Шесть минут на смерть — вечность на поиски

17 октября около деревни Еремейцево в Волге утонули трое молодых мужчин. В прессе прошла информация, что силами спасателей найдено тело одного погибшего, поиски продолжаются. Сообщение оперативных служб опубликовали и мы. К сожалению. Как оказалось в последствии, труп нашли друзья погибших, которые два дня самостоятельно прочесывали акваторию. Первый спасательный отряд появился на месте трагедии только 20 октября.

Денис Выборнов дружил с Виктором Крайченковым давно. Подругами были их мамы, ребята общались с детства, вместе учились в зенитно-ракетном военном училище. Когда Денису сообщили, что Витя утонул, он сразу приехал в Еремейцево.

-Это случилось около пяти часов вечера в субботу. Местные рассказали, как все произошло. Там обрывистый склон к реке, люди видели — сидят парни в лодке, смеются. Прошли кусты, смотрят, а они уже в воде. Мужики побежали к лодкам, те на цепях. Пока пытались их оборвать, на поверхности уже две головы. Потом одна. Последний громко кричал, но потом и он ушел… — Денис закурил очередную сигарету и отвернулся к окну. Он только вернулся с очередного дня поисков друга. В багажнике — мокрая одежда, багры и металлические «кошки». Почти все приспособления сделали сами, приварив к трубам гвозди-трехсотки.

— Водолазы должны были начать поиск сразу, в субботу. В пять вечера еще светло. Никого не было. Думали, в воскресение приедут, начнут искать. Ничего подобного. А потом говорят, что тело спасатели нашли. Ничего себе спасатели – я, Коля да Леша, предприниматель, слесарь и водитель, — Денис тяжело вздохнул. – Это я Пашку нашел. В понедельник. Мы винт маленький на берегу забыли, на большом шли. Метра три всего проплыли, я чувствую, поймал что-то. Трос потянул, к воде наклонился, и мы с ним лицом к лицу… Денис щелчком выкинул окурок в окно машины.

Потеряв близкого человека, Денис хочет видеть реальную работу ответственных служб. Хочет помощи и поддержки. Многое кажется ему недостаточным, незначительным, неэффективным. У спасателей своя правда. Как рассказал старший государственный инспектор ГИМС г. Углича Николай Рыхлицкий, в день трагедии на место выезжали представители мышкинского управления ГО и ЧС и работник угличской пожарной охраны. Рыхлицкий говорит, что погружению водолаза в субботу помешали сумерки и сильное течение: «Угличская ГЭС сбрасывала воду. В таких условиях водолазам работать запрещено. Кроме того, у нас было мало информации. Свидетели давали разные показания о месте трагедии, в итоге участок поисков достиг площади 500 на 700 метров, а работа водолазов – это точность и конкретность. Поэтому и получилась такая заминка».

Заминка спасателей — это два дня бездействия для Дениса. С утра до вечера друзья и совершенно посторонние погибшим люди метр за метром обследовали дно самодельными «кошками», которые своими руками сварили бывшие коллеги утонувших ребят. Когда нашли Павла, Денис сразу позвонил мышкинским милиционерам. Те приехали, осмотрели труп, дали акт и ушли, оставив погибшего и мужчин на берегу.

— Я только хотел спросить, что с телом делать, а спрашивать-то уже некого. Самый дорогой транспорт у нас — «труповозка». Мы позвонили в ритуальное агентство, нам сказали, что доставка до Рыбинска обойдется в 2500 рублей. Пошли в деревню. Совершенно незнакомые нам люди дали покрывало, мы Пашу в него завернули. Фирма прислала «Газель». Вот мы на покрывале его около километра до дороги сами и несли, — Денису рассказ дается тяжело. Больше всего его возмущает неоперативность оперативных служб и откровенная убогость их материально-технической базы:

— Они только во вторник 20 октября приехали. Водолазы из Углича, катер из Рыбинска. Оказывается, они не могут погрузиться глубже 12-ти метров, костюмы не позволяют. Все оборудование –такие же самодельные «кошки», как у нас, сваренные из металлолома. Посмотрел бы Шойгу на это убожество, — в голосе Дениса горечь. – А совершенно незнакомые люди помогают. Кто лодку дал, кто масло, кто в поисках участвует. А если подумать, оно им надо? Ведь они, может, ребят пару раз в жизни и видели.

