы №4, она должна была успокоить коллектив, но, если кому-то мало слов непосредственного начальства, повторяю, могут прийти ко мне лично за подтверждением.

— Но неудобства все же будут. Врачам, к примеру, придется больше времени тратить на дорогу…

— Да как можно об этом говорить, если речь идет об онкологических больных?! Десяткам людей, больных раком, удобно ездить к одному врачу, а ему к ним нет? Сколько людей живет в отдаленных районах и работает в центре? Это не проблема, даже если ее создавать искусственно.

— Ирина Леонидовна, а почему именно сейчас принято такое решение? Ни год назад, ни два, ведь оборудование в пятой городской больнице появилось не вчера.

— Просто настало время, когда ждать уже нельзя. Я еще раз говорю, ничего кардинального не происходит. Отделения меняются местами. И мне совершенно непонятно, почему нас спрашивают об удобстве медиков? Мы, собственно, для кого работаем? Я не знаю как остальные, а мы работаем для людей.

ЗАКОНЧЕННЫЙ СЛУЧАЙ

С октября прошлого года во всех больницах города введена система оплаты по законченному случаю. Эта система сменила метод койко-дней. Теперь Фонд общего медицинского страхования оценивает не количество, а качество. Если раньше было выгодно долгосрочное пребывание больного в стационаре, то теперь платят за то, чтобы наши тапочки топтали больничные коридоры ровно столько, сколько предусмотрено стандартом. Любое заболевание имеет свой срок лечения, и медики заинтересованы в его соблюдении. Но! На заработной плате врачей это никак не отражается.

Оклады сотрудникам начисляются согласно квалификационным уровням. Их 4. Уровни заменили сетку разрядов, которая была раньше. Так, представитель первого уровня – это врач-интерн, вчерашний выпускник медицинского вуза. Его зарплата составляет 3435 рублей. За месяц работы кошелек начинающего врача хирургического отделения пополнится на 4815 рублей.

Новая система оплаты в денежном выражении мало чем отличается от прошлых значений. Если смотреть на цифры, то зарплата выросла у врачей – специалистов хирургического профиля. Прибавка небольшая, с учетом всех дополнительных начислений, получается порядка пятисот рублей. Совсем смешную сумму добавили врачам-специалистам стационарных подразделений – 1 рубль. Единственное ощутимое повышение — доведение всех зарплат до минимального размера оплаты труда. Коснулось такое счастье, прежде всего, младшего персонала и работников административно-хозяйственной части. Вероятно, все поймут возмущение медиков, когда суммы в расчетных листках врача, отучившегося 6 лет в академии, и подсобного рабочего одинаковые.

Чтобы получать более-менее приличные деньги, специалисты вынуждены брать несколько ставок и совмещать работу в разных учреждениях. Но качество этой работы никто не отменял. Поэтому связывать законченный случай с погоней за длинным рублем не просто цинично, но и абсурдно. Как пояснила заместитель директора департамента здравоохранения и фармации по финансово-экономическим вопросам Валентина Кулакова, врач в этой ситуации – незаинтересованное лицо. Его дело лечить, а не считать, сколько времени для этого у него есть.

— Сам термин «законченный случай» относится к учреждению, а не к врачу. Больница получает средства из Фонда обязательного медицинского страхования. И Фонд не хочет платить просто за пребывание пациента в стационаре. Важен результат. Кроме того, качество лечения контролируют страховые компании. Больной должен быть выписан в хорошем самочувствии. А врач, как получал свою зарплату, так и будет получать, – говорит Валентина Кулакова.

Подобную систему планируется ввести и в поликлиниках. Такая перспектива была озвучена на заседании круглого стола, которое недавно прошло в Ярославле. По предварительным данным, новая форма работы может появиться через год. Сразу возникает вопрос: а не скажется ли это на качестве лечения. Только вряд ли такие предположения высказывают медики. Как-то неприлично признаваться в собственной корысти. Областные руководители отмечают, законченный случай хорошо себя зарекомендовал. Медицинские учреждения получают средства из Фонда ОМС, соответственно, появляется возможность большего премирования. Но поощряют сотрудников не за скорость лечения, а за его качество. Вроде бы…

ПЕРЕКРЫТЬ КАНАЛЫ

Еще одним нововведением может быть, так называемое, одноканальное финансирование. Сейчас денежные потоки идут из разных источников – из фонда ОМС и из местного бюджета. За страховщиками – заработная плата, медикаменты, мягкий инвентарь, питание. Бюджет компенсирует расходы по содержанию и ремонту учреждений, оборудования, берет на себя коммунальные услуги, обучение персонала. Если планы по одноканальному финансированию воплотят в жизнь, то деньги начнут поступать только из фонда ОМС. Бюджет будет перечислять в фонд свою часть. Однако пока это все на уровне разговоров. Известно, что в некоторых регионах пытались ввести подобную практику, но она не прижилась. Валентина Кулакова поясняет:

— Сейчас сложно говорить о плюсах или минусах. Система толком не опробована, нет конкретики, где будет вводиться, как, в какие сроки, нам ничего не известно. В нашей области не было подобных экспериментов. Когда будут, тогда и узнаем.

Действительно, насущных проблем у рыбинской медицины хватает. Стоит ли заочно рассуждать над гипотетическими?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 461



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


4 × = восемь

Описание картинки
другие новости недели