Уцелевшие дети войны

«Дети Великой Отечественной войны» – так принято называть сегодняшнее старшее поколение. Никто из нас даже примерно не может представить себе, как это, когда детство – война. Мы не ценим те вещи, о которых мечтали наши бабушки и дедушки: еда, крыша над головой, образование. Когда я слушаю рассказы своей бабушки, мне становится не по себе. От ужаса и стыда…

Когда началась Великая Отечественная война, моей бабушке Валентине Васильевне Трепаленко было всего 5 лет. Семья жила в селе Заречье Новосильского района Орловской области. С началом мобилизации ее отец, как и все мужчины, сразу ушел на фронт. Вернуться домой ему было не суждено. Мать осталась одна с четырьмя детьми. Старшей Ане было 7 лет, братику Коле 4 года, а младшей сестренке Нине всего два.

Осенью 41-го фашисты оккупировали почти всю Орловскую область. Заречье находилось на дороге-каменке, которая вела в областной центр. По этой трассе в восточном направлении день за днем с грохотом двигалась немецкая военная техника и шли солдаты. Моя прабабушка была очень чистоплотной и аккуратной женщиной, поэтому ее дом часто занимали военные начальники. Немцы угощали детей конфетами и консервами. Бабушка говорит, что на всю жизнь запомнила их вкус. Сейчас она понимает, что именно эти подачки не дали первое время умереть от голода. Зато однажды ночью, вспоминает бабушка, когда дети раскапризничались, немец грозился пристрелить их, если они не замолчат и не дадут ему поспать. Матери с трудом удалось успокоить перепуганных малышей.

Первой погибла старшая сестра. Немцы, отступая, выгнали всех на улицу и взорвали дом. Мать зимней ночью успела только наспех одеть детей и бросить большое одеяло в санки. В дикой суматохе женщина и не вспомнила про анин портфельчик. Девочка, только пошедшая в школу, не смогла оставить ранец и побежала за ним в дом. Взрыв раздался, когда она, возвращаясь обратно, была практически в дверном проеме. Волна сбила ее с ног, а на животе разошлись швы от недавнего аппендицита. Оказать ребенку медицинскую помощь, разумеется, не было никакой возможности. Мать, усадив всех четверых на санки, побежала прочь. Бабушка вспоминает, что снега в ту зиму было очень много и морозы стояли такие, как и зимой 2010-го. Сани проваливались, от луны и зарева пожаров было светло, как днем. Женщина, выбиваясь их сил, тянула веревку, спотыкаясь и с трудом передвигая ноги, увязая в сугробах. Как только они добрались до ближайшей деревни, Аня умерла…

Моя прабабушка осталась с детьми, без еды, без денег, без крыши над головой. Жили в деревне, три семьи в одном доме, спали на полу, на соломенной подстилке. Однажды бабушка и ее братик расшалились, и дед, который жил с ними, чтобы угомонить детей, стукнул бабушку по голове свертком, где у него лежали нитки и шило. Ударом пробило ей голову в трех местах.

Есть было нечего. Совсем. Дети пухли от голода. Младший братик умер на глазах у бабушки. Он стоял, плакал и просил у мамы еды, потом упал в голодный обморок и больше не очнулся. Мать завернула его в ветхую тряпочку, привязала к санкам и повезла хоронить. Как умерла младшая сестренка, бабушка не помнит. Из четверых детей она единственная дожила до весны.

Немногим легче стало, когда пришли партизаны. Они приносили женщинам подстреленных в лесу галок и ворон. Летом бабушка с матерью вдвоем вернулись в свое село, которое зимой покидали впятером. Дом выгорел полностью, но чудом уцелел подвал. В нем они и стали жить, пока мама разбирала блиндажи и из досок делала крышу, покрывая ее ветками и травой. Однажды, вспоминает бабушка, ночью после дождя часть крыши рухнула, целым остался только участок над их кроватью. Второй раз судьба чудом подарила ей жизнь.

Страшная нищета, рваные обноски, непроходимое чувство голода не смогли искоренить детские мечты. Бабушка, как и все ее ровесники, мечтала о школе, хотела, чтобы кончилась война, и она пошла бы учиться. Заветные желания сбылись. Она выучилась, окончила Тульский механический институт и по направлению приехала в Рыбинск, где долгие годы работала на приборостроительном заводе, сначала инженером, потом начальником отдела. Многих деталей своего страшного детства моя бабушка уже не помнит, но вкус еды, зарево пожаров, грохот танков и страх она не забыла и по сей день.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 483



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


7 − = один

Описание картинки