Рыбинские спасатели объявили голодовку

В понедельник, 13 февраля, с 18 часов десять сотрудников рыбинских спасательных станций №1 и №2 начали голодовку, предварительно официально известив об этом Главное управление МЧС по Ярославской области и администрацию города Рыбинска. Участники акции требуют обеспечить станции снаряжением и оборудованием, необходимым для  их нормального функционирования и соблюдения требований техники безопасности при выполнении  опасных работ на воде и под водой. Кроме того, они требуют отправить в отставку директора областного спасательного отряда Валерия Кузьменко, который не выполняет условий трудовых договоров.

{image0} В начале февраля рыбинские спасатели, в том числе и начальники спасательных станций Андрей Григорьев и Сергей Анохин, написали заявления на увольнение. Вместе с ними свое заявление положил на стол директору ГУ Ярославской области «Поисково-спасательный отряд» Валерию Кузьменко и начальник Заволжской спасательной станции, он же главный специалист области по водолазным работам Дмитрий Сергеевич Соколов, водолаз с 33-летним стажем, который провел под водой 5600 часов.
— Все, отработался я, 14 февраля – последний день. Я заявил о расторжении трудового договора потому, что его условия не выполняются руководством отряда. На сегодня все станции области, кроме Заволжской в Ярославле, неработоспособны. Везде грубо нарушаются правила охраны труда на водолазных работах. К примеру, строго запрещается работать водолазам без телефонной связи. На погружении должны быть сразу три водолаза: один – под водой, другой – на страховке в полной готовности к погружению, третий обеспечивает работу водолаза на берегу. При этом телефонная гарнитура должна быть как минимум в двух комплектах. Но на станциях в Рыбинске, Тутаеве, Ростове, Угличе – только по одному рабочему телефону.
На станциях нет нормальных безопасных костюмов, в которых можно погружаться зимой. На Рыбинской станции «зимний» водолазный костюм уже сопрел, резина разъезжается в руках от небольшой деформации, и заклеивать ее уже бесполезно. Костюм стал негодным после работы в экстремальных условиях в Туношне, когда водолазы поднимали со дна реки тела погибших хоккеистов и обломки самолета. Масло и топливо, попавшие в реку, разрушают резину гидрокостюма. Но именно в этом старье доставал из ледяной воды двух утопленников на Ухре водолаз Василий Горшков. А уже наверху, промокнув, выливал воду из «резины».
Переборский водолаз Артем Вишняков объясняет: на станциях используется устаревшая модель гидрокостюма УГК, у которого есть «встроенная» маска. Но она замерзает зимой, для зимних погружений нужно использовать специальную современную маску, которая не замерзает и снабжена телефонной гарнитурой. Но  не будет же водолаз одну маску надевать под другую!  Новая спецмаска сочетается с гидрокостюмом ГКЛ, но он – летний. Зимой в нем работать нельзя. К тому же на всех водолазов станции № 2 — один-единственный комплект термобелья, да и тот очень старый, хотя это вещи сугубо индивидуальные…
У каждого водолаза должен быть свой специальный нож – на случай, если он под водой запутается в сетях или водорослях. Но на обе рыбинские станции водолазный нож –  один-единственный.
«Давно пора «викинги» закупать, а не «прошлый век» с Резинотехники. Не так давно по телевизору начальство отрапортовало – все спасательные станции области обеспечены новыми гидрокостюмами. Да какие ж они новые, год выпуска 2004-й, а водолазные костюмы по правилам на складе должны лежать не больше двух лет. Их списывать пора, где их только откопали? Да и погружаться в них можно только летом, — с горечью подтверждает тревоги рыбинцев старший водолазный специалист Дмитрий Соколов. — На всех станциях, кроме Заволжской в Ярославле и Тутаевской, вообще нет обученных компрессорщиков, которые обеспечивают работу компрессоров, заряжают акваланги сжатым воздухом. На Рыбинской станции компрессору уже сорок лет, он давно «перебрал» все допустимые сроки. Там, где компрессоры работающие, нет для них фильтровых компонентов. Манометры на аквалангах должны проходить ежегодные испытания, однако ни один из них вообще никогда не испытывался. Штатные медсестры спасательных станций не прошли специальное обучение для работы с водолазами».
Но и это не все. Каждый водолаз обязан постоянно совершать тренировочные погружения, как минимум 60 часов в год провести под водой, чтобы не потерять профессиональные навыки. Как заявили начальники станций, компрессоры — под запретом, поэтому в декабре прошлого года погружения прекращены. «И сегодня, — говорит Василий Горшков, — уже не факт, что я смогу погрузиться, правильно продышаться, чтобы не разорвались под водой барабанные перепонки».
Кстати, лишившись тренировок, водолазы лишились и доплаты за каждое погружение к своей мизерной зарплате. В месяц набегало 2 -3 тысячи рублей. Сейчас у Василия Горшкова, который выучился в Севастопольской школе водолазов и сразу после армии, где служил водолазом, пришел на Рыбинскую станцию, заработок… 6 тысяч рублей. У Владимира Лапаника, капитана-механика – 7500. Сынишке 9 месяцев, жена не работает, квартиру ребята снимают в городе… Почти у всех сотрудников – дети. Как выжить семье? Все после суточных или полусуточных дежурств где-то подрабатывают.
