Валерий Рязанцев: «Я помню и вижу все краски жизни…»

Когда беседуешь с Валерием Анатольевичем, слышишь его степенный и размеренный, по-дикторски поставленный голос, сразу забываешь, что собеседник – человек незрячий. Рязанцев мгновенно реагирует на вопрос, сопровождает беседу четкими жестами и вспоминает:

-Как я приобщился к фото и кино? Да все это само собой получилось. В 1957 году подарили самый простенький фотоаппарат «Смена». А когда освоил его как следует, научился снимать, крутить проявочный бачок, «колдовать» при красном свете под увеличителем – приобрел в 1961 году уже более серьезный «Зоркий-4».

Спустя два года Валерию, как и каждому творческому человеку, захотелось признания. Тогда он отважился, принес свои лучшие творения в редакцию городской газеты. Приняли его по-доброму. И до сих пор Рязанцев с благодарностью вспоминает своих первых наставников: заведующего отделом культуры Владимира Шилова, а также таких корифеев рыбинской журналистики, как Николай Николаевич Сперанский и Виктор Иванович Блинов.

А первые кинокадры Валерий снял, как он выразился, «с десятиметровой высоты». Дело было так…

-Только успели сдать летнюю сессию после первого курса авиатехнологического института, — рассказывает Валерий Анатольевич, — как нас, восемнадцатилетних мальчишек, собрали в одной аудитории. Пошел слушок, дескать, не иначе, как во Вьетнам отправят по линии военкомата – там как раз в то время, в 1969 году, была «горячая точка». Однако выяснилось, что участвовать нам придется не в военном конфликте, а заниматься вполне мирным делом: тянуть десятикилометровую линию электропередачи около села Благовещение в Большесельском районе. Из пятнадцати ребят сколотили первый в Рыбинске студенческий строительный отряд, окрестили его «Энергия». Мне же как электромонтажнику второго разряда, полученного еще в школе, доверили бразды правления.

Работали серьезно. Топориками прорубали просеку, проволокой-«шестеркой» намертво прикручивали деревянные столбы к 400-килограммовым бетонным пасынкам. Затем опоры растаскивали по трассе, устанавливали в пробуренные скважины. После чего мы, электромонтажники, как кошки, карабкались на верхотуру и тянули провода. Однажды, забираясь на столб, я прихватил с собой 16-миллиметровую институтскую кинокамеру «Красногорск» и прошелся панорамой по живописным окрестностям…

Студенческая юность брала свое, и ребята, конечно же, не только вкалывали с огоньком, но и отдыхали «на полную катушку». До рассвета кормили комаров, хохмили, бренчали на гитаре, подражая Визбору и Окуджаве. А самой любимой была шуточная песня «Гиппопотам». Ее название так прижилось, что студенты весело хулиганили, зубным порошком малевали это слово на тракторах, буровых машинах и кранах.

Из стройотряда Рязанцев вернулся «зараженным» вирусом кино. И вскоре создал студенческую киностудию, которую, шутки ради, также обозвали «Гиппопотам».

Да и в личном плане у Рязанцева 1969 год – особый. Через пять дней после возвращения из строительного отряда Лариса, с которой Валерий дружил уже целую пятилетку, приняла его предложение руки и сердца.

Так родилась молодая студенческая семья, которой довелось испытать и безденежье, и бытовые тяготы. Однако, как утверждает Владимир Анатольевич, «было нормально», а от трудностей «семейные узы только крепче стали»…

Через год у Рязанцева состоялась очень значимая событийная съемка. Родился сынишка-первенец, и счастливый отец, конечно же, сломя голову примчался с кинокамерой в родильный дом на улицу Урицкого.

В 1973 году дипломированный специалист с семьей отправился в латвийский город Лиепая на зимнюю базовую стоянку балтийского рыболовного флота.

