ПУТЕШЕСТВИЕ НА КРАЙ СВЕТА

Рейды по выявлению браконьеров в период нереста проводятся практически ежедневно. На борьбу с незаконным ловом рыбы брошены все силы – инспекторы рыбохраны, сотрудники УВД и Рыбинского ОМОНа. На сегодняшний день количество возбужденных уголовных дел приближается к цифре 100.

ДВАДЦАТЬ ЧАСОВ В СПАСЖИЛЕТЕ

{image0} Когда появилась возможность поучаствовать в подобном рейде, я согласилась, не раздумывая. Изначально планировалось, что ловить браконьеров мы будем ночью и на берегу. Но в самый последний момент выяснилось, что планы меняются, и ближайшие сутки мне предстоит провести на борту катера, который отправится на границу Ярославской и Вологодской областей, в Дарвинский заповедник. Не скрою, мысль отказаться от этой затеи была, но природное любопытство победило, и вот я уже еду в сторону Судоверфи, откуда и взяло свое начало наше морское путешествие.
Устроившись в каюте (тогда я думала, что выбрала самое комфортное место) и наблюдая за тем, как быстро отдаляется причал, появилась мысль, что назад пути нет. Мои думы прервал голос омоновца Романа Сидорова, который руководил рейдом: «Спасательный жилет надень… на всякий случай. А то, мало ли что». Перспектива «мало ли что» меня вовсе не порадовала, поэтому спасжилет я одевала очень быстро, и сняла его лишь после возвращения на берег. Что случилось очень и очень нескоро…

ДРЕЙФУЮЩИЕ СЕТИ

Это водное путешествие было на моем опыте первым (поездки на «Метеоре» до Ярославля и обратно не считаются). Видимо отсюда и столько эмоций, которые бушевали, совсем как волны, на Рыбинском водохранилище. О том, что на море неспокойно, можно было узнать, даже не выглядывая в иллюминатор. Катер подбрасывало на каждой волне, и от неприятных ощущений не спасали даже мягкие сидения. От последствий такой качки спасало только то, что поужинать я не успела, да и обед был уже очень давно. Из динамиков пел Юрий Лоза, не знаю, подбиралась ли музыка специально, но подпрыгивая на очередной волне, и слыша жизнеутверждающее «ну и пусть, будет нелегким мой путь» становилось немного легче.
Шел второй час пути. На горизонте появился Центральный мыс. А на воде, одна за одной, появлялись пластиковые бутылки – поплавки, обозначающие поставленные сети. Чаще всего, это были многометровые обрывки, оторвавшиеся во время шторма.
— Вот такие дрейфующие сети приносят больше всего вреда. Их никто не проверяет, рыбу не снимает, и она тухнет. Да вы сами посмотрите, — сокрушался инспектор рыбо-храны Николай Правкин, вытаскивая очередную синтетическую «плетенку». В некоторых попадалась живая рыба, которую отпускали. Часть сеток забирали с собой, особо грязные – топили, отрезая поплавки.
Недалеко от берега прошла моторная лодка. Сидящий в ней мужчина объяснил, что просто поехал покататься, ни рыбы, ни сетей у него нет. Документы на лодку оказались в порядке, ничего противозаконного в плавсредстве не обнаружили. «Скинул рыбу, вместе с сеткой», — почти в один голос сказали рыбинспектор и ребята-омоновцы. Но доказать это было невозможно.
Единственным, кто получил разрешение ловить рыбу сетями в период нереста, было предприятие, занимающееся разведением рыбы. В документах было указано, что они ловят щуку, а затем выводят из икры мальков и выпускают. Но и к этому предприятию возникли вопросы. На месте не обнаружилось пойманной рыбы, хотя по документам она была. Не был заполнен журнал дежурств, что тоже является нарушением. И самое главное, что наводило на мысль о возможном браконьерстве, предприятие использовало сети с ячейкой 120 миллиметров, то есть для лова рыбы, которая по размеру гораздо крупнее, чем щука.{image1}

