ВИФЛЕЕМСКИЕ ЗВЕЗДЫ РОССИЙСКОГО СНЕГА

Если все, как раскрытые карты, я сам
На сегодня поверю – сквозь вихри разбега,
Рассыпаясь, летят по твоим волосам
Вифлеемские звезды российского снега.

Эти строки самого, на мой взгляд, красивого стихотворения любовной лирики 30-х годов прошлого века поэт Павел Васильев посвятил, по одной версии, своей жене Елене Вяловой, по другой – Наталье Кончаловской.
…На левом берегу Волги, среди столетних лип и кленов, по сей день сохранились остатки шикарной когда-то усадьбы дворян Михалковых. Рыбинцы гордятся, что корни  основоположника детской советской поэзии, отца кинорежиссеров Андрея и Никиты Михалковых- Кончаловских, Сергея Михалкова — на нашей земле. Но мало кто знает, что отсюда тянется ниточка к судьбе очень талантливого поэта Павла Васильева….
В 1988 году дала свое последнее телеинтервью Наталья Кончаловская – супруга поэта Сергея Михалкова… Красивейшая женщина своей эпохи, муза многих писателей и поэтов, она была дочкой известного художника Петра Кончаловского и внучкой не менее известного художника Василия Сурикова. Время, в которое Наталья Петровна высупала с экрана, было «второй оттепелью», периодом реабилитации незаслуженно репрессированных. Она неожиданно коснулась судьбы Павла Васильева, который был влюблен в нее в те опасные 30-е годы.
{image0} Павел Васильев посвятил Наталье Кончаловской множество прекрасных стихотворений. Современники считали, что у них был бурный роман. Наталья Петровна рассказала, что Павел Васильев был действительно романтически влюблен в нее. И однажды даже простоял на коленях перед ее дверью всю ночь…
Имя поэта связано с Ярославским краем еще одной литературной ниточкой. Вскоре после влюбленности в Кончаловскую Павел Васильев встретил девушку, которую полюбил с неменьшей страстью и на которой вскоре женился. Я очень счастлива, что была немного знакома с ней.
Как-то в бытность мою студенткой факультета журналистики МГУ я зашла к однокурснику–москвичу Диме Гронскому за какими-то книгами. Слово за слово, и я узнала, что Димин дедушка Иван Михайлович Гронский был видным деятелем советской литературы и культуры и что родился он в Любимском районе Ярославской области. К тому времени он уже умер. Вскоре я подружилась с семьей и стала у них частым гостем. Гронские свято чтят память своего предка. Мать Димы Светлана Ивановна часто приезжает в Любим, она передала местному краеведческому музею документы из семейного архива.
Несмотря на дружбу со Сталиным, Иван Михайлович был репрессирован и пробыл в ссылке 16 лет. Вернувшись домой, он сразу же принялся за работу по реабилитации репрессированных литераторов и деятелей культуры. И его личный вклад в это благое дело трудно переоценить. До самой смерти он не сказал о Сталине ни одного плохого слова.
У Димы была бабушка, очень красивая женщина. К ней в гости часто приходила сестра Лена. Она курила, и это меня удивляло – пожилым женщинам тогда это было несвойственно. Как-то в ответ на мои удивленные возгласы Дима подвел меня к фотографии на стене и сказал:
— У тети Лены была очень тяжелая жизнь. Она вышла замуж вот за этого человека, а его расстреляли в годы культа личности.
Я взглянула на фотографию в портретной рамке и ахнула! Со стены на меня глядел один из моих любимых поэтов Павел Васильев.
У Павла Васильева не было детей. Его память хранит семья Гронских. В канун 100-летнего юбилея поэта они любезно предоставили нашей редакции книгу воспоминаний. Сегодня мы публикуем отрывки из нее.

Из книги Светланы Гронской «Здесь я рассадил свои тополя»
Елена Александровна Вялова, вторая жена поэта Павла Николаевича Васильева, прожила с ним до его ареста 6.2.1937 года. Поэт погиб. Ее как члена семьи изменника родине арестовали через год. Прошла тюрьмы, лагеря, ссылку. Вернувшись в Москву, посвятила свою жизнь восстановлению доброго имени поэта. Творчество П. Васильева было под запретом почти 20 лет. В начале 1958 года вышел первый большой сборник его стихов. В этом была большая заслуга Елены Александровны.
Елене
Снегири взлетают красногруды…
Скоро ль, скоро ль на беду мою
Я увижу волчьи изумруды
В нелюдимом, северном краю.
Будем мы печальны, одиноки
И пахучи, словно дикий мед.
Незаметно все приблизит сроки,
Седина нам кудри обовьет.
Я скажу тогда тебе, подруга:
«Дни летят, как по ветру листье.
Хорошо, что мы нашли друг друга,
В прежней жизни потерявши все…»
Февраль 1937. Лубянка.
Внутренняя тюрьма

Это был его последний арест. Жестокие избиения, пытки, приговор «десять лет дальних лагерей без права переписки», означавший расстрел. Чудом уцелевшие строки.
…Литераторы выступили с письмом, подготовленным Л.З. Мехлисом, в котором они требовали смертной казни для Бухарина и других. Это письмо отказались подписать два человека – Б.Л. Пастернак и П.Н. Васильев. И это послужило одним из оснований для ареста Васильева. Якобы бухаринцы завербовали Павла и поручили ему убить Сталина.
Павел Васильев прожил всего 27 лет. За это время он написал много талантливых стихов и поэм. Если бы он не погиб, то стал бы величайшим поэтом своей эпохи.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 632



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


− 8 = один

Описание картинки