Домой Общество ВЕЧЕРНЯЯ ЖИЗНЬ НЕБЛАГОПОЛУЧНЫХ СЕМЕЙ

ВЕЧЕРНЯЯ ЖИЗНЬ НЕБЛАГОПОЛУЧНЫХ СЕМЕЙ

0

В Ярославской области прошла акция «Ночь — не для детей!». Сотрудники милиции патрулировали территории с целью выявить несовершеннолетних, находящихся на улицах и в общественных местах после 22 часов. А также торговые точки, где продают детям спиртные напитки и табак. Случаи нарушения закона есть, и назвать их единичными нельзя. Но если акция — это мероприятие разовое, то рейды, которые устраивают сотрудники отдела по делам несовершеннолетних, регулярные. 12 октября вместе с инспекторами напросилась и я.

Вечер. На улице холод. Но работа есть работа, и я вместе с двумя девушками-инспекторами выдвигаюсь в сторону микрорайона Веретье. Надо признаться, что идти страшновато — на улице темно, а из мужчин с нами только водитель. С надеждой на лучшее отправляемся по первому адресу. «Сейчас мы поедем по относительно хорошим семьям, — говорит старший инспектор Татьяна Башмакова, — в самые запущенные мы пойдем одни, чтобы не пугать контингент. А то там и мамы не всегда адекватные, да и дети не подарок».
Поднимаемся в квартиру. В двухкомнатной хрущевке живут трое взрослых: женщина со своим сожителем и ее мать. Двое старших детей находятся в коррекционном интернате. Младший живет с мамой. «Мама на работе», — говорит 10-летний Паша. «А ты в школу-то ходишь?», — поинтересовалась Татьяна и, услышав утвердительный ответ, спросила об успеваемости. «Ну, тройки, четверки», — протянул мальчишка. Одновременно с разговором инспектор осматривает квартиру. Заметив новый линолеум на кухне, замененные трубы и газовую колонку, она искренне радуется за своих подопечных. «В этой семье злоупотребляют спиртным, и, когда мы начинали с ними работать, состояние квартиры было просто ужасающим, — рассказывает мне Ольга Ефимова. — Вонь стояла. Ноги к полу прилипали из-за грязи. В таких условиях ребенку жить нельзя. Сейчас ситуация не такая страшная, и это радует».
Следующей на очереди была проверка подростков, совершивших кражу. Двое мальчишек, живущих в одном подъезде, украли кабель и пытались продать его. За преступление совершенное группой лиц, им дали по году условно. Самих подростков мы дома не застали. Зато пообщались с родителями. В семье первого, кроме него, еще двое маленьких детей, достаток небольшой. Мама рассказала, что сын ходит отмечаться в инспекцию по исполнению наказаний. И ведет себя вполне примерно. Единственная проблема, которая возникла, — мальчишке необходимо протезирование передних зубов, а денег на это нет. Инспекторы советуют обратиться в органы соцзащиты и рассказывают о документах, которые для этого необходимы. Семья второго подростка благополучная. Сам он во время нашего визита был на спортивной тренировке. «Что заставило парня из нормальной семьи пойти на преступление?» — спрашиваю инспекторов когда мы уже едем по следующему адресу. «Может быть, денег хотелось, — рассуждает Татьяна Башмакова, — может, просто стадное чувство. Возраст такой сложный — один идет, и остальные за ним. А о последствиях не думают». В такие моменты невольно задумываешься о том, что всему этому предшествовали долгие разговоры с родителями, с самими подростками. Разговоры, которые, быть может, спасли судьбы этих ребят. Кто знает, как сложилась бы их жизнь, окажись они за решеткой.
«Кто-то дома», — говорит Ольга, когда мы подъезжаем к девятиэтажке на проспекте Революции. Звоним в домофон — не открывают. Дверь в квартиру закрыта. Из-за нее доносится детский голос. Девочка лет трех спрашивает:«Мама, это ты?» Затем мужской пьяный голос кричит: «Отойди от двери». После чего раздается плач младенца. Дверь так и остается закрытой. «Они уже с утра нетрезвые были, — рассказывают соседи. — Мама детей очень часто их одних оставляет, а сама куда-то уходит. Не только днем, но и ночью». После тщетных попыток попасть внутрь инспекторы обещают вернуться с представителями органов опеки. «Мы уже готовили документы на лишение родительских прав, но суд дал маме еще один шанс, — Татьяна не скрывает своего отношения к нерадивой мамаше. — А потом она родила еще одну малышку. И сейчас ситуация не лучше». На следующий день женщина оказалась дома и трезвая. Получив очередное предупреждение, она пообещала не оставлять детей без присмотра. Но ее словам верится как-то слабо.
Последний визит — к 17-летней Оксане. Глядя на эту хрупкую симпатичную девушку, сложно поверить, что ее осудили за причинение телесных повреждений. Родителей у девушки нет. Воспитанием занимается бабушка. Она же следит, чтобы внучка была дома не позднее 21-го часа. Такое предписание выдал суд. Если инспекторы обнаружат нарушение, то у девушки есть шанс оказаться в местах не столь отдаленных. «Здравствуйте, — с улыбкой встречает нас пожилая женщина. — Я же говорила, что сегодня проверка придет. Как сердцем чувствовала». «Да, бабуля всегда точно говорит», — улыбается Оксана. Инспекторы задают вопросы, просят девушку расписаться в документах. В отличие от остальных она живет в чистой уютной квартире под крылышком у любящей бабушки, которой явно не безразлична ее судьба.
Попрощались с инспекторами мы уже в десятом часу вечера. Я отправилась домой. Они — работать дальше. Всего в их подразделении около тридцати должностей. На деле же инспекторов вполовину меньше. Им приходится быть свидетелями чужих жизней, и строгими, и добрыми одновременно. Договариваться, а иногда и угрожать. Но в итоге делать все, чтобы жизнь неблагополучных детей была хоть чуточку лучше.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.