Беспомощная помощь

Когда приезжают высокие чины, они с гордостью показывают свое оборудование. Еще чаще они рапортуют об успешно проведенных учениях. Перед объективами теле- и фотокамер спасатели демонстрируют оперативность и слаженность в действиях, за считанные минуты вытаскивая из воды манекен. Вот только в реальной ситуации от показного могущества не остается и следа. И каждому из нас нелишним будет знать, что в случае ЧП нас могут и не спасти. Потому что некому и нечем.

Ровно месяц назад 17 октября в районе деревни Еремейцево утонули трое рыбинцев. Молодые мужчины ловили рыбу, лодка перевернулась, и все они оказались в воде. Трагедия произошла на глазах у местных жителей. Мужчины кричали, звали на помощь, но выбраться не смогли. Один за одним они ушли под воду. Все заняло не более шести минут. Разумеется, никто не винит спасателей в смерти людей. Рыбинские и угличские оперативные службы при всем желании не смогли бы прибыть на место в столь короткий срок. Другое дело — Мышкин. Будь там отряд оперативного реагирования, возможно, рыбаков удалось бы обнаружить сразу. Но спасателей в Мышкине нет. А значит, любой человек, попавший в чрезвычайную ситуацию, автоматически теряет шанс на помощь. Еремейцево — вне зоны обслуживания рыбинских специалистов, но в случае необходимости они обязаны выезжать и туда. И спасатели были на месте трагедии. Пусть спустя два дня и пусть после просьб убитой горем матери одного из погибших. Надо отдать им должное: рыбинцы работали больше и

дольше всех оперативных служб. Вот только бесполезно.

Руководитель МУ «Управление ГО и ЧС г. Рыбинска» Анатолий Толчев пояснил, что у его ведомства нет ни оборудования, ни подготовленных кадров для подводных работ. Водолазное звено не предусмотрено лицензией. Все, на что в данном случае можно рассчитывать, – ржавый якорь на веревке и обследование берегов. Справедливости ради отметим, подобную работу спасатели выполнили на сто процентов. Место гибели рыбаков они прочесывали железными «кошками» несколько раз. Прочесывали, зная, что ищут иголку в стоге сена. Четыре дня, включая выходные, они вновь и вновь закидывали крюки.

После четырех дней рыбинцы поиски прекратили. Друзья и родственники продолжают до сих пор. Так же «на удачу» царапают дно самодельными приспособлениями, тратя при этом тысячи рублей в день. И каждый раз надеются: а вдруг повезет сегодня. Действительно, а вдруг… Ведь удалось же обнаружить таким образом одного из утонувших. Второго погибшего нашли рыбинские дайверы. Они искали тело в том же месте, которое до этого безрезультатно обследовали водолазы. То ли не повезло, если работу профессионалов можно мерить везением, то ли не хватает мощности оборудования. Имеющиеся костюмы не позволяют водолазам опускаться ниже 12 метров, аквалангисты в данном случае более маневренные и самое главное — эффективные.

Рыбинские дайверы по просьбе друзей погибших исследовали место трижды. Им удалось найти тело утонувшего, лодку и мотор. Спасатели вытаскивали на поверхность пни и коряги. Последний раз аквалангисты погружались 15 ноября. Руководитель дайвинг-клуба Денис Добряков пробыл под водой более двух часов. Близкие очень надеялись, что он найдет последнего мужчину, и черная от горя мать, наконец, сможет похоронить сына. К сожалению, на этот раз сигнального буя на поверхности они не дождались. Друзья будут продолжать поиски, пока есть возможность. Они намерены еще раз обратиться в область, но уже не с просьбой, а с требованием возобновить работы. Кстати, искать спасатели обязаны до тех пор, пока есть надежда, что кто-то может быть обнаружен. У ярославского начальства вера в собственные силы исчезла за три дня поисков, у рыбинских спасателей — за четыре. Но если местные специалисты признали тщетность своих попыток из-за недостаточной материально-технической базы, то почему прекратили операцию ярославцы, в ведении которых находятся водолазы, нам выяснить не удалось. Начальник областного поисково-спасательного отряда, под руководством которого работают рыбинские спасательные станции, Валерий Кузьменко запретил подчиненным соединять с ним журналистов и давать свой прямой рабочий телефон.

Итак, что мы имеем? Поисково-спасательный отряд в Рыбинске, имеющий более серьезное оборудование, чем муниципалы, находится под командованием областного руководства. Без приказа сверху на оперативную помощь рассчитывать не стоит. А его медленно отдают и быстро забирают. Остается наше городское управление ГО и ЧС, у которого нет лицензии на подводные работы. То есть, как ни крути, ничего мы не имеем.

По самым скромным подсчетам создание собственного водолазного звена обойдется бюджету в сумму чуть более миллиона рублей. Эти деньги прагматичнее направить на закупку оборудования, которое спасатели используют в своей работе каждый день, тем более, по статистике большую опасность представляют для нас ДТП и пожары. В них гибнет гораздо больше людей, чем в ЧП на воде. Но можно ли экономить, когда речь идет о человеческих жизнях? Или можно действовать рационально и заключить договор с дайверами на экстренный случай? Они, по крайней мере, показали свои возможности на деле. Почему бы городу не взять на себя материальную сторону и компенсировать стоимость услуг аквалангистов из средств бюджета? Или возмещать родственникам затраты на бензин, раз они делают ту же работу, что и спасатели, и тем же кустарным оборудованием. Или близкие должны так же быстро успокоиться, и терпеливо ждать милости от течения?

В общем, берегите себя и помните, что в нашем случае выражение «спасение утопающих – дело рук самих утопающих» нужно воспринимать в прямом смысле слова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 458



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


шесть + = 8

Описание картинки