Но вот парадокс – из своих нищих зарплат рыбинские спасатели уже давно финансируют содержание и ремонт государственных спасательных станций. На Рыбинской станции ребята скинулись, купили железо, сварили и смонтировали отопительный котел, чтобы не замерзнуть зимой. Покупали краску, делали ремонт, меняли дряхлую электропроводку после того, как она загорелась, купили мебель, прожекторы для освещения территории вокруг и спуска к воде, все до единой лампочки за многие годы, и даже вахтенный журнал покупали сами на «свои»… Сами содержат и четвероногого сторожа, ведь станция даже не огорожена.
«Катеров вообще нет ни на одной станции. «Чибисы» были у меня на Заволжской, так им – тридцать лет, и скорость — 30 км в час… Разве это спасение? А на зиму вообще нет ничего», — признался Дмитрий Соколов. На рыбинских станциях – только резиновые лодки со старыми моторами, которые без техобслуживания выходят из строя. Поэтому нередко по тревожному сигналу спасатели мчатся к утопающему на собственных, а не на служебных лодках. Парни рассказывают: на все их просьбы у директора областного спасотряда ответ один – нет денег.
«Пару лет назад, в марте, утонули 2 человека в Шашкове. И мы туда добирались не на машине с прицепом по трассе вдоль Волги, как надо бы, а …вплавь на резиновой лодке между льдин, хотя это запрещено – лед может повредить лодку. Ветер, метель, мы плыли почти час. Куртки заледенели, промерзли насквозь. А потом – в ледяную воду на погружение…» — рассказал Василий Горшков.
«Отношение к людям – скотское. Даже нас, мужиков, коробит от вечного мата, с которым директор спасотряда Кузьменко разговаривает с подчиненными. И с женщинами – так же», — об этом говорят многие сотрудники рыбинских станций и их начальники.  Это подтвердил и главный водолаз области Дмитрий Соколов, которому уже 65 лет. 
— Но почему ж вы молчали все это время? – спрашиваю Григорьева, Анохина и Соколова. «Не молчали, — говорят, — в ноябре написали рапорта, подали заявления на увольнение, но тогда приехала комиссия, мы общались с заместителем директора, он выслушал всех, обещал принять меры и уехал. С тех пор – тишина».
Профессиональные водолазы с большим опытом и молодежь, прошедшая специальную подготовку, рассказывают нам, что любят свою работу, мирясь даже с зарплатой, которая ниже стариковской пенсии. «Но я больше не намерен рисковать жизнью и здоровьем водолазов, которым приходится погружаться в воду в старых сопревших гидрокостюмах, без средств связи, без специальных фонарей и водолазных ножей. На станции должны быть аттестованные компрессорщик и медсестра, но средства на их обучение не выделяются, как и на создание элементарных условий труда сотрудников. Мы больше не намерены терпеть нецензурщину из уст директора областного отряда Кузьменко», – заявил начальник спасательной станции №1 Андрей Григорьев.
В  понедельник директор областного поисково-спасательного отряда Валерий Кузьменко приехал на спасательную станцию №2 и сообщил коллективу, что начальник станции Сергей Анохин уволен по собственному желанию, дела принимает новый начальник (спасатели утверждают, что он не был связан с организацией спасательных работ). «Голодовка? Впервые слышу. У сотрудников станций нет никаких оснований для увольнений, а тем более для голодов-
ки. Сюда приедут юрист и мой заместитель, будем разбираться. Почему не разобрались в ноябре? Так все сотрудники тогда забрали свои заявления на увольнения. Зарплата? Я не бухгалтер, без документов не могу сказать.  Станции обеспечены всем необходимым. Да, было бэушное водолазное снаряжение. Принимается решение поставить сюда новые аппараты и гидрокостюмы. На это выделено 450 тысяч рублей. Будем обучать компрес-
сорщиков. Не хватает термобелья — будем закупать. А дальше – как позволит финансирование. Если чего-то не хватает, нужно писать заявки, у нас есть старший водолазный специалист и мой заместитель, которые определяют, кому что нужно. В 2010-11 годах на все спасательные станции было потрачено более 2 миллионов рублей. Ремонтировать станции за свой счет спасатели не должны», — сообщил Валерий Кузьменко, отвечая на мои вопросы.
На станцию №1 директор спасотряда не поехал, хотя четыре ее водолаза, капитан-механик и начальник станции еще 1 февраля подали заявления на увольнение, а 14 февраля истек двухнедельный срок.
С  начала на голодовку решительно настроились 5 спасателей первой станции, что за Волгой. После визита в Рыбинск Валерия Кузьменко к акции протеста присоединились и пятеро сотрудников станции №2. Спасатели выступили в защиту уволенного начальника Сергея Анохина. В понедельник они изложили свои аргументы заместителю главы Рыбинска Александру Киселеву. Десять спасателей с вечера 13 февраля вообще не покидают рабочее место и не принимают пищу, ограничивая «рацион» лишь водой. При этом обе станции
функционируют в обычном режиме.
Во вторник утром на рыбинских спасательных станциях по заданию генерала побывал начальник Рыбинской службы пожаротушения Владимир Курников, который, выслушав все аргументы спасателей, выразил свое сочувствие и развел руками – дескать, помочь вам ничем не могу. И уговаривал их отказаться от голодовки, решать проблемы в суде или других органах. Как сообщили нам начальники станций Сергей Анохин и Андрей Григорьев, спасатели намерены продолжать голодовку до тех пор, пока их требования не будут удовлетворены. Они также рассчитывают на встречу с руководителем Главного управления МЧС по Ярославской области.
P.S. Рыбинский районный депутат Евгения Федорова направила свои обращения в областную прокуратуру и начальнику Главного управления МЧС России по Ярославской области.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 663



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


× 7 = пятьдесят шесть

Описание картинки