ВОЙНА В ТЫЛУ

В каждой семье сохранились реликвии времён Великой Отечественной войны. Наша семья не исключение. Мы бережно храним награды прадедушки Саши. Он ушёл на фронт в 1942 году. Ему было 17 лет. Но сегодня он не расскажет нам, правнукам, о войне. Его уже нет в живых. 

{image0} О войне мне много рассказывает бабушка Галина Анатольевна. Она не принимала участия в боях – родилась позже, но в течение последних двадцати пяти лет её жизнь связана с ветеранами Великой Отечественной. 30 лет бабушка работала врачом в том здании, где в годы войны располагался госпиталь №2018. Бабушка участвовала в поиске тех, кто работал и лечился в этом госпитале во время войны. Нашла 48 медицинских работников и 12 раненых бойцов. После войны они встречались, в Рыбинск приезжали врачи и медицинские сёстры из разных городов страны от Украины до Сибири. Письма ветеранов, документы, полученные бабушкой в Военно-медицинском архиве Ленинграда, составили альбомы и вошли в книгу «Рыбинские эвакогоспитали в документах истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.».
В годы войны в помещениях школ, домов и дворцов культуры размещалось 39 эвакогоспиталей. Врачи и медсёстры сутками не выходили из операционной. Хирурги удаляли осколки, останавливали кровотечение, зашивали раны. Очень уставали, но уходить было нельзя, так как поступали всё новые и новые бойцы, которым требовалось немедленная помощь. Средств для наркоза и обезболивания не хватало. Раненые стойко переносили боль, не стонали, только скрипели зубами.
Врач из Ленинграда Екатерина Ивановна Кошкова рассказывала, что находившихся на лечении было в разы больше нормы. Перевязочного материала не хватало. Использованные бинты приходилось стирать, кипятить, гладить. Каждый день делали около пятидесяти перевязок. Больных с очень тяжёлыми травмами, во время бомбёжки врачи и медсёстры на себе носили в укрытие, а потом обратно в палаты.
Старшая медсестра восьмого отделения госпиталя №2018 Мария Ивановна Дорохова писала: «В трудных военных условиях работали мы днём и ночью. Фронт наступал. Всё чаще немецкие самолёты делали налёты на наш город. Во время одного из них бомба упала недалеко от госпиталя. Здание содрогнулось. Раненых сбросило с кроватей. Рамы и двери выбило взрывной волной. Все кричали о помощи. А мы, молодые девчонки, круглые сутки не выходившие из госпиталя, старались и раненым помочь, и помещения привести в порядок».
Зоя Ивановна Галкина работала в отделении, где лечились пациенты с травмами головы. Целые палаты были с людьми, потерявшими зрение. За сыновьями и мужьями, покалеченными войной, приезжали матери и жены. Медицинские работники не меньше близких переживали за дальнейшую судьбу бойцов, за что потом получали письма благодарности, полные признательности за их нелёгкую работу.
– Особенно сложно было с продовольствием, – рассказывала Зоя Ивановна. – Хлеб получали по карточкам на два дня, а
съедали всё за день. Раненые каким-то чутьём угадывали, что мы хотим есть, и старались помочь. В дежурный столик, незаметно для нас, клали два кусочка хлеба и кусочек сахара: делились с нами своим пайком. Все заработанные деньги мы отдавали в фонд Красной Армии. Для спасения раненых сдавали свою кровь.
Пациенты оказывались очень отзывчивыми людьми. Лейтенант Сергей Гашнев написал Зое Ивановне: «Спешу, Зоя, сообщить о своей радости. Вы помните меня, я знаю. Я ничего не видел из-за ранения, и вы писали за меня письма. Сейчас я нахожусь в Сибири. Профессор сделал мне операцию. Теперь, если иду прямо, я вижу. И письмо это пишу уже сам! Будет ещё операция, и тогда буду видеть небо и землю. А вы, дорогой мой человек, Зоя, остались в моей памяти за вашу душевность и заботу».
Бабушка часто встречалась с Екатериной Леонидовной Десятовой, медсестрой госпиталя. Екатерине было 17 лет, когда она пришла на работу в госпиталь №2018. Увидела переполненные палаты и растерялась. Из головы вылетели все знания. Рядом был заведующий отделением Валентин Николаевич Ключиков. Он не отходил от медсестры и всё время наблюдал, как помощница выполняет назначения. Спрашивал: «Ну, как, страшно?». Она отвечала: «Нет», а у самой душа замирала. Екатерина Леонидовна рассказывала:
– Мы старались, трудились не только на своём посту. Разгружали баржи с дровами, заготавливали овощи, охраняли госпиталь, дежурили на крыше во время бомбёжек и сбрасывали бомбы на землю, чтобы здание не загорелось. Коллектив госпиталя был очень дружный. Мы все помогали друг другу.
В часы затишья врачи, медицинские сёстры выступали с концертами перед бойцами. Особенно пациентам нравились выступления белокурой Маши Селениной. Она пела песни, романсы, играла на гитаре вместе с врачом
М. И. Доброхотовым, хорошо танцевала.
– Мы долго не отпускали её со сцены, — вспоминает бывший раненый госпиталя, а затем врач городской больницы Александр Васильевич Горбунов. – Мы просили её спеть ещё и ещё. И она пела для нас.
Прошло 25 лет со дня первой встречи ветеранов медицинских работников госпиталя № 2018. К 65-летию Победы почти никого из них в живых не осталось, но есть воспоминания бабушки о молодых девчонках, которым довелось пережить всю тяжесть военных лет. Останутся берёзы в больничном городке, где стоял эвакогоспиталь – их посадили вместе с моей бабушкой врачи, медсёстры и их бывшие раненые. Я горжусь своей бабушкой, а она говорит, что счастлива, встретив в жизни таких замечательных людей.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 516



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


7 − два =

Описание картинки