ЭДУАРД ЛИТОВСКИЙ О ВРЕДЕ ПОПУЛИЗМА И ПОЛЬЗЕ ПРАГМАТИЗМА

— Умеренный популизм уместен в период процветания, когда есть деньги. А денег сейчас слишком мало. У нас же нет нефтяной скважины, нет рудника.

— А жаль…

— Негров в Габоне жаль еще больше, они стоят в очереди за тарелкой супа.

— Они работать не умеют.

— А мы умеем? Есть цифры: производительность труда в России – 10-15 процентов от американской.

…Популизм – характерная черта большинства политиков. Особенно местных, чей избиратель ходит по тем же тротуарам, что и его избранник, ездит по тем же дорогам и живет в соседнем дворе. Вышел за порог кабинета – попал в гущу населения. Ну как тут не заняться популизмом? Как не поддаться искушению и не приукрасить свое радение о судьбе избирателя? Выступил депутат за снижение стоимости проезда в транспорте – несколько голосов на выборах себе прибавил. Заявил о том, что голосует против новых тарифов на коммуналку – прослыл народным защитником. В досье Эдуарда Литовского в условной строке «популизм» — сплошные минусы: повышение стоимости проездных, увеличение коммунальных платежей, продажа муниципального имущества…

— Эдуард Борисович, с таким послужным списком о каком политическом рейтинге можно говорить?

— Не надо отказывать избирателю в уме и образовании. Человеку просто нужно все внятно объяснить. Вот вы говорите – увеличение, повышение. Я скажу по-другому: необходимо довести плату до экономически обоснованного тарифа и заниматься защитой малообеспеченных. Власть должна обеспечить дотации только тем, кто в них действительно нуждается. Если тариф на услуги ЖКХ ниже ста процентов, бюджетную дотацию получают все: и пенсионеры, и инвалиды, и миллионеры. Разве это нормально, когда самые незащищенные по сути оплачивают льготы вполне обеспеченным и дееспособным? Бюджет – это доходы всего населения. И если бюджет дотирует проезд в транспорте, жилищно-коммунальные платежи всем поголовно, значит, льготу получают, в том числе и те, кто в состоянии прожить и без дотаций. А та часть населения, кому эти льготы жизненно необходимы, в результате получит значительно меньше. Это простейшая математика: заставив обеспеченных платить экономически обоснованные тарифы, мы получим больше денег для дотаций малообеспеченным.

— Как быть с повышением цен на социальные проездные билеты? Это удар в первую очередь по пенсионерам.

— Давайте считать. Сейчас цена социального проездного 80 рублей. Его реальная стоимость – 600 рублей. Ну, давайте все так и оставим. Но имейте в виду: эмиссары лизинговых компаний однажды нагрянут в ПАТП-1 и изымут автобусы за неуплату. И тогда льготники будут стоять на остановках в ожидании транспорта с бесполезными бумажками за 80 рублей. И они его не дождутся, потому что автобусов в городе не будет. Вот к этому и ведет популизм: сиюминутная забота без будущего.

— Но проще всего поднять цену для населения…

— Секундочку! Что значит поднять цену? Еще раз повторю – довести оплату до экономически обоснованного тарифа или, если хотите, до себестоимости услуги. И дотациями защитить только малообеспеченных. Пример – оплата услуг ЖКХ. Если доля квартплаты превышает 14 процентов совокупного дохода семьи, семья получает дотацию. Этот предел – 14 процентов – в Рыбинске самый высокий. В Иваново, Костроме, Владимире – везде 20, 22 процента. У нас депутаты настояли на самом низком пределе, допустимом законом. То есть семья, у которой доход 10 тысяч в месяц, больше 1400 рублей за квартиру не заплатит. А у вас, скажем, доход 50 тысяч. Почему вас должен дотировать бюджет?