РЫБА В ХРАМЕ

К месту назначения, в район деревни Захарино, мы добрались уже поздно вечером. И тут выяснилась еще одна новость, которая совсем не радовала – ночевать придется на воде, так как ни один из берегов не приспособлен для выхода на сушу. А идти в сторону населенного пункта – это значит предупреждать браконьеров о присутствии милиции. Радовало только то, что ночь оказалась недолгой, и уже в четыре утра мы вновь отправились в путь.
Обойдя окрестности и не обнаружив ни одного браконьера (видимо их все-таки успели предупредить), было принято решение высадиться на берег и сходить в деревню.
Захарино – один из двух населенных пунктов, расположенных в Дарвинском заповеднике. Здесь живут около 80 человек, причем две трети из них уже почтенного возраста. Единственным способом заработать является рыбная ловля. На берегу, в здании бывшей церкви, еще с советских времен работает рыбопромысловое предприятие. Сюда привозят рыбу, здесь же ее разделывают, часть коптят и вялят, и отправляют дальше. Рынок сбыта, в основном, Череповец и Санкт-Петербург. Город сталеваров расположен всего в 120 километрах от Захарина, для сравнения, до Рыбинска придется ехать около трехсот, и в любом случае через Череповец. До города, как здесь его называют, ведет только одна дорога, часть которой проходит по лесу, поэтому в межсезонье выехать из родной деревни очень проблематично.
Впрочем, большинство продовольствия жители деревни берут со своего огорода, остальное покупают в магазине, куда регулярно привозят продукты. Несмотря на то, что деревня находится на территории заповедника, жителям разрешено пилить дрова в окрестных лесах, ловить рыбу и охотиться, но только в личных целях. Поводом для визита в Захарино стал сигнал, что здесь идет промышленный лов рыбы.
Если для городского человека утро субботы – время сна после трудовой недели, то для сельчан выходных и праздников не существует. Поэтому в 7 утра почти в каждом огороде можно было увидеть местных жителей. Они весьма доброжелательно рассказали, где найти магазин, и в каком доме живет продавец, которая готова открыть торговую точку в любое время суток. То, что женщина уже проснулась, определили довольно просто – ее курицы уже гуляли во дворе. Поблагодарив за такую заботу, мы отправились дальше. Нас интересовал не столько магазин, сколько причал, расположенный во дворе бывшей церкви.{image2}
Сочетание здания церкви, пусть уже облепленного различными хозяйственными пристройками, и без куполов, со стоящим здесь же огромным рефрижератором, резало глаз. Слишком уж непривычным было подобное зрелище. До директора предприятия дозвониться оказалось невозможно, поэтому мы решили навестить его. Дом руководителя предприятия отличался от остальных пластиковыми окнами и стоящей рядом иномаркой. Владимир Красиков подъехал к месту, где были пришвартованы катера, и понял, что прибыли мы не из праздного интереса. Вопрос о браконьерстве в его деревне был задан, что называется «в лоб». Заверив нас, что ему о таких фактах неизвестно, Владимир Красиков предложил нам лично убедиться в том, что все лодки находятся на берегу. И на время нереста лов рыбы здесь прекращен.

МОРЕ — НЕ БЕЗДОННАЯ БОЧКА

Обратная дорога заняла совсем не много времени, за что отдельное спасибо хочется сказать нашему рулевому Михаилу Виноградову.
Уже на подходе к Рыбинску рыбинспектор оформил еще два протокола на двух ярославцев, решивших порыбачить на лодке, используя спининг.
Запрет на рыбную ловлю продлится до начала июня. Еще пройдет не один рейд, и почему-то кажется, что еще не раз бойцы рыбинского ОМОНа и других милицейских подразделений будут задерживать нарушителей, для которых, видимо, закон не писан. Иначе, как объяснить то, что люди не задумываются о будущем. Причем, не только будущем всего Рыбинского моря, но и о своем. Ведь ни одно из природных богатств не бывает безграничным, и раз уж нам повезло жить в таком рыбном месте, так, может, стоит относиться к нему с большим уважением?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 475



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


семь − = 3

Описание картинки