СТРОИМ БУДУЩЕЕ НА КОСТЯХ

Два чувства дивно близки нам —
В них обретает сердце пищу —
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.

Животворящая святыня!
Земля была б без них мертва,
Как . . . . пустыня
И как алтарь без божества.
А.С. Пушкин

{image0} В редакцию обратился полковник запаса Борис Боднарь. Уроженец Рыбинска, он жил в нашем городе до 19 лет, закончил десятилетку и профессиональное училище, отсюда ушел в армию. После службы в войсках правительственной связи, вернулся в родной город и поселился в доме родственников в Васильевском. Дом родителей, в котором Борис Александрович провел детство, не сохранился. Его можно увидеть лишь на фотографиях 30-х годов прошлого века. Да и то фотографы-любители стремились запечатлеть не его дом, а стоявший по соседству храм Воскресения Христова.
Построенный в 1717 году храм считался самым древним в Рыбинском уезде. Он стоял на стрелке, при слиянии двух рек — Волги и Шексны. При строительстве церкви берега обеих рек укрепили каменными валунами — это было необходимо, чтобы предохранить от размывания приходское кладбище, расположенное рядом с церковью (до строительства водохранилища Васильевское регулярно затапливалось). Берегоукрепление на Шексне было разрушено при строительстве ГЭС, на волжском берегу — разрушили совсем недавно.
Службы в храме проходили еще во время войны, но потом его взорвали — остался лишь фундамент. В 2007 году Александр Боднарь установил рядом памятный крест с гранитной плитой, на следующий год с помощью спонсоров построили часовню. Освящать ее приезжали три протоиерея — благочинный Рыбинского округа отец Павел, настоятель Спасо-Преображенского собора отец Василий и настоятель Покровской церкви отец Михаил. Через год-другой планировали на уцелевшем фундаменте начать восстановление храма. Рыбинский епископ Вениамин одобрил начинание. В поселке ГЭС живет больше 800 человек, многие из них приходят на службы в часовню. {image1}
Однако все планы по строительству церкви в одночасье рухнули. В 2010 году в поселок приезжает некая дама и заявляет права на землю. Судя по представленным документам, у прежнего владельца она выкупила стоявший неподалеку старый домик с участком в 12 соток.  Этот участок включает часть территории, где раньше стояли амбар и пожарное депо, и добрый кусок улицы. Раньше в домике жили церковные служащие, потом дом был коммунальный, в нем обитали три семьи, но такого большого участка земли за ним никогда не числилось.
Гр-ка Костюкова огораживает свою землю, ее забор проходит совсем рядом с фундаментом, в непосредственной близости с кладбищем, на котором сохранились старинные надгробия.
Это мраморные и гранитные памятники рыбинским купцам, в числе которых основатель знаменитого рода Жеребцовых — Иван Алексеевич. Памятники стройке мешают — и их выбрасывают за забор.
{image2} Потом жителям стали попадаться и совсем страшные находки — человеческие кости, которые появились на поверхности земли после работы бульдозера.
В сентябре прошлого года местные жители направили коллективные обращения в прокуратуру и в администрацию. Чиновники ответили, что все законно, что дом на кладбище гражданка строит без нарушений:
— Новый жилой дом возводится взамен ранее существовавшего жилого дома на участке частного домовладения. Земельный участок и старый дом находились в частной собственности и были проданы прежним владельцем новым собственникам, которые имеют свидетельства о государственной регистрации права собственности на земельный участок и на жилой дом в разрушенном состоянии. Границы земельного участка не изменились и проектирование нового дома проведено в прежних границах. Все разрешения и согласования были выданы законно, нарушений не было.
Договор купли-продажи был заключен в 2008 году. Жители недоумевают: если приобрела у прежнего хозяина, то у него никогда такого земельного участка не было. В частном владении оказалась часть улицы и участок, вплотную подходящий к церковному фундаменту. Как можно было продать территорию около кладбища? Не должны ли подобные объекты иметь охранную зону, ведь на кладбище хоронили еще во время войны? {image3}
На стрелках, при слиянии двух рек, издревле селились люди, потом строили храмы. Теперь храмы восстанавливают. В Нижнем Новгороде в месте впадения Оки в Волгу снесли промышленную застройку и построили храм. При слиянии Которосли и Волги в Ярославле восстановили Успенский собор. Стрелку Шексны и Волги тоже мог бы украсить храм, но теперь мечтам местных жителей уже не сбыться.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 495



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


9 + пять =

Описание картинки