Корыто для «Трактирщицы»

Все-таки не всегда простые истины работают без сбоев. Взять хотя бы тезис о том, что новое – это хорошо забытое старое. С одной стороны Вячеслав Лымарев – новый режиссер в нашем театре, с другой — он уже работал с рыбинскими актерами несколько лет назад. Но вряд ли кто-то из театральной публики забыл его и его «Полианну». Гадать, повторит ли «Трактирщица» успех предшественницы – дело неблагодарное. А вот что думает о спектакле сам режиссер, узнать вполне по силам.

«Трактирщица» — дама весьма преклонного возраста. Родилась она в 1753 году из-под пера итальянского драматурга Карло Гольдони. Но календарные столетия никак не отразились на ее внешней привлекательности и предприимчивости. Трактирщица продол-жает расставлять свои коварные сети на театральных сценах. Идея ее хитрых планов стара как сама героиня: доказать на деле непобедимость дамских чар. Один из постояльцев ее гостиницы, кавалер Рипафратта — убежденный женоненавистник. Он позволяет себе нелестные отзывы в адрес представительниц прекрасного пола, с которыми, если и видит отношения, то только в кошмарном сне. «Дураки те, кто влюблен в бабью юбку», — сыпет насмешками высокомерный гордец. Обольстительная трактирщица Мирандолина, привыкшая к мужскому вниманию, подобной дерзости снести, естественно, не может, и решает наказать зарвавшегося гостя. Покорение черствого сердца много времени не заняло. Противник оказался на крючке стандартных женских удочек: выразительный взгляд, восхищенная покладистость, наглый шантаж. Кавалер влюблен, Мирандолина торжествует. Гольдони как автор комедии положений попутно высмеивает человеческую жадность, позерство, корысть. И в то же время Гольдони как новатор вводит в драматургию характеры героев, погружаясь в их внутренний мир. Лымарев как режиссер усиливает авторские намеки, чуть меняя финал. Рыбинская Мирандолина в отличие от итальянской прародительницы не просто испытывает чувство вины за разбитое сердце кавалера, она сама влюблена. Не желая того, коварная женщина заигралась до внутреннего трепета и, поняв, что оскорбленный объект ее обольщения уезжает, трактирщица скорбит. Соединив комедию дель арте и сказку про золотую рыбку, Вячеслав Лымарев оставил героиню с разбитым корытом, а зрителя — с драматическим финалом.

— Я ничего не переписывал, лишь укоротил Гольдони. Мне нравятся такие финалы, когда зритель весь спектакль хохотал, а потом вдруг задумался, — рассказывает режиссер о личных предпочтениях.

Лымарев ставит много и разнообразно. В его профессиональной копилке и Шекспир, и классическая драма, и творения современных авторов. Говорит, что главное — чтобы пьеса нравилась, тогда ее реализация на сцене вычерчивается еще при прочтении. «Трактирщица», по его мнению, спектакль несложный, тем более для рыбинской труппы. Режиссер отмечает, со времен его последнего сотрудничества с нашим театром коллектив существенно и талантливо помолодел. Трудностями в работе можно считать только короткий срок на постановку. Новый спектакль делали за месяц, декорации появились на сцене за пару дней до премьеры, не все гладко с знанием текста, но Лымарев смеется: «Такие условия – лучший способ для похудения». Вячеслав Борисович улыбается много и часто, чем создает впечатление открытого и светлого человека. Он не тиран, хотя при необходимости легко перекричит и актеров, и музыкальное оформление. Последнему, кстати, Лымарев уделяет особое внимание. Все композиции обычно подбирает сам. Для него вообще важна атмосфера спектакля, его тон. Рыбинская «Трактирщица» звучит светлой грустью.

— Комедии бывают разные, одна — с глубоким подтекстом, а другая — чтобы просто поржать. Это так называемые «пуповые комедии». Провинциальный театр должен удовлетворять любым интересам. Это в Москве есть театры, репертуар которых четко ограничен жанром. Там и у зрителя есть свой выбор, и у театров есть свой зритель. В провинции используются универсальные афиши, — рассуждает о лице театра Вячеслав Лымарев.

Он, отвечая на вопрос о путях развития провинциальных театров, мог бы разглагольствовать о репертуаре, об игре актеров, о духовности зрителей и прочих высших материях. Но он не моралист, а рационализатор, поэтому ответил просто: развитие театра — в его финансах. Также Лымареву не нравится повальное мода на «осовременивание» спектаклей. Онегины и Ленские в бейсболках и джинсах — это интересно. Но только один раз. Когда же переодевания сплошь и рядом, зачем кричать о новаторстве? И свою «Трактирщицу» он воспринимает, как хороший спектакль, который с удовольствием посмотрят люди разных поколений, но на статус центральной постановки в репертуаре рыбинского драматического не претендует. Если зритель захочет, он сам это сделает.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 498



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


2 × девять =

Описание картинки