ЭЛЕКТРОННАЯ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ В ДЕЙСТВИИ

Рано или поздно нашему обществу придется осознать, что главная угроза для страны исходит вовсе не извне, а изнутри. Она носит системный характер и связана с таким известным, но превратно толкуемым понятием как «гражданское общество». Это понятие часто путают с понятием «демократическое общество». Хотя на самом деле они соотносятся между собой как «цель» и «средство достижения цели».

{image0} Гражданское общество, современным языком говоря, представляет собой сферу добровольных ассоциаций или общественных групп, которые действуют между государством и частной жизнью, иначе говоря – обеспечивают диалог между гражданином и государством. Результатом взаимодействия гражданина и государства является так называемый общественный капитал или чувство взаимного доверия к другим гражданам и к государству.
Речь идет о вещах, которые в нашей стране носят явно химерические или зачаточные формы. Кто же виноват в том, что наша политическая система имеет такой перекос? Самый простой и банальный ответ на этот вопрос – политический режим, власть. На самом деле, правильный ответ будет другой, хотя и такой же банальный – общество, а точнее – соперничающие элиты, которые должны были заполнить то политическое пространство, на котором сегодня превалирует находящийся у власти режим. Чем он активней (пусть даже во благо общества), тем пассивнее само общество, тем меньше идей, рождающихся на уровне электоральных образований, превращается в законы и указы.
Проще говоря, ответственность за состояние нашего общества, нашей политической системы, нашего государства лежит на активной части общества и шире – на всем народе. Если нам сегодня что-то не нравится в нашем положении – виноваты мы сами, и нечего на барина кивать.
У нашего известного журналиста, редактора газеты «Московский комсомолец» Павла Гусева не так давно я прочитал то, что поддержало меня в этих размышлениях. Правда, по бывалой привычке, весь сотканный из противоречий, он ждет-таки доброй воли от верховной власти. Он говорит: «Создается гражданское общество, государство обязано помогать создавать, но создается оно само по себе. Создаются общественные структуры, организации, они работают, – это и есть гражданское общество. И его активность не Общественная палата определяет, не Госдума, никто!
Это в башке сидящее – хотим мы жить по-другому? Мы должны вымереть. Мое поколение умрет, ваше поколение, более молодое, умрет. И после этого появится третье, четвертое поколение, и тогда, если не будет других внешних и внутренних факторов, мы изменим свою психологию. Мы будем ходить на выборы, сидеть у телевизора и ждать, кто победит, – с отставанием в 5–6%, как во Франции, – Саркози или его оппонент. И Саркози поедет в открытой машине, зная, что его противники в него стрелять не будут, потому что это были демократические выборы.
Мы до этого не дожили. До кодекса не дожили. И я пытаюсь вложить в уста и в мысли многих журналистов, что надо договориться с государством. Мы говорим: государство вмешивается в наши дела, нам плохо с государством, оно на нас давит. Давайте, мы берем в свои руки регулирование нашей среды. Да, она непростая, но мы берем. Вы помогите нам – законодательно, обяжите не вмешиваться, посмотрите, как мы можем сами».
Вчитайтесь в эти слова. Здесь открыт весь опыт зрелого политика и мыслителя. У него есть ахиллесова пята – надежда на то, что, сидя у пруда, можно дождаться, когда законодательный иванушка вынырнет из воды с новым законом. Гусев даже не думает о том, что, может быть, законодательному иванушке надо помочь, подтолкнуть его наверх, что, может быть, иванушка еще не захлебнулся, что его надо спасать. А так – все здорово. Он говорит о нашей общей ответственности перед нашей страной, перед будущими поколениями. Российское общество на ментальном уровне преодолело революционный соблазн, азарт саморазрушения, но еще не вошло в русло эволюционного давления, воздействия на власть. Оно – малоподвижно, малодинамично.
Ровно год назад мы с приятелем пришли к выводу о том, что рождение Интернета в какой-то степени станет счастливым обретением для нашего общества. Может быть, это изобретение заморских мудрецов как раз и рассчитано на русского человека. Мужик, почивающий на русской печи с лентяйкой в руках, хотел бы оказывать влияние на политику, но так, чтобы его мнение, изреченное на кухне под хмельком да под хорошую закуску, само по себе обрело реальную силу, да так приобрело, чтобы его никто утром ни похмельем, ни безумством мысли не попрекал. Тот, кто изобрел Интернет, как будто всю свою жизнь только и делал, что печалился о бедном русском мужике, чтобы он смог и рыбку съесть, и в тюрьму не сесть.
Тогда мы с приятелем и попытались соединить заморскую диковину с нашим девственной чистоты политическим самосознанием. Получилось то, что мы назвали «Интернет как возможный инструмент прямой демократии». Мы не только обосновали идею в теоретическом ее виде, но и запустили ее в производство. Небольшое сообщество зарегистрированных посетителей сайта «Рыбинск. Электорат.ру» стало принимать согласованные решения по различным проблемам региона. А затем это коллективное мнение путем различных организационных мер доводится до сведения соответствующих инстанций. Таким образом мы приняли участие в акции по защите Дома книги в Ярославле. На сайте инициировали создание регионального Координационного совета местных отделений партий, общественных организаций и движений. Мы наглядно убедились в, так скажем, огромной потенциальной силе новой формы волеизъявления народа. Если появилось такое понятие, как «электронное правительство», то почему не может быть «электронной общественности»?
А тут как раз подоспела инициатива нашего президента, который на встрече с правозащитными организациями слово в слово повторил идею, родившуюся в Рыбинске. «Я думаю, что вы со мной согласитесь, — сказал Дмитрий Медведев, — что грядет эпоха возвращения от представительной демократии к демократии непосредственной, прямой при помощи Интернета… Представительная демократия лучше всего, но это устаревшее представление. С учетом того, какой уровень образования у наших граждан и вообще в мире, я абсолютно уверен, что элементы прямой демократии — не только обсуждение животрепещущих вопросов, не только социологии, просто дискуссии в блогах, а именно прямой демократии, — будут появляться в нашей жизни… Для огромного количества молодых людей, но и не очень молодых, таких, как я, Интернет уже стал довольно значительным каналом получения информации. Для кого-то эксклюзивным каналом… Это свидетельствует о том, что информационная революция произошла, и та политическая сила, которая хочет остаться на политическом небосклоне, должна с этими законами считаться. Потеря инициативы в online влечет потерю инициативы в offline».
На днях, говоря о подготовке указа о проверках в отношении чиновников, вступающих в конфликт с законом, президент допустил возможность инициирования таких проверок со стороны институтов Гражданского общества. Он упомянул, что с подобными инициативами могут выступать политические партии и Общественная палата. Может, в этой связи электронное правительство услышит и электронную общественность?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 532



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


4 + три =

Описание картинки