Петр Великий — сын рыбинца

Таким должен выглядеть один из воплощенных образов величественной России. Наряду с лицом Шаляпина, Мордюковой, Мухиной. Речь идет об актере Николае Константиновиче Симонове, народном артисте СССР, Герое Социалистического труда. Том самом, чей образ навсегда совместился с кинематографическим образом Петра Первого. Петра I в минуту батального воодушевления с выражением гибельного восторга на лице, или губительного восторга, как для кого.

Хотя внешне Николай Симонов не был похож на нашего харизматичного и в то же время рокового для России царя-реформатора, но и до него, и после все, кто играл самого знаменитого Романова, просто не шли ни в какое сравнение. Как отмечали критики, Симонов «воплотил в образе Петра черты героической активности русского народного характера».

На международной выставке в Париже, в 1937 году, где демонстрировался шедевр Веры Мухиной – скульптура «Рабочий и колхозница», потом чуть было не переместившаяся на рыбинскую плотину, одновременно была показана 1-я серия «Петра I». Фильм получил Гран-при. На всех сеансах яблоку негде было упасть. «Это большая историческая фреска, которая делает честь советской кинематографии. Великолепный фильм… полон страсти», — написала парижская «Эвр».

Посмотрел этот фильм и великий волжанин Федор Шаляпин. «Я стал бы учиться только у Симонова…» — признался гений русской оперы.

Сам Симонов поклонялся нескольким именам. Среди них Рахманинов, Шаляпин, Бетховен, Микеланджело, Роден. В Шаляпине он чувствовал свою породу, волгаря, крючника и бурлака. Шаляпин родился в Казани, Симонов в Самаре. Мы гордимся тем, что села Рыбинского уезда помнят голос певца. А что же с Николаем Симоновым? Тут еще теснее. Николай Симонов родился 21 ноября ( 4 декабря по новому стилю) в семье коренных волжан Константина Акимовича и Антонины Ивановны (Ур. Кувардиной) Симоновых, пару лет назад перебравшихся на Среднее Поволжье из… Рыбинска. В день их свадьбы жениху исполнилось 25 лет, невесте – 18. В семье Константина, кроме двух сыновей, была еще дочь Ольга. А вот дед Аким Иванович и еще один его сын Николай продолжали жить в Рыбинске. Здесь дед держал бакалейную лавку. В нескольких «Списках лиц, имеющих право участия в Рыбинском городском избирательном съезде по выборам в Государственную думу» разных лет можно встретить и Акима Ивановича, и Николая Акимовича (торгового представителя) СимАновых. Так пишет биограф о родителях Николая (отец, кстати, родился в Рыбинске): «Открытые лица с выражением спокойного достоинства, серьезные, внимательные глаза, твердость характера. В обоих ощущалась крепкая, деятельная, сметливая русская порода».

В детях Константина Акимовича было и общее, и особенное. Все рослые, крепко сбитые, обладающие незаурядной физической силой. Сергей был попроще, погрубее. Николай рос спокойным, приветливым, добрым. Физическими данными он пошел в отца, но внутренне, душевно напоминал мать, да и лицом был на нее похож.

Николай Константинович вспоминал свое детство: «…Как будто Рождество. Сплю я в детской. Сочельник. Значит, под подушку мне что-то положит Дед Мороз. Завтра елка. Проснешься — мороз сделал свои узоры на окне разные-разные. И луна по ним скользит своим серебром. Мороз. Лучи идут, стелются по детской и доходят до кровати. Хвать под подушку. Нет пока еще ничего, но будет. Слышишь шаги матери где-то на кухне, в столовой. Завтра будет пирог. И я пойду завтра с каким-нибудь подарком на снег. Наверно, будут санки или маленькие лыжи. Смотришь на окно, луну, узор мороза. Причудливый и такой для меня всегда таинственный. И засыпаешь. Спишь. А в груди до боли хорошо».

Много читал. Фенимор Купер, Майн Рид, Луи Буссенар – «джентльменский» набор всякого нормального ребенка всех времен и народов.

Однажды Николай с родителями отправился в Рыбинск к деду на пароходе по Волге. Волжские берега, караваны судов, шумные причалы. Дед Николая Аким Иванович и его жена были староверами. В доме поддерживался жесткий распорядок. Кстати сказать, Николай подолгу живал в Рыбинске, и влияние на его характер, его взгляды город наш оказывал и опосредованно – через гены отца и непосредственно, через включенность в его бурную торгово-промышленную жизнь.

С 1916 г. он учится в художественно-промышленной школе Самары. В 1921-22 – студент Академии художеств Петрограда. Его учителя А.А. Рылов, К.С. Петров-Водкин. В 1924 г., после окончания Ленинградского института сценического искусства, приглашен в Ленинградский академический театр драмы. В начале 30-х годов работает актером и худруком Самарского драматического театра.

Приятель Александр Каверзин, ставший впоследствии блистательным эстрадным танцовщиком, вспоминал: «Он рос настоящим волгарем. Ничего и никого не боялся, хотя драк избегал и сам забиякой никогда не был. Доброту Николая знали все. За слабых и обиженных он вступался сразу же».

В кино главной его ролью стал образ Петра Первого. А был еще Жихарев в «Чапаеве», Доктор Сальватор в «Человеке-амфибии».

Для нас важно вот что: это еще одно имя из рыбинского киноинкубатора, наряду с многими уже устоявшимися и усвоенными…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 518



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


× семь = 42

Описание картинки