Домой История ЮРИЙ ШЕВЧУК: «МЫ — НЕФОРМАТ»

ЮРИЙ ШЕВЧУК: «МЫ — НЕФОРМАТ»

0

Народ торопливо шел к стадиону, хотя до концерта был еще, как минимум, час. Звуки настраиваемой вдали аппаратуры невольно ускоряли шаг. Словно не веря, что группа-легенда действительно приехала в провинциальный Рыбинск, люди внимательно вслушивались, стараясь говорить как можно тише. Вереница ожидания. Дорога общей надежды. Наконец, откуда-то из-за деминских трибун голос, который ни с кем не спутаешь, отчетливо произнес: «Ребята, добавьте басов». Многотысячный выдох облегчения. Шевчук здесь.

Улыбающийся, открытый, он деловито осматривал гитару. Последние приготовления перед концертом. У сцены уже собрался народ, неотрывно следя за каждым действием лидера «ДДТ». Шевчук, в свою очередь, без тени высокомерия, которое вроде бы положено ему по статусу гуру российского рока, запросто общался с собравшимися. Спрашивал, хорошо ли им слышно, и посоветовал занять места вдали от сцены, потому что там будет лучший звук. Естественно, его совету мало кто последовал. Променять место, где кумир как на ладони, на галерку, пусть и с отличным звуком, никто не спешил.

— Концерт в 8. Все будет хорошо, ребята, — махнул толпе рукой Юрий Юлианович и удалился за сцену. Основная часть поклонников творчества группы «ДДТ» так и осталась сторожить свои места, возбужденно обсуждая будущее действо, а мы решили пробраться поближе к музыкантам. За сценой палатка с прозрачными окнами. Сквозь них виден стол с бутербродами и термосами. Шевчук курит, глядя на лист бумаги. Наверно, обсуждают программу. Концерт в Демино открывает большой гастрольный тур группы. До следующей весны «ДДТ» побывает в Азии и на Кавказе, посетит родную для Шевчука Колыму, из которой он уехал 6-летним мальчиком и ни разу там не выступал. Проблема в аппаратуре. Если в Демино ее привезли двумя фурами, то в тундру транспортировка реальна лишь самолетом. «Если не углубляться в детали, звук — киловатт 120 примерно, — рассказал сотрудник компании, обеспечивающей световое и звуковое сопровождение. – Одни колонки вешали шесть часов». Размер сцены и количество динамиков всевозможных размеров действительно впечатляют. Не на всех крупных музыкальных фестивалях можно увидеть подобные сооружения, что говорить о клубных концертах заезжих эстрадных звезд. Шевчуку не нравится слово «звезда». В одном из своих интервью он сказал, что звезда – это когда лучи мешают заходить в трамвай. Да и не похож он на залитых глянцем, сияющих блестящим лаком, «манекенообразных» представителей шоу-бизнеса. Никаких задержек, никаких «разогревающих» раздражителей, никаких «зовите меня шквалом аплодисментов, а я еще малость покапризничаю»: ровно в восемь часов музыканты вышли на сцену.

Зрители к этому времени заполнили трибуны стадиона. Если в vip-секторе, еще проскакивали пустые сиденья, то фан-зона была забита под завязку. С первых аккордов 120 кВт продемонстрировали свою мощь, но голоса тысяч поклонников все же оказались сильнее. Они приветствовали «ДДТ» горячо и по-честному. Начала группа одна, с несвойственного ей попурри. Шевчук в это время стоял в стороне и, казалось, гордился своей командой. Невольно вспомнилась еще одна его фраза: «Работать можно по-разному. Можно постоянно менять состав, но я не железнодорожник, поэтому составы не меняю». Гитара, барабаны, саксофон, клавишные, флейта, даже бубен в зависимости от композиции оказывались главными инструментами, играя ведущую роль, неся свое настроение и свой смысл.

