7,5 лет строгого режима

26 июня судебная коллегия Ярославского областного суда объявила приговор главе Рыбинска Евгению Сдвижкову. По ч. 4 ст. 290 УК РФ (получение взятки в особо крупном размере) суд приговорил Сдвижкова к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. По ч. 2 ст. 285 УК РФ (превышение должностных полномочий) суд вынес оправдательный приговор. Обе стороны – обвинение и защита – намерены оспаривать решение в Верховном суде.

Уже утром 26 июня стало ясно, что происходит нечто из ряда вон: у входа в здание суда курили пятеро человек в милицейской форме, в фойе несколько судебных приставов в бронежилетах и с резиновыми дубинками в руках. Двое из них постоянно находились в зале во время чтения приговора. Зрителей и сочувствующих, пришедших в суд, заставили сдать вещи в гардероб.

Чтение приговора продолжалось в течение четырех часов, все это время судьи, обвиняемый, адвокаты, пресса и сочувствующие стояли.

В начале приговора председательствующий Крекин напомнил основные моменты дела: накануне 9 мая 2005 года Сдвижков отказался разрешить ввести в эксплуатацию недавно построенный ЗАО “Интертем”объект и предложил заключить договор аренды на меньший участок. Иначе он обещал заставить руководителей МУПов отключить от объекта воду, электричество и прочие блага цивилизации. С уменьшением земельного участка фуры, привозящие товар в «Эльдорадо», теряли возможность маневрировать. Торговая компания могла разорвать контракт и уйти из Рыбинска. ЗАО “ИНТЕРТЭМ” должно был заплатить 18 млн. рублей неустойки, что грозило банкротством. Предприниматели не согласились на условия Сдвижкова и начали отстаивать права в суде.

Сдвижков выполнил угрозу: ЗАО «ИНТЕРТЭМ» даже пришлось приобрести генератор, чтобы не останавливать эксплуатацию объекта.

25 мая 2007 года в личном разговоре Сдвижков предложил директору ЗАО Безъязычному передать ему 30 млн. рублей и трансформаторную подстанцию, построенную ЗАО «ИНТЕРТЭМ».

6 июня 2007 года примерно в 14 часов он получил 1 млн. рублей.

Обвиняемый вину не признал. Он заявил о провокации, выдвинув три версии:

— во-первых, деньги подкинул ночью с 5 на 6 июня «крышевавший» Безъязычного бывший прокурор города Владимир Серегин;

— во-вторых, деньги спрятал в шкафу Безъязычный, когда во время разговора 6 июня Сдвижков вышел в комнату отдыха за очками;

— в-третьих, 1 млн. меченых рублей спрятали в шкаф оперативники Тополев или Коновалов во время процедуры осмотра кабинета.

Далее судьи привели показания свидетелей и обосновали свой вывод: оснований считать, что имела место фальсификация, нет. О том же свидетельствуют результаты экспертиз.

Отправляясь на встречу со Сдвижковым, Безъязычный не мог быть уверен в том, что на какой-то момент он останется в кабинете один. И за время, когда Сдвижков выходил в комнату отдыха за очками, спрятать деньги в шкаф было физически невозможно, можно было успеть, разве что, подсунуть их под бумаги на столе.

Серегин также не мог заранее знать, что он один окажется в кабинете главы ночью с 5 на 6 июня. Он действительно выходил из комнаты отдыха звонить в кабинет, но находился в это время в пределах видимости других свидетелей.

Суд признал несостоятельной и версию о том, что деньги подложили Тополев или Коновалов. Они также заранее должны были рассчитывать на то, что Сдвижков с адвокатами захотят выйти из кабинета. Да, Тополев вышел последним и запер дверь, но у него опять же не было времени убрать деньги в шкаф.

Суд учел и другие доказательства обвинения. Во время оперативных действий купюры осматривались и ксерокопировались дважды: перед отъездом Безъязычного в администрацию и после возвращения следственной группы в прокуратуру. В обоих протоколах номера купюр совпадают. В ходе судебного заседания защита заявляла, что этому нельзя верить, поскольку понятые, участвовавшие в обеих процедурах, накануне 6 июня разговаривали с Безъязычным по телефону.

Однако из показаний Тополева следует, что существуют секретные рекомендации МВД подбирать свидетелей заранее. Это делается для того, чтобы избежать утечки информации и предотвратить давление на понятых.

В фонограмме разговора действительно есть следы монтажа, но, если монтаж и был, он не внес существенных изменений в содержание разговора. Экспертиза пришла к выводу о том, что слова Безъязычного «еще возьми» соответствуют моменту, когда были переданы деньги.

По факту превышения должностных полномочий суд счел обвинение недоказанным: в результате покупки автомобиля МУП «Водоканал» не был нанесен существенный ущерб, своими действиями Сдвижков не скомпрометировал ни государственную власть (т.к. не имеет к ней отношения), ни органы местного самоуправления.

По первому эпизоду государственный обвинитель требовал в качестве наказания 11 лет колонии строгого режима. Суд учел смягчающие обстоятельства — наличие хронических заболеваний и положительную характеристику городской организации женщин – и приговорил Сдвижкова к 7,5 годам с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Из этого срока исключается месяц, в течение которого Сдвижков содержался под стражей летом 2007 года. Осужденный лишается также права занимать государственные и муниципальные должности в течение двух лет.

— Сдвижков, вам понятно наказание? – спросил председательствующий Крекин после чтения приговора.

— Меня обвиняют в преступлении, которого я не совершал. Против меня в суде совершено чудовищное преступление, — ответил Сдвижков, на которого уже надевали наручники.

В течение 10 суток приговор может быть обжалован в Верховном суде. Сторона защиты заявила о своем намерении сделать это. Государственный обвинитель также сказала, что прокуратура будет рассматривать вопрос об обжаловании решения по превышению должностных полномочий.

Срок обжалования может продлиться три месяца, все это время осужденный будет содержаться в СИЗО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 514



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


два × = 10

Описание картинки