Освободим «освободителя»…

(Окончание. Начало в №№21, 22, 23)

К месту пришлись только что опубликованные материалы на ту же тему в одной из рыбинских газет. На одной странице обращение члена Союза архитекторов России Семенова В.Г., озаглавленное претенциозно и спорно «Незабвенный образ Рыбинска». Я еще понимаю – один из символов… Но как может быть памятник Императору обобщённым отражением действительности (то есть, города Рыбинска) в конкретной форме, непонятно.

Здесь же помещена статья покойной Нины Александровны Петуховой, нашего замечательного исследователя архивной истории края, авторитетного краеведа «О судьбе памятника Александру II в г. Рыбинске». Правда, надо было как-то предпослать публикации пояснение, что это статья автора, уже ушедшего из жизни. Не буду цитировать статью Н.Петуховой, акцентирую только тот факт в ее статье, что переписка о возможной продаже старого памятника за 900 рублей «дожила» аж до 1926 года. То есть все это время памятник хранился на складах в Рыбинске.

Что касается материалов выставки в ОКЦ и конкретно «…Истории обнаружения», подписанной Семеновым… Замечательный рыбинский архитектор В.Семенов продемонстрировал нам свои неординарные способности реактивного буквально постижения секретов новых профессий. Совсем по Пушкину:

«И внял я неба содроганье,

И горний ангелов полет,

И гад морских подводный ход,

И дольней лозы прозябанье».

Во-первых, это физика. В июле-августе 2005 года на глазах у всего города совершилось открытие, достойное Нобелевской премии. С помощью «ультразвукового обследования» впервые в мире удалось получить химический состав многослойного металлического предмета, лежащего на глубине, на дне реки Волги. Причем с точностью до десятых долей процента. До сих пор с помощь ультразвука разве что обнаруживали местоположение предмета и его очертания. Например, «в рыбной промышленности применяют ультразвуковую эхолокацию для обнаружения косяков рыб. Ультразвуковые волны отражаются от косяков рыб и приходят в приёмник ультразвука раньше, чем ультразвуковая волна, отразившаяся от дна».

Во-вторых, это профессия историка… Тут десятилетиями мучаешься, пыжишься, и все чувствуешь, что не преодолел этап ученичества. А пришел Семенов, кинул взгляд, кинул другой, там небрежно пролистал книжку на тему истории края, там завернул газетный лист – и посыпались как из рога изобилия ошеломительные открытия.

Ссылаясь на архивы «Областного комитета ВКП(б) (на самом деле речь идет о Центре документации новейшей истории – В.Р.), Семенов пишет о том, что в 1918 году «были выделены средства в сумме 5 тысяч рублей на постройку ящика для укладки скульптуры». Чтобы представить себе, какой это должен быть ящик, достаточно почитать газеты того периода. К примеру, пишет газета «Товарищ»:

«Купец Арсений Бухмарев из дер. Михайловское Пошехонского уезда хотел получить за свою лавку примерно в то же время от 8 до 10 тыс. рублей. Крестьяне же предлагали заплатить от 4 до 5 тыс.».

По поводу того, что рыбинский памятник на 92 процента состоял из чугуна… незнаю. Но в 1926 году та же мастерская, которая памятник делала, готова была выкупить его обратно за 900 рублей. Это чугун у нас столько стоил? Далее автор описывает события июля 1918 года, когда в дневное время на виду у всего города у членов военного трибунала, разместившегося в здании новой хлебной биржи, группа вооруженных белых офицеров во главе с Борисом Савинковым гоняет баржу в створе улицы Стоялой от одного берега Волги к другому. «Вооруженный офицерский отряд», грузит снаряды. Савинков отдает приказы. Двадцать бойцов спихивают ящик с памятником Александру II весом 120 пудов (почти 2 тонны) с баржи (!!!) в Волгу».

А красные, наверное, в это время расположились на балконе биржи и делали ставки: смогут или не смогут беляки спихнуть «ценой значительных усилий» Греку в реку. И все эти открытия из нашей недавней истории сделаны на основании свидетельств неких старожилов.

На самом деле, если судить по материалам «Дела Бориса Савинкова», публиковавшимся в «Известиях» в 1924 году и изданным в том же году Госиздатом, по архивным данным и воспоминаниям участников событий, Борис Викторович прибыл в Рыбинск тайно, прятался на квартире купца, сочувствовавшего «Союзу Защиты Родины и Свободы». И на улице появился только в ночь с 5 на 6 июля, после полуночи, когда, собственно, и начались военные действия в городе, проходившие в основном в районе от ж.д. вокзала до Красных казарм. Выступление савинковцев продол- жалось всего-то 2 часа и закончилось бесславно. Заниматься погрузо-разгрузочными работами, так кажется, ни Савинкову, ни его сподвижникам было вовсе не с руки. Может быть, автор сенсации судит о событиях в Рыбинске того времени в том числе и по книге Аркадия Савеличева о Савинкове, тогда зря. У того вообще атаки белых на Рыбинск накатывались одна за одной, на протяжении нескольких дней, с кавалерийским аллюром в три темпа.

В конце автор сенсационного открытия пишет: «…Возврат скульптуры Императора Александра II на законное место станет важным событием не только Ярославского края, но и России – это внесет достойную лепту в празднование 1000-летнего юбилея г. Ярославля».

Оно конечно, хороший будет подарок Ярославлю к его тысячелетию. Сам-то он беден на подобные памятники…

А если серьезно – конечно же, наш город только выиграет от того, что будет по мере возможности восстанавливаться его исторический облик. Тем более, в тех наиболее примечательных, «эксклюзивных» чертах, которые знала вся Россия, который был запечатлен в различных иконографических, фотографических изданиях. И памятник Александру II, каким бы противоречивым ни было восприятие его прообраза различными слоями населения, – это важнейшая культурно-историческая доминанта Рыбинска. Утеря ее вызвала целый ряд «генетических», лингвистических мутаций и искажений. К примеру, многие наши теперешние горожане толкуют Красную площадь перед зданием музея как Революционную, хотя на самом деле, она просто Красивая. И автор данной публикации, как бы это кому-то ни хотелось оспорить, ярый сторонник поступательного восстановления исторического облика города.

Поступательного, а не скоропалительного — в угоду амбициям и памятным датам. Сам процесс этот по сбору средств и привлечению меценатов (или мецената, какая разница) может быть только прозрачным, доверительным, освобожденным от мифологии и личных амбиций; с участием, или даже – под контролем власти. И главное – идея должна быть хотя бы понята широкой общественностью.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 470



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


шесть × 9 =

Описание картинки