«Сатурн» в долговом кольце

Майский выпуск корпоративного ежемесячника «Сатурн» на заводе мало кто прочел – он отпечатан тиражом всего 1000 экземпляров. А жаль. Думается, и среди горожан тоненький черно-белый журнальчик стал бы настоящим бестселлером, несмотря на кризисное полиграфическое исполнение, сделанное явно в спешке, с обилием опечаток и ошибок. Возможно, кто-нибудь из пятерых руководителей НПО самого высокого ранга, прочитай он свое интервью в гранках, визу бы свою на нем не поставил. Потому что при таких обстоятельствах, в каких сегодня оказалось предприятие, отдельные высказывания в адрес работников предприятия звучат довольно жестко. 

{image0} Учитывая дефицит официальной информации о происходящих на заводе кадровых сокращениях, мы решили поцитировать в этом номере первых лиц «Сатурна».
В начале недели мы взяли интервью у главного действующего лица – директора по персоналу НПО «Сатурн» Леонида Иванова. Но нам оно не понравилось, поскольку уж очень походило на пропаганду. И пропагандирует оно не только и не столько кадровые преобразования на «Сатурне», сколько выдающуюся личность Леонида Михайловича, популярную, общественно значимую и к тому же депутатскую. Кроме того, респондент потребовал обязательного согласования с собой им самим же сказанных слов, то есть выразил тем самым нам свое недоверие.
Это странно, поскольку мы повода не давали, и даже ни разу интервью у него не брали, это во-первых. А во-вторых, Леонид Иванов почему-то засомневался в своих ораторских способностях. Что удивительно, ведь он имеет огромный опыт в выступлениях, всегда умеет сказать то, что народу понравится. Который год с депутатской трибуны звучат речи главного депутата-моторщика о плохой работе чиновников администрации, он также славно бичевал мэров и депутатов, повышавших коммунальные тарифы для населения.
Теперь Иванов оказался в интересном положении. Управляющая команда «Сатурна» доверила Иванову руководство персоналом, высокооплачиваемую должность, на которую отважился бы пойти не каждый, ведь, чтобы проводить плановые сокращения работников, нужно иметь особый характер. Но Леонид Михайлович не растерялся, в своем интервью корпоративной газете он находит виноватых и смело обличает их с долей здорового цинизма и популизма: «Массу проблем мы откладывали в сторону, полагая, что методом аврала обязательно все решим. Но это не так, поэтому мы себя совершенно сознательно ограничили по работе в выходные дни, по сверхурочным. Посмотрели, кто ходит вокруг рабочих – руководители различных рангов. Что мешает начальнику цеха работать 4 дня, его замам работать 4 дня, то есть по скользящему графику? Ничего не мешает. Тем более, что в некоторых цехах аж по 10 замов начальников. Это ненормально. Поэтому следующий шаг – оптимизация количества заместителей с уровня начальника цеха и корпуса до уровня директора по направлению».
«Я хочу отметить следующий факт, мы его никогда раньше не афишировали, — делает признание Леонид Иванов. – В ноябре мы отправили официальное уведомление о возможности высвобожде- ния в 2010 году 1000 человек».
То есть на 2010 год у предприятия есть лимит, за который не выходят планы по оптимизации численности, в результате этих планов уже в первой фазе кризиса фактически сокращено 427 человек, и остается стремление сократить примерно столько же. Мы уже писали, что на предприятии создан специальный комитет, по решению которого до конца этого года будет уволено порядка 500 человек. На деле, лишь 100 из них – это топ-менеджеры, 5 % от всей численности разного рода руководителей НПО. Догадайтесь, кем работают остальные.
В целом же, 1140 человек будет переведено к концу года на режим неполного рабочего времени. Столько же будет уволено. Леонид Иванов пояснил, что с 1 августа директивное сокращение людей будет там, где сокращенная рабочая неделя не даст желаемого эффекта.
