Формула школьного успеха

Важно, чтобы ребенок для школы был не дополнительной обузой, а источником ее финансового благополучия, материального достатка ее работников.
Президент России Дмитрий Медведев

Самым важным качеством каждого руководителя является умение найти в своей работе главное и отсечь лишнее. Чтобы лишнее главному не мешало, и главное не погрязло в мелком бытовом мусоре и мелочных будничных размышлениях. Умение отсекать лишнее ценится и в бизнес-среде, и в чиновничьих коридорах. Расставьте приоритеты! – взывают к подчиненным на местах высокие столичные начальники. И отдельные рыбинские муниципальные структуры многолетним опытом доказали, что понимают приоритеты правильно.

Реформа образования шагает по стране. И наша Ярославская область – впереди колонны, поскольку вошла в число счастливчиков, участвующих в очередном эксперименте. Вместе со школами Самарской, Кировской и еще некоторых областей несколько лет назад ярославские общеобразовательные учреждения стали подопытными в новом механизме финансирования – подушевом. Души – ученики школ, финансирование – сугубо бюджетное. Есть и цель – «улучшенное качество образования должно задавать темп на инновационном пути развития страны». Есть средство – нормативно-подушевое финансирование. И уже есть последствия…

Начнем с середины. Отличие новой системы в том, что единственным критерием денежных вливаний в школы стало количество учеников. Раньше школы получали фиксированные суммы на покрытие каждой статьи расхода: зарплата учителям, текущий и капитальный ремонт, покупка инвентаря. Теперь деньги платятся за ученика. Сколько в школе учащихся, столько и денег, которые получит школа на организацию образовательного процесса.

Формула школьного успеха стала простой: денег больше там, где больше учеников.

Идея, которую преследует государство, великолепна, как всегда. Не должно иметь значения, где и в каком состоянии находится школа. Каждый ученик должен получить образование по стандарту. Пришел ребенок в школу – получил учебный материал. Пришел к нему учитель – получил зарплату. И в обратном порядке: нет ученика – нет денег – нет учителя.

ШКОЛЬНАЯ АРИФМЕТИКА

Государство не определило единый школьный норматив финансирования. Все регионы разные, и каждому из своей глубинки видней, где, сколько и почем стоит ученик как расчетная единица. Безусловно и расхождение в финансировании школ в пределах одной области. Гарантия финансовой стабильности учебного заведения – статус лицея, гимназии и «поголовье» учеников. Разброс цен велик. Ярославским законом определено, что дневная общеобразовательная школа, расположенная в городе, имеет 16612 рублей в год на одного своего подопечного. Выше цены в районах. В рабочем поселке, например, на одного ученика положено 20336 рублей, в сельской местности – 33086, а в сельских малокомплектных школах, где классы менее десяти учеников, каждый школьник «стоит» 49629 рублей в год. Корректирующий коэффициент для гимназий и лицеев – 1,15.

Потратить деньги подушевого финансирования учеников школа может только на учебные расходы и зарплату учителям. Коммунальные платежи, ремонты и прочая текучка – дело местных властей. Сверхидея заключается в том, что государство берет ответственность за качество образования, местные власти – за безопасность и комфорт процесса.

Даже если ученики в школе будут замерзать от недотопа, директор не сможет потратить часть норматива на ремонт батарей. Никому не нужно рассказывать, сколько сегодня стоят коммунальные услуги. Подозреваем, что коммунальная составляющая в общем объеме школьного финансирования может быть более половины. Однако это – проблема чиновников и депутатов местного пошиба.

СРЕДНЯЯ ТЕМПЕРАТУРА ПО БОЛЬНИЦЕ

Итак, можно подвести математические итоги. Средняя общеобразовательная школа Рыбинска, которую посещает семьсот учеников, из регионального бюджета получает 11 миллионов 628 тысяч рублей в год. Если эта школа имеет статус лицея или гимназии – финансирование увеличивается до 13 миллионов 370 тысяч. Примерно такие деньги получает за своих учеников рыбинский лицей №2.

В Брейтово, где единственная школа собирает 500 учеников, финансирование составляет более 15 миллионов. В знаменитой ростовской гимназии имени Кекина, где учится около 1300 школьников, норматив в совокупности равен почти 25 миллионам рублей в год.

Приводим еще раз цифры в порядке убывания для очевидного сравнения: ростовская гимназия – 25 миллионов, брейтовская средняя школа – 15 миллионов, рыбинский лицей №2 – 13 миллионов. И в предположительной школе деревни Хмелево Гаврилов-Ямского уезда на 10 учеников и двух учителей – полмиллиона рублей. Предварительный вывод, как бы абсурден он ни был, таков: богато там, где бедно.

Собственно, статистические данные сами по себе никому не интересны. Есть определенные стандарты, по которым рассчитываются определенные финансовые потоки. Есть школы самые разные: большие и маленькие, сельские и городские, лицейские и вечерние. Но в каждой, по идее государства, ученик должен получать стандартный набор знаний, а учитель – определенную зарплату. И если с зарплатой все более или менее определено, то с национальным образовательным стандартом, выпадающим на долю каждого ученика, все обстоит несколько иначе. Несколько – это значит, что в одной школе есть современное оборудование, компьютеры, интернет, в другой – только муляжи и рисованные клавиатуры.

