Ночь в милиции, или Журналистам вход разрешен

На днях я провела целую ночь в милиции. Нет, я не совершала ничего противозаконного, и потерпевшей мне, к счастью, стать тоже не пришлось. В дежурную часть Рыбинского УВД я пришла с одной вполне себе конкретной целью — узнать, что происходит в милиции с наступлением темноты.

«БОЕВОЕ» ДЕЖУРСТВО

Ровно в 21.00 я стояла перед первым постом Рыбинского УВД и просила провести меня к Андрею Якурину, начальнику дежурной смены, которому предстояло рассказать мне о тайнах ночной работы милиции.

Прохожу в помещение, разделенное стеклянными перегородками. На столах компьютеры, рации, множество телефонов. Сюда, в дежурную часть, стекается вся информация о произошедших в городе преступлениях. Начинаю осматриваться. Первым бросается в глаза монитор, на который передается изображение с городских камер видеонаблюдения. На картинке размером в несколько квадратных сантиметров пытаюсь угадать расположение камер. Получается плохо. Параллельно прислушиваюсь к телефонным разговорам. Выясняется, что звонят в милицию по любому поводу: начиная с сообщений о кражах или тяжких преступлениях и заканчивая коммунальными проблемами. Вот, например, голос в трубке настойчиво требует подействовать на соседей, которые затопили квартиру. Дежурная, пытаясь объяснить, что у милиции несколько иной профиль, переправляет абонента в коммунальную аварийную.

Следующий сигнал. Звонит встревоженный мужчина. Рассказывает, что вытащил из петли брата, решившего свести счеты с жизнью. Здоровью несостоявшегося самоубийцы ничего не угрожает, но близкие боятся повторения ситуации. И милицейский наряд с «бесплатным приложением» в виде меня выезжает по нужному адресу.

ПСИХОЛОГИ В ФОРМЕ

Приезжаем. Открывает дверь мужчина. Объясняет, что нашел брата с петлей на шее, вытащил его и теперь следит, чтобы попытка суицида не повторилась. Осложняет дело присутствие в квартире жены и маленького сына несостоявшегося самоубийцы. Сам он, к слову, сильно пьян и, по рассказам родных, употребляет спиртное регулярно. Эта попытка свести счеты с жизнью у него не первая. Милиционеры записывают объяснения родственников и решают забрать возмутителя спокойствия в УВД, как минимум, до того момента, пока он не протрезвеет. И здесь начинается самое сложное. Мужчина, который недавно был готов расстаться с жизнью, начинает сопротивляться. При этом одет он по-домашнему, а на улице — минус 20. На уговоры ушло около получаса. Все это время я смотрела на милиционеров, на то, как они успокаивают дебошира, совсем как маленького ребенка, и понимала, что сама уже минут через пять применила бы «грубую физическую силу».

Спускать вниз мужчину пришлось без одежды и обуви, их милиционеры взяли с собой в пакетах. Погрузив «источник волнений» в машину, все облегченно выдохнули. И лишь тогда стало понятно, каких усилий стоило это спокойствие. Думаю: им бы в психологи, а не в милицию. И сразу выясняю, что курс психологии милиционеры действительно слушали, а практику получили уже во время работы. Кстати, убедить мужчину одеться в конце концов удалось.

КОМЕНДАНТСКИЙ ЧАС

Вернулись мы в дежурную часть в районе полуночи. В самой «дежурке» народу поубавилось, а вот в комнатах для пострадавших и задержанных был настоящий аншлаг. В одной из них, оборудованной специально для несовершеннолетних, находились два подростка. Один ушел из кадетского корпуса, но до родителей так и не добрался. Его остановил патруль в микрорайоне Северный. Телефонов родителей нарушитель комендантского часа не дал, указал только номер бабушки. До бабушки дозвонились, но передать сына решили только родителям. Еще один подросток отправился домой на милицейской машине, так как родственники приехать за ним не смогли.

ЕСТЬ ЖЕ ДОБРЫЕ ЛЮДИ…

Около часа ночи дежурный меня позвал: «Есть интересное дело, наши оперативники нашли без вести пропавшую. Если хочешь, поднимайся к ним в кабинет».

В кабинете на третьем этаже сидели четверо: оперативник, девушка с явными признаками беременности, мужчина и женщина с измученными лицами. Оказалось, что родственных связей между ними нет, просто Евгений и Татьяна решили помочь девушке, которую их сын буквально вытащил из притона алкоголиков и наркоманов. Два месяца назад молодой человек уехал на заработки и оставил беременную Аню с родителями. «Все это время она вела себя идеально: ходила в консультацию, заботилась о будущем ребенке, помогала жене по хозяйству, — рассказывает Евгений, — а несколько дней назад сбежала». Обеспокоенные, они бросились в милицию. Оказалось, что девушка вернулась в притон. Но и на этом неприятные известия не кончились. Выяснилось, что девица несколько старше, чем ранее говорила, что у нее есть дочка, которую воспитывает бывший муж. И судьба малышки настолько ее не волнует, что она не смогла назвать даже дату ее рождения. Врала Анна во всем: что стоит на учете по беременности, что собирается воспитывать ребенка… В милиции она объявила, что планирует оставить малыша в родильном доме.

«Ты хоть понимаешь, что ты можешь потерять этого ребенка или навредить его здоровью? — спрашивает оперативник Александр Кочнев. — Запомни, если с малышом что-нибудь случится, тебя привлекут к ответственности за то, что ты от него избавилась».

Внятного ответа от девушки добиться не удалось. Она находилась в состоянии алкогольного опьянения, но при этом наотрез отказывалась возвращаться в приютившую ее семью.

За окном уже глубокая ночь, а девицу все пытаются образумить. В конце концов ее уводят домой. Быть может протрезвев, она изменит свое решение. Очень хочется надеяться, что с ее малышом все будет хорошо.

ЖУРНАЛИСТ — ЗАЛОГ СПОКОЙНОГО ДЕЖУРСТВА

На часах четыре утра. «Давно у меня не было такого спокойной дежурства, — признает Андрей и с улыбкой добавляет, — приходи к нам почаще, жулики, видимо, бояться огласки в прессе». Я обещаю подумать и ставлю себе задачу продержаться до шести утра. За полчаса до назначенного времени появляется повод поговорить еще с одним сотрудником. В дачном товариществе поймали воровок. Трех женщин задержали на улице 9 мая на выходе из массива «Зеленая зона». Пройдя по домам, они собирали все, что изготовлено из металла. Украденное планировали продать. Две задержанные — безработные, третья работает продавцом. Но поймать преступников для милиции — полдела. Еще предстоит установить хозяев ограбленных дач, проверить задержанных на причастность к другим преступлениям.

Записав все полученную информацию в блокнот, иду одеваться. Пора домой, через два часа вставать на работу.

…Для меня это дежурство спокойным не было, слишком много оказалось новых впечатлений. Подумалось и о том, что часто нас нужно спасать не от грабителей и убийц, а от самих себя. И, как ни странно, занимаются этим все те же милиционеры. Которых часто ругают, обвиняют в черствости и коррупции. Но именно к ним бегут за помощью, как только что-то случится. А люди в форме не могут отказать, потому что у них работа такая — защищать людей и Отечество, пусть в масштабах одного единственного города.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 530



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


три − 3 =

Описание картинки