ТИШАЙШИЙ ФАВОРИТ

О Мариинской водной системе, открытой в начале XIX века и связавшей Россию с портами Западной Европы от устья Шексны до Балтийского моря, знают многие. Она была названа так в честь жены императора Павла I императрицы Марии Федоровны, главного инициатора и «спонсора» этого проекта. Для Рыбинска создание этой водной артерии имело решающее значение. Он превратился в крупнейший хлебный порт России, второй после Одессы. Между тем, планы по созданию водных каналов на Верхней Волге появились еще в царствование Петра I. Свою лепту в их разработку внес в последующем и наш земляк, мологский дворянин Павел Глебов…

{image0} В 1762 году подростком Павел поступает кондуктором 2-го класса в Инженерный корпус, а затем уже в качестве офицера инженерной службы участвует в заложении Александровской крепости на Днепровской линии, снятии карты «по всей оной линии до Азовского моря», командируется в Петербург, Москву, Дерпт, Ригу и Киев. В 1775 году из Сызрани Глебов привозит в Петербург «прожект» о сокращении водяной коммуникации по Волге. А в 1780 году «по болезни» выходит в отставку в чине инженер-капитана.
Между тем, окончательным разработчиком проекта, известного как Мариинская система, стал, как это часто бывает, не «отечественный гений», а иностранный, на этот раз бельгийский инженер Франц де Воллан. Хотя у нас он, пожалуй, известен не более, чем Глебов.
По происхождению брабантский дворянин Франц де Воллан, а в русском варианте де Волант или Деволант, родился в 1752 году в Антверпене, на родине корабелов и мореплавателей. Инженерное дело изучал в голландских поселениях Северной Америки, где провел молодые годы. Там же впервые познакомился и со строительством военных укреплений. Позже Деволант служит в Англии, где изучает систему ее каналов. Работает топографом в Голландской Гвинее и самой Голландии. В 1786 году  по каким-то причинам выходит в отставку. Но уже в следующем году по протекции российского посла в Гааге С.А. Колычева как ценный специалист, «много, впрочем, пострадавший от всякого рода интриг», приглашается на службу в Россию.

«Летучий голландец»

В России де Воллан получил чин инженер-майора и натурализовался под именем Франца Павловича Деволанта. Именно в таком варианте его фамилия фигурирует в российских документах.
Участник походов армии князя Григория Потемкина, штурма Измаила и других турецких крепостей на Дунае, он занимается разработкой проектов и строительством крепостей и укреплений на юге России. А в 1793 году назначается первым инженером армии Суворова. В 1797 году, уже в царствование Павла I, кавалер многих российских орденов, основатель Одесского порта, снискавший благодарность  Екатерины II,  Деволант «по каким-то неприятностям» выходит в отставку и уезжает в Австрию. Но в 1799 году снова возвращается на русскую службу по приглашению главноуправляющего путями сообщения России графа Сиверса. На этот раз в качестве главного проектировщика будущей Мариинской системы, при поддержке и «спонсорской» помощи императрицы Марии Федоровны. В марте 1799-го Деволант и его помощник Гергард приступили к «исследованию линий» будущего канала, бравшего начало на территории Рыбинского и Мологского уездов. К апрелю «работы были готовы», а к марту 1800 года проект Мариинской водной системы был «высочайше» утвержден…

Господа-инженеры

Между тем, Павел Глебов занимался сходными вопросами как минимум за четверть века до Деволанта. Он также служил под началом Потемкина по линии строительства крепостных укреплений на юге, но задолго до бельгийца. И, видимо, каким-то образом лоббировал свой проект. Перед отъездом в Австрию Деволант «находит» у себя какие-то бумаги, связанные с «улучшением водного сообщения», и передает их графу Сиверсу. Не было ли среди них и «глебовского проекта»? Во всяком случае, Деволант, видимо, был не первым и не единственным разработчиком проекта, стоявшего у истоков создания Мариинской системы, авторство которого досталось ему по часто бытующему у нас принципу, согласно которому «нет пророка в своем отечестве».