-Меня поразило, насколько высока была в Прибалтике фотографическая культура, — вспоминает Валерий Рязанцев. – Чередой проходили выставки именитых мастеров, и я старался не пропустить ни одну из них. Не удержался, отправил заказ в «Товары почтой» и через некоторое время стал счастливым обладателем самой престижной по тем временам «зеркалки» — фотоаппарата «Зенит-Е», оснащенного не только штатным объективом, но и «телевиком».

Три года жизни и работы в Лиепае не прошли даром. На предприятии, которое выпускало связные машины, Валерий вырос от мастера до заместителя начальника цеха. Пополнилось материалами и «Сказание о семье Рязанцевых», куда помимо снимков готической архитектуры и прибалтийской природы добавились слайды, на которых сияет очаровательная малышка-дочка Иринка.

Так что в родной Рыбинск Рязанцевы вернулись уже вчетвером. И глава семейства сразу же устроился в КБ «Алгоритм».

-Делом занимались новаторским и, по тем временам, перспективным, — рассказывает Валерий Анатольевич. – Разрабатывали бесконтактные датчики для перфорированной ленты, применяемой при производстве электронных микросхем. А руководил КБ Вадим Сергеевич Яковлев, будущий председатель горисполкома, почетный гражданин Рыбинска, основатель троллейбусного движения в городе. Поначалу работа увлекла, но спустя какое-то время конструкторское бюро начало «топтаться на месте»…

Так что весьма кстати подвернулся счастливый случай, разом изменивший судьбу инженера-конструктора Рязанцева. Давний приятель Виктор Мартынов, с которым Валерий когда-то внештатно «фотокорил» в городской газете, в то время по линии горкома партии курировал рационализаторское движение в Рыбинске. Он и посоветовал: «Созвонись с Альбертом Михайловичем Терентьевым, начальником отдела НОТ приборостроительного завода, там, вроде как, загорелись идеей для обучения персонала кино использовать».

-Проговорили мы с Терентьевым часа три, — делится воспоминаниями Валерий Рязанцев. – И закончили тем, что в бюро передовых приемов и методов труда мне выделяют стол со стулом. А дальше, дескать, – твои дела. Захочешь – значит, выплывешь. Это было 11 ноября 1977 года.

В техническом плане «выплывать» не пришлось. Тогда Рыбинский завод приборостроения был по многим позициям впереди планеты всей, соответственно, не бедствовал и на благие дела не скупился. Вот и отправился Валерий Анатольевич с благословения руководства на перекресток проспекта Ленина и улицы Стоялой, где по соседству с часовой мастерской тогда располагался так хорошо известный всем рыбинским фотографам магазин «Луч» к молодой симпатичной продавщице Вале. Она помогла составить заказ, куда включили и кинокамеры, и проявочное оборудование, и все прочее, необходимое для производства кино.

Основательно занялись и формированием «Кинолаборатории по созданию аудиовизуальных фильмов для массового обучения специальным видам работ» — так несколько заумно назвали новое подразделение, куда вошли начальник, четыре сценариста, три инженера-технолога, пара художников и видеоинженер. А сам Рязанцев взвалил на себя сразу несколько направлений. Во-первых, организацию съемок. Затем – режиссуру, монтаж, озвучивание…Словом, ко всему стал лично причастен.

Поздняя осень 1972-го года. Первый мокрый снег оседает на черных глянцевых стволах огромных лип, тихо кружась, ложится на пестрый ковер опавшей листвы. Валерий Рязанцев крепко держит за руку двухлетнего Сашу. Они спешат в детский сад, притулившийся в глубине домов по улице Жданова, и вдруг, не сговариваясь, останавливаются, очарованные красотой осеннего парка, пытающегося прикрыть свою наготу мокрыми снежными хлопьями. Рязанцев-старший достает из-за пазухи фотоаппарат…

В детском саду отец и сын, конечно же, получили нагоняй от строгой воспитательницы за опоздание. Но зато к домашнему архиву «Сказание о семье Рязан-цевых» добавились новые цветные слайды.