Желаемый эффект в денежном выражении озвучил в корпоративной газете заместитель управляющего директора – директор по экономике и финансам Владислав Масалов: «За последнее время принят ряд важных решений, направленных на оптимизацию расходов, общий эффект от которых по 2010 году – около 2,2 млрд. руб. Может, мы идем несколько компромиссным путем в части оптимизации численности персонала, поскольку пытаемся максимально сохранить коллектив и навести порядок в заказах, которые открыты на производстве. (…) Я думаю, что нет оснований для паники, т.к. выбран компромиссный вариант развития событий».
Народ компромиссность решений своего начальства прочувствовал не до конца. К нам в редакцию то и дело обращаются заводчане, которые в ужасе от того, что через два месяца им придется в последний раз выйти через проходные с трудовой книжкой, и она нескоро ляжет в сейф другого кадровика – ведь в городе безработица! Куда еще направит стопы безработный, кроме как на биржу труда за минималкой? А вот то, куда проторяет путь руководство завода, Владислав Масалов объяснил недвусмысленно – в Минфин и Минпромторг просить денег: «Анализ показал, что у нас достаточно много производится двигателей «на всякий случай», соответственно, приостановка изготовления «лишних двигателей» автоматически повлечет за собой экономию потребления материальных ресурсов. (…) В доходной части бюджет 2010 года достаточно серьезно выверен и актуализирован, планы, которые намечены на 2010 год, я думаю, в этой части мы выполним. Осталось только показать, что мы реально сокращаем расходы. (…) Делаем то, что зависит именно от нас. (…) И если мы начнем зарабатывать деньги, то, соотвественно, нам проще будет жить, с чистой совестью, чем каждый год ходить с протянутой рукой в Минфин и Минпромторг просить денег. На самом деле, в текущей ситуации не могу сказать, что на это у нас нет морального права».
Моральное право, видимо, основывается на следующем утверждении: «Практика развития «Сатурна» в последние пять лет показывает, что мы шли несколько другим путем, т.е. тратили денег больше, чем зарабатывали. И как следствие – переразмеренный кредитный портфель, который мы, к сожалению, не можем сейчас обслуживать. Это самая большая проблема, которая у нас сейчас есть». По сути, Владислав Масалов говорит о том, что «Сатурн» находится в долговых клещах, которые начали сжиматься еще при прежнем руководстве предприятия.
Управляющий директор НПО «Сатурн» — заместитель генерального директора УК «ОДК» Илья Федоров так обосновывает причины вынужденных сокраще- ний расходов: «Положение на предприятии не блестящее и последние годы и не было хорошим, поскольку кредитный портфель и долговые обязательства «Сатурна» достаточно серьезны. Это связано с тем, что на предприятии длительное время идет модернизация, и если в советское время при смене модельного ряда на это тратились огромные государственные средства, то сейчас на эти цели государство расходует значительно меньше средств. По-этому приходилось привлекать кредитные ресурсы, которые и легли тяжким бременем на НПО «Сатурн». Но без модернизации предприятие не стало бы тем, каким является сейчас. Надо сказать, что мы кредит в течение последних 8 месяцев не берем, при этом должны выплачивать в год 4 млрд. рублей процентов по кредитам – это ненормально, но это факт, и с этим мы собираемся бороться».
Еще один респондент – заместитель управляющего директора – директор по стратегии Марина Кустова так понимает причины тяжелого положения «Сатурна»: «Ситуация непростая, сложилась она не вчера и не позавчера, несколько лет назад, и, может быть, это последствия той стратегии, которая осуществлялась. Стратегия, в приниципе, одна, она не изменилась, но инструментарий, который применялся, был несколько рискован и несколько авантюрен».