Слова Дениса о максимальной глубине погружения подтверждают специалисты. Чтобы опуститься ниже, нужны барокамеры. Их в Ярославской области нет. Спасатели говорят, как бы цинично это ни звучало, водолазы искали иголку в стоге сена. Течение могло отнести тела далеко от обозначенного участка, поэтому использование крюков в данном случае гораздо эффективнее. На этом угличские спасатели свои работы закончили. В среду близкие погибших продолжили поиски одни, со стороны государственных структур не было никого. В четверг присоединились рыбинские специалисты из поисково-спасательного отряда. На нескольких судах люди тралили акваторию в десятки километров.

Денис говорит: день поисков обходится лично ему почти в две тысячи рублей. Помогло предприятие, достали свои сбережения родственники, но на сколько еще хватит денег — неизвестно. В то, что тела всплывут сами, молодой человек не верит.

— Я на миллион процентов уверен, будь на месте Вити какое-нибудь важное лицо, тут бы все службы на ушах стояли. А так можно и не напрягаться. Конечно, они не видят, как мать, у которой сын где-то в воде, плачет целыми днями и спит с его курткой. А я это вижу каждый день! – Денис взрывается. – Моя мама от тети Лены на шаг не отходит. Они с утра до ночи на берегу. Две женщины целый день ходят по кустам и прибрежным оврагам. И я это вижу! Мы делаем чужую работу: я каждый день уезжаю ранним утром и приезжаю ночью. Хорошо, у меня есть возможность не работать, а ведь у кого-то нет! Хорошо, у меня есть машина, и я могу туда ездить, а ведь кто-то не может. У кого-то нет ни времени, ни денег, ни людей со связями. Что делать им?! Ждать? С таким раскладом, я уверен, что ждать нечего. Какая это помощь? Таскать ржавые самодельные крюки? Нет, я благодарен спасателям, они молодцы, делают, что могут, но обидно за эту убогость, за эту нищету. Им нечем нам помочь.

Негодование Дениса вызывает равнодушие областных спасателей. Молодой человек говорит, что мать погибшего Вити Крайченкова неоднократно звонила в Управление ГО и ЧС Ярославской области. Секретарь ни разу не соединила женщину с начальством. Однако говорить о том, что область не предприняла совсем никаких мер, было бы несправедливо. В субботу 24 октября, спустя неделю после трагедии, в Еремейцево прибыли сотрудники поисково-спасательного отряда. Заместитель начальника ярославского отряда Андрей Мигунов пояснил, что выехали сразу, как только получили команду от руководства. Искали пропавших все выходные, несмотря на дождь и ветер. «Я прекрасно понимаю родственников, похоронить погибших надо, и мы готовы сделать все, что от нас зависит. Но никаких гарантий никто дать не может. У нас обычное дело: раз не нашли, виноваты спасатели. Мы не обижаемся. Понимаем», — Андрей Мигунов искренне сочувствует близким. Родственники на грани отчаяния обратились за помощью даже к экстрасенсу. Тот определил место, на которое указали его паранормальные способности. Никто из спасателей не позволил себе и тени усмешки. Предоставили катер, капитан отвез туда поисковую группу. Тел не нашли, но вариант отработали. На вопрос, почему не приехали раньше, Андрей Мигунов посоветовал обратиться к руководству. Валерий Кузьменко, начальник отряда, через секретаря сообщил, что у него нет на нас времени, поэтому причины неоперативного оперативного реагирования нам неизвестны.

Денис намерен продолжать поиски друга до последнего, вернее, пока есть возможность. Сейчас он ищет трехлучевой эхолот, способный сканировать поверхность на глубине до 250 метров. У оперативных служб Ярославской области такого прибора нет. Спасатели в приватной беседе признают, оборудование у них действительно устарелое, модернизация необходима, им и самим хочется располагать более современной аппаратурой, но в печать официально заявляют, что имеющегося снаряжения достаточно для эффективного поиска. А вот сколько он продлится, сказать не берутся.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 535



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


− 4 = четыре

Описание картинки