— Хорошо, вы регулируете дотации, доведя тарифы до экономически обоснованных цифр. Тем самым вы экономите бюджетные средства. Почему тогда недавно депутаты приняли решение снизить единый налог на вмененный доход, который платят предприниматели? Это уже потери бюджета.

— Отнюдь. Здесь чисто прагматичный подход. Областной бюджет компенсирует выпадающие доходы при условии, что вмененка находится на уровне прошлого года. Почему бы не дать послабление местным предпринимателям за счет областного бюджета? Цена вопроса – 30 миллионов рублей. За рыбинских предпринимателей их заплатит в наш бюджет область.

— Помимо регулирования тарифов, дотаций и местных налогов, что еще может сделать местная власть, чтобы увеличить бюджет города?

— Выпрашивать деньги наверху. Увы, это и есть работа местной власти. Можно просиживать в федеральных и областных коридорах, объясняться в высоких кабинетах. Есть другой вариант – входить в федеральные программы, соблюдать условия софинансирования, как в случае с программой капитального ремонта жилых домов. Разве Рыбинск за свой счет смог бы в этом году решить столько проблем, копившихся годами? Крыши, подъезды, трубы, фасады – все это совместные финансы федерального, областного и местного бюджета. Местного, кстати, в меньшей доле. Думаю, эти возможности можно было использовать в большей степени, но помешало отсутствие избранного главы. С исполняющим обязанности разговаривают неохотно. И еще хуже – заключают договоры.

— Ну, это уже совсем непонятно. Какая разница – глава или и.о.? За ним ведь стоит город.

— Для инвесторов – разница большая. В оценке экономической ситуации в регионе наличие легитимной власти является обязательным условием. Приведу конкретный пример. Рыбинск договаривался с Европейским банком реконструкции и развития о финансировании восстановления очистных сооружений, износ которых сегодня – 70 процентов. Это – сотни миллионов рублей. Дошло дело до подписания документов. Как только банкиры обнаружили приставку «и.о.», свернули переговоры. Давайте, дескать, дождемся выборов. Поэтому прав был губернатор, когда говорил, что наличие «и.о.» мешает Рыбинску.

— Кстати, о выборах. Слухи о том, что вы будете участвовать в выборах главы, обсуждались довольно много.

— Если вы играете в покер, поймете: с такой раздачей ставку не делают. Для того чтобы вступать в борьбу, нужны хорошие позиции. А рейтинги показали, что высокие показатели не у меня. Я – на третьем месте.

— Вот тут, наверное, и сказывается ваш прагматизм. Население в большей степени воспринимает популистские лозунги.

— Хотите, я опровергну эту иллюзию? Когда я избирался депутатом, я четко обозначил позиции, которых придерживаюсь и сейчас. Это касается и тарифов на ЖКХ: довести оплату населения до экономически обоснованных цен и заниматься дотациями малообеспеченных. Меня, как видите, избиратели поняли и поддержали. Еще раз повторяю: нельзя думать о людях как о ничего не понимающей массе населения. Надо четко объяснять взаимосвязь действий: повысили цены – перестали помогать богатым за счет бедных – больше денег осталось для бедных. По-моему, цепочка доступна для понимания каждого.

— Хорошо, с выборами – вопрос решенный. Давайте продолжим о деньгах. Не кажется ли вам, что местная власть, контролируя сбор налогов, создавая комиссии по контролю над уплатой бюджетных отчислений, занята не своим делом. У нас для этого достаточно фискальных органов.

— Может, в идеале это дело не власти, но государственный контроль над уплатой местных налогов строится, так сказать, по остаточному принципу. Налоговая инспекция занята в первую очередь федеральными налогами, во вторую – областными и в последнюю – местными. Я считаю, что все налоги должны быть равноправными и система штрафов должны быть идентичной. Тогда предприятия не станут думать, какой налог платить в первую очередь, а какой – в десятую. Но этого не происходит, и власть вынуждена брать на себя не свойственные ей функции.