Новая программа очень разнопланова. Есть и лирика «Актрисы», и четкие ритмы «Людмилы», и питерский джаз, и совершенно космические композиции, уносящие к главному спутнику «ДДТ» — к небу. А тексты… Тексты все так же надрывны, злободневны, резки, агрессивны. Это все тот же прямой и откровенный бунтарь 80-х, когда слово рок-музыки было единственной отдушиной, возможностью выразить свой протест, заявить о несогласии. Сейчас вроде бы больше свободы, но несвободных еще больше, а несогласным не позволено даже маршировать. Но Шевчук марширует. Упрямо топчет строчками лживый патриотизм, погоню за властью, газом и нефтью, подставные ценности и мораль, перевернутую так, что ее юбка оголяет те места, которые, по сути, должна скрывать. Основной кризис, по «ДДТ», в головах. И пел об этом сильный глубокий голос настолько убедительно, что аж зубы сжимались до боли в скулах. Мощь звука и меткость фраз создавали ощущение, что тебя подключили ко всем аппаратам «искусственного сердца» в мире: бьется каждая клетка, и ты уже не можешь понять, какой удар твой собственный. Хотелось быть одной. Еще хотелось звезд. Темнело быстро, но светила скрывали облака. А ведь за ними всегда есть солнце. Всегда. Главное помнить об этом и почаще смотреть на небо.

Шевчук много чего желал рыбинской публике. Но особенно любви и неба. Это чувство и это пространство не берут взяток и не выстраивают вертикали, туда не попасть «по блату» и красному удостоверению. Кто-то считает, что Шевчук слишком глобален, но разве мало у нас поют о частностях? О снегирях-гирях, бумерах-Гималаях, водке-колбаске. Куда уж более приземленно? Другие саркастично ухмыляются, мол, не Шевчуку о безработице петь, уж он-то точно не голодает. Не голодает, точно. Но ему не все равно. Он ничего не пытается доказать. Ему важно, чтобы Юрка тридцатилетней давности, кассеты которого с бешеной скоростью подпольно распространялись по огромной стране, которым усиленно интересовался КГБ и который не молчал, сейчас подал бы ему руку, а не сказал: «Что-то ты, старик, «замажорился», сытый стал, брюхо наел». Ему важно, чтобы в определенное время апостол Петр не сказал ему: «Что, Шевчук, «лажанул» вчера, не выложился, вот и иди теперь отсюда». Ему важно соблюдать свои принципы. Поэтому он не поет на корпоративах и партийных съездах, и говорит, что никогда не выступит в Кремле. У него другой слушатель, более искушенный, потому что честный. Тот слушатель который 28 августа, не жалея голоса, орал «Родину» и «Осень». Который светил зажигалками и экранами телефонов под «Это все», который не требовал на «бис», а просил. Шевчук не вышел. Но никто не обиделся. Он не заставил себя ждать в начале и играл два с половиной часа без перерыва. Он спел то, что хотел, и то, что хотели зрители. Он «отжег» сам и зажег семь тысяч человек. И он пообещал приехать еще.

Пресс-конференция была до обиды короткой. Группу ждал Петербург. Юрию Шевчуку успели задать всего три вопроса, но он отвечал так, что потребность еще в двадцати отпала сама собой. Начав с рыбинского слушателя, который, по мнению лидера «ДДТ», ничем не отличается от слушателя других городов, он перешел к музыке в целом и российской эстраде в частности.

— Я не против попсы, я за музыку хорошую и разную, но она должна быть одинаково представлена, например, на федеральных каналах. Нас мало показывают и мало крутят по радио. Мы — неформат. А вообще, идеальная музыка – это фонограмма. Там все чисто, звук отличный, голос, но смотришь на исполнителей, вроде и рот ритмично открывают, а все равно не то.

Поговорив о музыке, Шевчук прошелся по власти. Страна, по его мнению, остро нуждается в трех китах – независимой законодательной, исполнительной и судебной властях. Тогда не будет «этой ужасающей коррупции».

— Не нужно путать любовь к Родине с любовью к президенту. Президент — человек, и ему, как и всем, свойственно ошибаться, — сказал поэт и гражданин. После чего размышления увели его к вере, русским мужикам, стихам и вновь вернули к концерту.

— В Рыбинске мы открыли тур, надеюсь, первый блин не стал комом, -улыбнулся Шевчук. Под гул протеста, фото с поклонницами и автографы он удалился, оставив надежду на век искренней правды.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.