Об этом больно писать, но коварная судьба распорядилась так, что Валерий Рязанцев вот уже одиннадцатый год перебирает семейный архив лишь в своей богатой памяти…

Сложную тематику учебных фильмов Рязанцев излагает вполне доходчиво:

-В психологии есть такое понятие, как «суггестивное восприятие информации». Такая способность зарождается у каждого из нас с «пеленок» и сохраняется, как правило, до пятилетнего возраста. Суть ее в том, что ребенок, активно познавая окружающий мир, как губка, впитывает всю информацию. К сожалению, не всегда только полезную… Однако воспроизводит ее не сразу, а спустя некоторое время, в зависимости от ситуации, причем – непроизвольно, как бы на уровне подсознания. Но с годами эта способность теряется. Вот мы и решили, используя силу воздействия картинки и звука, дважды в год проводить переобучение всех заводских радиомонтажниц. Отсняли несколько обучающих видеопрограмм, в которые были введены специальные элементы, «пробуждающие» суггестивное восприятие.

Результат превзошел все ожидания! Вместо 20 часов утомительных лекций – часовой увлекательный фильм. При этом стойкость запоминания, как показали контрольные тесты, повысилась более чем вдвое.

Тем, что создали, захотелось поделиться. Тогда Рязанцев со товарищи покатили по городам и весям. Наглядно продемонстрировали свои разработки в ярославском ЦНТИ, в столичных центрах научно-технической информации, даже до Сибири доколесили. Коллеги заинтересовались, появились первые заказы.

Словом, жизнь Рязанцева в 80-годы годы била ключом. А ее яркие краски дополняло «совсем другое» кино. Валерия Анатольевича однажды потянуло к документалистике и жанровым фильмам. И вот в декабре 1984 года он нашел единомышленников в заводском комитете комсомола и вместе с ними создал творческое объединение «Кинографъ».

Первой была кинолента о ветеранах Великой Отечественной. Затем сняли несколько краеведческих фильмов и игровых короткометражек – в одной из них, подобно Эльдару Рязанову, Валерий Рязанцев представил себя сразу в двух ипостасях: и режиссера, и актера. Ему явно удалась роль начальника-бюрократа, правда, для большей образности пришлось привязать к животу принесенную из дома пуховую подушку. Попробовали свои силы и в анимации: покадрово отрисовали и положили на кинопленку песню местного барда Валерия Белозерова. Со своими работами «Кинографъ» попытался было пробиться в ярославскую кинотусовку. До вершины «Олимпа», где тогда прочно обосновались титулованные областные клубы «Юность», «Чайка», «Корабел» и «Квант», рыбинцев как провинциалов, конечно же, не допустили. Но, тем не менее, им удалось заявить о себе, получить несколько памятных дипломов.

…Грянули 90-е. И жизнь начала на глазах терять яркие краски. Конверсия развалила завод приборостроения, и кинолаборатория стала сжиматься, словно шагреневая кожа. От безденежья разбежались сотрудники. Остался один Рязанцев…

Валерий с детства был близорук, носил очки с линзами минус 11 диоптрий. И сильнейший стресс, когда погибло взращенное своими руками детище, ударил по самому больному – по глазам. Сказалась при этом и неудачно проведенная в столичном офтальмологическом центре Святослава Федорова операция.

В 1995 году произошло отслоение сетчатки на одном глазу, и Рязанцева незамедлительно «выперли» с приборостроительного завода. А спустя еще пару лет Валерий полностью потерял зрение. Было ему тогда 50 лет.

Верная спутница Лариса, сын Александр с дочерью Ириной и подрастающие внучата, да еще «Кинографъ» — это все, что досталось в наследство Валерию Рязанцеву от той жизни, когда он обладал счастливой способностью видеть наяву все краски жизни. Но в декабре 1999 года творческое кинообъединение, не вписавшись в жестокие рамки рыночной экономики, было «заперто на замок».