ГДЕ ГУСТО, ГДЕ ПУСТО

Начнем с соседей. Тутаевские власти пошли по пути укрупнения школ. Сейчас в городе всего 7 общеобразовательных учреждений, получающих деньги по городскому стандарту. Раньше было 15, но при подушевом школьном финансировании было решено объединить ресурсы и сосредоточить финансы. Это дало возможность говорить об условно безубыточных школах, в которых нормативно-подушевое финансирование вкупе с муниципальными дотациями дает возможность не только платить зарплату учителям и обеспечивать содержание зданиям школ, но и развивать материальную базу. В текущем году последнее стало особенно актуальным, поскольку национальные проекты в области образования более не финансируются из федерального бюджета. Помните, как в былые годы школы участвовали в конкурсах и получали миллион на развитие материально-технической базы? Конкурсы остались в прошлом. Теперь все развитие может быть либо за счет муниципального бюджета, либо ценой рационального распределения нормативов. Вот этот рационализм применяют в Тутаеве, Ростове, Угличе.

Рыбинск, как о нем часто говорят, город своеобразный. В том числе и в организации системы образования. На нашей территории действует 40 школ. Только 7 из них относительно рентабельные, потому что крупные, имеют достаточное, простите великодушно, поголовье учеников и статусы лицеев и гимназий. Еще 17 рыбинских школ сводят балансы в нули, не оставляя себе ничего на развитие. Остальные – убыточные, а значит – неперспективные. В них нет и в ближайшее время не предвидится ничего инновационного: новой техники, современных компьютеров, скоростного интернета – всего того, без чего уже трудно представить себе современного человека.

Происходит это потому, что количество учеников в рыбинских школах слишком мало для нормального финансирования. В тоже время здание каждой школы требует затрат на содержание, ремонт, реконструкцию. Штат преподавателей и технических сотрудников неизменен и тоже требует постоянного финансирования. В школе № 12 на Скомороховой горе, где 750 учеников, штат уборщиц составляет 17 единиц. Их общая зарплата по нормативам – почти миллион рублей в год. В микрорайоне Северный, где всего несколько высотных домов, остальные – низкорослые и малонаселенные, четыре школы. Все их здания требуют содержания за счет муниципальных денег. На развитие, естественно, ничего не остается.

ИННОВАЦИИ ПО-РЫБИНСКИ

Конечно, рационализм – не лучший помощник в воспитании и образовании подрастающего поколения. И, может быть, сложись все по-другому, и не будь местный бюджет так скуден, мы могли бы радоваться тому, что у нас компактные малонаселенные школы, малочисленные классы. Но сегодня это не может быть преимуществом, поскольку ведет к простому существованию, без развития и перспективы.

«Еще в прошлом году, когда наши школы финансировались по национальным программам, мы работали в Рыбинске. Теперь в Тутаеве, Ростове, Ярославле, сельских районах школы все время обновляют технику, развивают технологии. В Рыбинске мы только обслуживаем то, что приобреталось раньше», — рассказывает руководитель рыбинского предприятия по поставке, наладке и сопровождению компьютерной техники.

Вот она — реализация государственного стандарта, когда «улучшенное качество образования должно задавать темп на инновационном пути развития страны». Местные власти вынуждены соглашаться на квоты, определенные региональным бюджетом. И искать способы оптимизации затрат. Там, где их находят, может идти речь о развитии. В Рыбинске верхом фантазии чиновников департамента образования стала объединенная школьная бухгалтерия. Этот денежный монстр заставил всех школьных директоров в принудительном порядке «добровольно» передать полномочия по управлению деньгами. И сегодня руководители образовательных учреждений не просто потеряли любую самостоятельность, они вынуждены выступать в роли ожидающих милости просителей. Учителя делятся своими впечатлениями от походов в объединенную бухгалтерию: кто, как и какими усилиями смог обналичить товарный чек на карандаши. И главное – в какие сроки, например, через три месяца после того, как карандаши уже были исписаны. Никто не смог вспомнить аналогов рыбинского ново-введения, действующих в Ярославской области. У соседей – по бухгалтеру на школу. Ну, или на три школы. Зато в Рыбинске чиновники имеют тотальный контроль над школьными деньгами. Директора в приватных разговорах считают такую систему контроля, мягко говоря, не лучшим способом решения финансовых проблем. Но кто в наше время хочет остаться без работы?

КОМУ НУЖНЫ ШКОЛЫ?

Школа — это, в первую очередь, наши дети, наше будущее. Но школа — это еще и инфраструктура. Без наличия современных школ говорить о развитии территории не имеет никакого смысла.

Мы далеки от призывов закрывать нерентабельные школы и объединять педагогические коллективы. Но что плохого в том, если из четырех мелких школ микрорайона Северный сделают две крупные? Что плохого в том, что у детей появится возможность учиться не в убогих кабинетах, а в современных помещениях? Как еще можно получить развитие, если не объединить ресурсы?

В развитых территориях жители дают главное — налоговую базу, которая формирует местный бюджет. Чем больше жителей, чем выше заработки, тем больше размер подоходного налога, богаче бюджет и регион, сильнее местная власть. Значит — больше возможностей не только ремонтировать старые школы, но строить новые, создавать рабочие места, развивать материальную базу. И вопрос подушевого финансирования школ из федерального центра в этом случае мог бы не стоять. Муниципальные образования справятся сами. Пока же зависимость от вышестоящего финансирования слишком велика. А департамент образования нашел в своей работе главное – централизованную бухгалтерию. И вычленил лишнее – рациональное использование нормативного финансирования. Чем и закрыл дорогу «инновационному развитию» нашей территории.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 578



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


семь + 4 =

Описание картинки