ВОКРУГ РЫБИНСКОГО МОРЯ ЗА 5 ДНЕЙ

Рыбинский краевед Дмитрий Коновалов, стартовав из Москвы, побывав в Павлов Посаде, Калязине, Угличе, Мышкине, продолжает свои путевые заметки.

И места святые, и места научные

{image0} 14 октября – на праздник Покрова Пресвятой Богородицы — я на время покинул моих товарищей по экспедиции, оставив их ночевать в Мышкине, а сам уехал в Мологский Покровский женский монастырь, что в Некоузском районе. Покровский монастырь единственный, который не попал в зону затопления водами Рыбинского водохранилища из всех мологских монастырей. В этом году ему вернулось прежнее дореволюционное название – Мологский. Поэтому он стал одной из ключевых точек внимания нашей вахты памяти Мологского края.
Утром в монастырь прибыли все участники автопробега. В 9.00 торжественно, хлебом-солью, под проливным дождем и промозглым ветром встретили архипастыря. После литургии и праздничной трапезы нам довелось взять у него краткое интервью. После экскурсии по монастырю, в котором в советское время располагалось сельхозучилище, отправляемся в поселок ученых Института биологии внутренних вод Российской Академии наук – Борок, что на самом берегу моря.
Борок не совсем древний поселок. Основан, по-сути, полярником Папаниным в 50-х годах прошлого века как центр геофизических исследований. Академией наук Борку присвоен статус наукограда. Сегодня он один из ближайших населенных пунктов к месту, где некогда стоял город Молога. Объектом нашего внимания здесь стал музей мологского художника, президента императорской академии художеств Федора Солнцева. Он родился и вырос, делал первые штрихи неподалеку отсюда, в селе Верхне-Никульское. Интересен музей природы, где более 30 лет собираются экспонаты животного мира от червяка до лося. 
Уже вечером, посетив старинные села Веретея, Воскресенское и Лацкое, поселяемся в брейтовском ботеле, расположенном на воде. Рано утром, пока все спали, я таки добрался до своего брейтовского дома и натопил баню. Конечно же, заскочил к знакомому за копченой рыбой и пузырем местной самогонки, настоящей и чистой. Вместо фастфудовского завтрака в гостинице я устроил участникам пробега трапезу на природе, в деревне, под березовый веничек. Раз уж края Мологские, так и утро надо бы встречать по-нашему, по-мологски.

В Брейтове – рыба, в Весьегонске – раки

Экскурсия по Брейтовскому району затянулась почти на целый день. Начиная от самого маленького в России храма, что в селе Тимонино, который построил мой друг кинорежиссер Александр Груничев, от Прощеного ручья – места казни святого благоверного князя Василько Ростовского, убитого здесь в 1238 году в ходе знаменитой Ситской битвы, до старинного села Прозорово – вотчины графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина. Ребята-журналисты исползали брейтовскую землю, облазили колокольни храмов в Тимонине, в Прозорове и в Сутке, где храму нынче исполняется 125 лет. С высоты прозоровского храма видны все русские просторы – леса, брошенные поля, покинутые деревни, реки и краешек Рыбинского водохранилища. 
У отца Анатолия, благочинного Брейтовского района, участники автопробега отобедали и обозрели коряжное производство – мебель из кривых палок, пней и бревен. А также испробовали горячий хлеб из русской печки. Но задерживаться некогда, едем дальше – в Тверскую губернию…
Что такое российское бездорожье, мы увидели сразу за селом Сутка – самым отдаленным в Ярославской губернии селом, где есть действующий храм. Дорога до Весьегонска вдоль водохранилища после дождей убита вдрызг, поэтому до Тверской области пришлось добираться через Красный Холм, сделав крюк почти в 100 км.
Первая остановка в Тверской области —  село Болонино. Брошенный храм, рядом ржавый остановочный комплекс. Сидят пять древних стариков, играют в карты…  Из разговора с ними выясняем – колхоза нет уже лет пятнадцать, жилых домов осталось десять. Ни магазина, ни медпункта.
Ближе к Весьегонску деревни оживляются – действующие храмы в деревнях Иван-Гора, Кесьма, Баскаки. Обращаем внимание: есть в селе церковь или в деревне часовня – жизнь более-менее складная – красивые дома, антенны-тарелки, магазин.
В Весьегонск въезжаем почти затемно, но успеваем по предварительной договоренности попасть в единственный в мире музей рака. По преданию именно Весьегонск несколько веков считался самым богатым в России местом обитания этих членистоногих, поэтому рак был изображен на гербе города, утвержденном в 1777 году. Раки из Весьегонска поставлялись ко двору многих русских, а порой и зарубежных вельмож. Сегодня в музее представлено около 50 экспонатов, самый большой из которых – 50 см, был привезен из Череповецкого района.
Кстати, Весьегонск — второй город, затопленный Рыбинским водохранилищем. В  сороковые годы он полностью ушел на дно, тот город, что есть сегодня – построен заново.
Уже поздно вечером, разместившись в гостинице, отужинав, я предложил пойти погулять по темному городу. Тихий, провинциальный, он вызывает добрые теплые воспоминания из моего детства. Тогда мой отец работал капитаном на «Метеоре», возил людей от Ярославля через Рыбинск, Брейтово, Противье и Первомайку. Здесь в Весьегонске «Метеор» ночевал, и мы рано утром, на восходящее солнце, по светлой дороге, отражающейся на воде, шли обратно. Во время этих ночевок  я уходил гулять. Сегодня уже и город почти другой, и причал стал более солидным, сюда «Метеор» не ходит уже лет пять, только туристические лайнеры из Москвы, Петербурга. Все уже стало другим, стали другими и мы… {image1}
 Продолжение читайте с следующем номере.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 587



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


× пять = 15

Описание картинки