-Я тогда решил: не сдамся! Обязательно найду свое место в жизни! – вспоминает Рязанцев.

По примеру автора романа «Как закалялась сталь» Валерий Анатольевич научился аккуратно выстраивать по трафарету печатные буквы. Принялся досконально штудировать американский и европейский опыт, где в тридцатых годах прошлого столетия зародилась «Говорящая книга», а первыми носителями звука были обычные грампластинки, на смену которым впоследствии пришли катушки с магнитофонной лентой. Не раз вместе с сыном он побывал в единственном в стране издательстве «Логос», которое серийно выпускает специальные книги для читателей, имеющих проблемы со зрением. Это огромные фолианты, где на особой толстой бумаге по «шеститочечному» методу Луи Брайля рельефно вытеснены буквы, цифры, математические формулы и даже нотные знаки. К примеру, роман Льва Толстого «Война и мир» занимает полтора десятка книг формата 25 на 30 сантиметров, каждая из которых весит более килограмма. А также «говорящие книги» в виде пластиковых коробок с магнитофонными кассетами.

Так в 1998 году у Рязанцева родилась идея создания «Говорящей книги Рыбинска» с использованием богатейшего творческого потенциала местных литераторов, журналистов, историков и краеведов.

Понимая, что без поддержки власти никак не обойтись, Рязанцев стал обивать пороги городской и областной администраций. Составил даже детальный бизнес-план, где по пунктам изложил концепцию, необходимую для реализации проекта технику и ее стоимость, количество сотрудников и уровень их заработной платы.

Пятилетнее «хождение по мукам» оказалось безрезультатным. И кто знает, может, и канул бы этот проект в Лету, если бы в 2003 году партия «Единая Россия» не организовала конкурс «Моя социальная политика».

-Мой проект «Говорящей книги» тогда признали лучшим в области, — вспоминает Валерий Анатольевич. — Выделили в качестве гранта 80 тысяч рублей. А соблюсти юридические и финансовые формальности помогла студия городского радио, с главным редактором которой, Татьяной Носковой, мы были хорошо знакомы еще с тех времен, когда она озвучивала наши учебные фильмы на РЗП.

Не откладывая дело в долгий ящик, приобрели звукозаписывающую и монтажную аппаратуру, решили вопросы с зарплатой сотрудников. И 2 декабря 2003 года «вписали в метрики» дату рождения нашего социального проекта.

Сегодня «Говорящая книга Рыбинска» представлена несколькими направлениями. Это — публицистика, проза и поэзия, краеведение, театр и музей, а также музыкальная культура города.

Материалы «Говорящей книги Рыбинска» поступают в городской филиал областной библиотеки для слепых на улице Чкалова и ее отдел в микрорайоне Копаево, в центральную библиотечную систему и в социальный отдел библиотеки им. Энгельса, расположенный на улице 50 лет ВЛКСМ.

Общее дело объединило тех, кого судьба испытывает на прочность. Общение с коллегами и творческими людьми помогло редактору студии Валерию Рязанцеву, его помощнице Ирине Беляевой – матери инвалида с детства, дикторам Александру Пятунину и Евгению Харитонову – также инвалидам по зрению вновь обрести смысл жизни.

А сам Валерий Анатольевич сейчас пишет воспоминания и готовит свои материалы, чтобы передать их в городской архив. Это – «Сказание о семье Рязанцевых», фильмы, снятые кинолабораторией завода приборостроения и творческим объединением «Кинографъ», огромная фототека со снимками и слайдами.

-Мне есть, что рассказать людям, — сказал Валерий Рязанцев, крепко пожимая на прощание руку. – Ведь я помню свою жизнь. И сейчас отчетливо вижу ее краски…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 529



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


− восемь = 0

Описание картинки