— А как вы работаете с предприятиями? Чего, кроме уплаты налогов, вы от них хотите? Обычно говорят, что власть ждет от крупных предприятий участия в решении социальных проблем города.

— Не без этого. Но на предприятия сегодня наседать нельзя. На них работают люди, получают зарплату. Сегодня, в период кризиса, лишние сложности никому не нужны. Хорошо, если предприятие вовремя платит налоги, или хотя бы стремится не увеличивать задолженность. Будет общее финансовое положение лучше – можно просить об участии в социальных проектах. Но это уже дело добровольное и зависит от уровня сознания руководителей.

— А как вы определяете роль предпринимателей в городе?

— Банальные вещи скажу: средний класс – опора государства. Он не склонен бунтовать, не тяготеет к алкоголизму, он стремится обеспечить себя, свою семью, проще говоря – умножает свое благосостояние. Значит, именно предприниматели, или средний класс, и является задачей власти. Как определил премьер Владимир Путин – довести его количество до европейского уровня: 70 процентов населения должны отнести себя к среднему классу с хорошим уровнем достатка.

— Что вы считаете приоритетным в работе местной власти?

— Экономику: работу с муниципальной недвижимостью, землей, тарифами… Недавний пример: депутаты приняли решение сдавать в аренду невостребованные объекты муниципальной недвижимости по рублю за метр. На первом же аукционе были заключены договоры на 20 разрушенных зданий. Мы получили почти триста тысяч рублей. Пусть это не миллионы, но если бы Совет не принял такого решения, не было бы ни денег, ни недвижимости.

— В конце прошлого годы вы ставили администрации задачу обеспечить бюджет города на сумму 3290 миллионов рублей. Справились?

— Нет. Один раз бюджет уже секвестировали, в ближайшее время предстоит еще одно сокращение бюджетных статей. При этом бюджетный дефицит был небольшой. Я вообще убежденный сторонник бездефицитного бюджета.

— А что плохого в бюджетном дефиците?

— Дефицит – это самообман и популизм. Объясню на примере. Скажем, депутаты утвердили предложенный администрацией бюджет с дефицитом 1 миллион рублей. На этот несуществующий миллион заказали отремонтировать крышу. Заключили с подрядчиком контракт, дождались выполнения работ. А платить нечем. Что сделает подрядчик? Пойдет в суд и, безусловно, выиграет его. И бюджет все равно заплатит миллион, который не обеспечен доходом. Но уже из защищенных статей расходов. Что хорошего в этом порочном круге? Надо честно считать свои доходы и рассчитывать только на них. Остальное пытаться получить в виде субсидий и дотаций из бюджетов других уровней. Или искать дополнительные источники поступлений, такие, как сдача в аренду или продажа невостребованного муниципального имущества.

— А как быть с востребованным? Все продать?

— Все, что не приносит бюджету стабильный и обоснованный доход – продать немедленно. Оставить только прибыльные предприятия. Например, я никогда не поддержу решение о продаже муниципального Сенного рынка. А вот гостиницу «Рыбинск» нужно обязательно юридически довести до продажи. Налог на имущество, который будет платить будущий собственник этого объекта, перекроет сегодняшние платежи гостиницы в бюджет. Плюс деньги, полученные от непосредственно продажи.

— Вы последовательны в своих утверждениях. Даже если они не популярны. Не боитесь критики?

— Не боюсь. Я равнодушен к газетным публикациям, где меня представляют… скажем, несколько преувеличенно негативно. Для меня важно мнение тех людей, кого я уважаю. И важно, чтобы избиратели понимали, почему я отстаиваю не самые популярные решения. Сегодня не время для заигрываний. Надо принимать меры, адекватные сегодняшнему состоянию экономики Рыбинска. Я уверен: пройдет очень немного времени, и город будет пожинать плоды либо политического популизма – это тупиковый путь, либо прагматичных решений – это шаг к будущему.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 653



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


два × 3 =

Описание картинки