Секретный почтмейстер

Обращает на себя внимание тот факт, что незадолго до отставки Глебов находился «по секрету» в корпусе Потемкина в Польше, то есть, проще говоря, был тогдашним «особистом». Это, видимо, и предопределило в дальнейшем некоторые детали его карьеры. В 80-90-е годы он занимал разные выборные должности в Мологском уезде, а с 1792 года до января 1804 года служил мологским городничим. В июне 1798 года во время проезда Павла I с наследниками из Казани через Рыбинск и Мологу Глебов был пожалован надворным советником и получил личный подарок императора — золотую табакерку с эмалью «за исправность в городе»  с возложением на него обязанностей «о присмотре за некоторыми чиновниками в уезде». Однако, несмотря на то, что он имел отношение к подобной деятельности как городничий, полицейские функции снискавшего милость чиновника этим не ограничивались. С 1794 по 1798 годы он по совместительству «отправлял» в Мологе почтовую часть, за что от императорского почтамта получил «похвальный аттестат». Известно, что почтовое ведомство, которое во времена Павла I возглавлял отец будущего декабриста П.И. Пестеля, занималось в том числе и почтовой цензурой. В ноябре 1799 года, очевидно, за успехи не в последнюю очередь на этом поприще Глебов был произведен в коллежские советники. Учитывая сферу его профессиональной компетенции и особенно познания по части водяных коммуникаций, нетрудно догадаться, кто мог стать объектом наблюдения отставного инженер-капитана, а именно: Деволант и его инженеры…

«Друг семьи»

От Павла I Деволант получил чин генерал-лейтенанта и орден Святого Иоанна Иерусалимского (Мальтийский орден). С другой стороны, Павел I, с учетом английского лобби в собственной семье и среди масонов-аристократов, взяв в последний период своего правления курс на сближениие с Францией, имел все основания следить за Деволантом, долгое время жившим в Англии и Голландии. Действительно, генерал мог не заниматься политикой, но оставаться вне ее он не мог.
В 1810 году, после руководства строительством каналов в бассейне Верхней Волги, Деволант назначается инженер-генералом Корпуса инженеров путей сообщения, в чью компетенцию попадает надзор за всеми водными коммуникациями Империи. А точнее, за переправкой российского сырья на британские рынки. Во время войны 1812 года по долгу службы он является правой рукой личного врага Наполеона — главноуправляющего водяными коммуникациями и ярославского генерал-губернатора, мужа сестры Александра I великой княгини Екатерины Павловны принца Георгия Голштинского-Ольденбургского. Более того, слывет другом своего шефа. Впрочем, по сравнению с Деволантом в эти годы он еще достаточно молод. Осенью 1812 года, во время пребывания французов в Москве, Деволант «на случай неприятельского нашествия» лично руководит эвакуацией продовольственных и иных грузов из Рыбинска по Мариинской системе. А в октябре 1812, после отзыва губернатора в действующую армию, занимает его место в качестве главноуправляющего водяными коммуникациями. В декабре 1812 Деволант присутствует на похоронах принца Георгия, умершего от внезапной болезни. Но контакт с семьей не теряется. Екатерина
Павловна, ненавистница Наполеона, продолжает опекать генерала. Просит сообщать ее «интересные мысли» о деятельности своего ведомства «для передачи брату Александру» и делится с ним «заграничными новостями».
Франц Деволант ненадолго пережил принца Голштинского. В ноябре 1818 года он скончался и был похоронен на Волковом лютеранском кладбище в Петербурге, где в последние годы жизни руководил работами по ремонту дорог.
Сохранился портрет генерала… Лукавая улыбка. Иронический взгляд. Перед нами, скорее, искушенный в интригах царедворец, чем аскетичный, далекий от политики инженер, преданный своему делу. Деятельность его как специалиста, конечно, неоспорима. Но был ли он персонажем нашей истории или какой-то другой, известной лишь посвященным? Кто знает…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 593



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


× пять = 35

Описание картинки