Ну, кто виноват – понятно, но что делать? Размер кредитного портфеля «Сатурна» на период публикации – 22,7 млрд. рублей, портфель группы ВТБ – около 18 млрд. рублей. Владислав Масалов – о предпринимаемых шагах навстречу государственным людям: «За последние 3-4 месяца снизили ставки по кредитам, что существенно сократило расходы по обслуживанию долга. Мы получили государственные гарантии по кредитам ВТБ, соответственно реструктуризировали задолженность и перенесли срок погашения задолженности на срок до пяти лет. В апреле «Сатурн» обратился в ВТБ с просьбой установить льготный период кредитования, а именно – не платить в течение года проценты по кредитам. Реакция будет после решения кредитного комитета. Есть надежда, что мы получим такое решение. Если в части уплаты процентов по кредитам ВТБ решение будет получено, то, в принципе, можно сказать, что некий баланс ликвидности наступит. Мы ожидаем это решение в июне месяце».
Возможно, именно с этим едет в наш город премьер. Быть может, что-то изменится после визита Путина в судьбе сатурновцев?
«Если пенсионер не является носителем уникальных знаний, будем уступать дорогу молодым», — дает понять трудящимся Л. Иванов.
«Стратегическая задача – сосредоточить на НПО элиту, высокоинтеллектуальную, обладающую потенциалом и имеющую перспективы в дальнейшем, и минимизировать балласт», — говорит М. Кустова. – «К сожалению, мы живем в рыночной экономике. Каждый должен думать: насколько он адекватен рынку, сколько рынок может ему платить за его возможности (…). Надеяться надо себя».
Наверное, именно на себя и надеялись в шестидесятые сегодняшние пенсионеры «Сатурна», когда делали выбор — сидеть им на студенческой скамье или встать к станку, чтобы заработать на хлеб своим детям . И возможно, если бы не их рабочие руки, то сейчас уже не было бы завода, корпоративной газеты и того, кто в этой газете называет их балластом.
Менеджеры учились, но первыми попали под кризисное сокращение. А иные выучились так, что теперь в результате их стратегий тысячи рабочих становятся балластом. Марина Кустова считает эти проблемы естественными: «Предприятие развивало много тем, вкладывалось в конструкторские работы, это всегда требует достаточно большого человеческого ресурса. Привлекается много людей, они работают и в службе технического директора – генерального конструктора, и в серийном производстве, их задача — найти идею, которая будет воплощена в продукт. Если мы подходим к финалу – серийному производству, то те люди, которые фактически этим и занимались, в какой-то части становятся менее востребованы. Вполне естественно, что этот ресурс должен быть перенаправлен на какие-то другие цели и задачи, возможно, не в рамках этого предприятия».
Что же получается? Конструкторы разработали двигатель. Двигатель пошел в серию. Конструкторам указывают на дверь? Но ведь и при запуске продукции в серию разработчики, как правило, востребованы.
Директор производства Виктор Поляков говорит, что сокращение «все-таки минимально будет затрагивать людей, которые производят материальные блага и добавленную стоимость». Он убежден, что ситуация сложная, но не трагичная, и надо просто перетерпеть, пережить эти неблагоприятные времена. Илья Федоров – приверженец другой позиции: «Мы не тащим на предприятие насильно. Если люди не верят в «Сатурн» и в руководство, надо уходить. (…) Я уверен, что назад брать не буду. Ведь и я в равном со всеми положении, и я терплю. Думаете, приятно все это видеть, то, что происходит, и каким-то образом на это реагировать? Неприятно, а кому сейчас легко? В России всем тяжело».
В целом, комментарии руководителей «Сатурна» сводятся к тому, что следующий год не будет легче и не будет тяжелее. «Сатурн» спасут, для этого есть хорошие предпосылки и задел на будущее. Основное сейчас – принимаемыми мерами заслужить доверие правительства и суметь вовремя расплатиться по кредиту. Похоже, менеджмент рассчитывает и на кредит доверия от коллектива предприятия.
Официальное мнение главы города Юрия Ласточкина о грядущих сокращениях на «Сатурне» и причинах этих мер пока озвучено не было. Управляющий директор НПО «Сатурн» Илья Федоров обсуждал с главой возможность трудоустройства людей, которые выйдут за пределы завода. Также проводятся консультации с губернатором Ярославской области Сергеем Вахруковым по недопущению социальной напряженности в сложившейся ситуации.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 617



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


5 + шесть =

Описание картинки