О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТЕРПЕВШИХ

14-летняя девочка, уже имевшая судимость за кражи и грабежи, опять совершила несколько преступлений. Сейчас суд должен решить: арестовать ее или ограничиться подпиской о невыезде. Девочку жалко, не так давно она узнала, что у нее приемные родители, после чего пустилась во все тяжкие — избивает сверстниц, отбирает у них деньги и вещи. Но если ее оставить на свободе, сколько еще невинных подростков пострадает… Как бы поступили вы?

С этим вопросом руководитель Следственного управления СКР по Ярославской области Олег Липатов обратился к членам Общественного совета, созданного с целью привлечения граждан к разработке основных направлений государственной политики в сфере уголовного судопроизводства и для претворения в жизнь принципов гласности и открытости в работе следственных органов. Очередное заседание совета, на котором говорили о защите прав потерпевших, состоялось 26 июня в Ярославле. Олег Липатов рассказал об итогах работы Следственного управления и предложил принять участие в дискуссии. {image0}
Так что же делать с девочкой?
— Сажать, — ответ ветерана, бывшего работника прокуратуры, был категоричен.
— А если она сделает что-нибудь с собой? Следователь будет негодяй. Что напишут СМИ?
— И будут правы, — заступился за девочку Евгений Торопов, президент ярославской коллегии адвокатов «Лиго — 2002».
Дискуссия продолжилась:
— Безнаказанность порождает худший вариант. И кто поможет потерпевшим?
— На защите потерпевших стоит все государство: полиция, прокуратура, следствие. Что еще надо?
В то же время, по словам Олега Липатова, в Ярославской области более 40 тысяч потерпевших в год оказываются незащищенными, потому что лица, совершившие в отношении их преступления, остаются безнаказанными. В отличие от подозреваемых им не предоставляют адвоката бесплатно. Больные, несовершеннолетние, престарелые могут нанять защитника, только если имеют деньги.
Марина Поткина, представитель Ярославской региональной общественной организации «Ярославский Союз Правозащитников», подтвердила: проблема актуальная, потерпевшие все чаще обращаются за защитой своих прав. Возможно, это стало результатом пробела в законодательстве, возможно, объясняется нежеланием работать государственных структур.
В доказательство адвокат рассказала случай, недавно произошедший в Рыбинске. На мужчину напали неизвестные, ударили в глаз, разбили очки. По его звонку в полицию на место происшествия отправили участкового, который не зафиксировал нанесенные побои. Бесплатного адвоката потерпевшему пока еще не предоставляют. Как может человек защитить свои права?
В США, где полиция выезжает по любому факту, этого мужчину сразу же отправили бы в суд. И суд установил бы, было преступление или нет, мог сразу же назначить наказание.
У нас уголовное дело возбуждают при нанесении здоровью потерпевшего значительного ущерба. Если при причинении легкого вреда следователь возбудит уголовное дело, то он понесет дисциплинарное наказание. Понятно, что люди перестраховываются, и если на момент принятия решения не имеют данных о среднем или тяжком вреде, то дело не возбуждают. А потерпевший пишет жалобу и начинает «тыкаться» в прокуратуру, в полицию, в Следственный комитет, не имея понятия, кто чем должен заниматься.
По мнению Олега Липатова, это вопрос совершенствования законодательства. В России тоже нужно установить упрощенный порядок рассмотрения несложных дел судами. При этом мы нагрузим суд, зато следствие получит возможность работать по действительно серьезным делам.
— Другая проблема, — продолжила Марина Поткина, — возникает у подозреваемых, больных эпилепсией. Если такого человека лечит психиатр, то ему назначают экспертизу, которая должна определить, в меняемом ли состоянии он находился в момент преступления. А вот если его лечил невролог, то адвокатам приходится доказывать необходимость проведения такой экспертизы, следователи на это идут неохотно.
Возможно, этот вопрос вскоре разрешится: как сообщил Олег Липатов, управление добилось открытия специального психологического стационара на 10 коек, который заработает с 1 января 2013 года. Там будут проводить экспертизу.
Каста неприкасаемых
Последняя инстанция, куда человек может обратиться за защитой, — это суд. Тему неподкупного и справедливого суда поднял ярославский адвокат Евгений Торопов:
— Люди идут в суд, но справедливого суда нет. Очень часто и там нарушают права не только потерпевших, но и подозреваемых. Вынося приговор именем Российской Федерации, судьи забывают об этом и принимают решение от себя лично.
Другие участники дискуссии согласились с тем, что судьи превратились в касту неприкасаемых, и предложили вернуть над государственной Фемидой прокурорский надзор.
Новый аспект разговору о защите прав потерпевших вновь придал Олег Липатов:
— Обвиняемый посидел — вину по какой-то причине не доказали — он обратился за компенсацией. Сейчас так делают практические все. А кто компенсирует ущерб бабушке, у которой украли все ее сбережения, но вора не нашли?
Руководитель Следственного управления рассказал такой случай. Убили сожителя. Вину на себя взяла женщина. А через сутки к следователю пришел ее друг и рассказал, что они любят друг друга, что сожителя убил он, а с ней договорился, чтобы взяла вину на себя. В качестве подозреваемой женщина отсидела два дня. Теперь она имеет право на компенсацию морального вреда за счет государства. А убитый ее возлюбленным сожитель получит от государства разве что пособие на погребение.
Небезызвестный фигурант громкого уголовного дела тоже недавно отсудил у государства пять миллионов морального вреда. Вспомнив о нем, члены Общественного совета поинтересовались, почему его обидчиков, сфабриковавших дело, до сих пор не привлекли к ответственности.
Олег Липатов пояснил:
— Все не так однозначно. Оправдательного приговора не было. Фоноскопической экспертизы, которая однозначно сказала бы, что аудиозапись смонтирована, до сих пор нет. Есть три экспертизы, заказанные следствием и судом. Есть четвертая — заказанная Сдвижковым. Все четыре экспертизы пришли к разным выводам. 1-й приговор, вынесенный Ярославским областным судом, был обвинительный, затем дело вернули на дорасследование, и мы его прекратили. Мы приняли объективное решение — ни прокуратура, ни суд не взяли этого на себя. По факту он реабилитирован, дело прекращено, он получил компенсацию и извинения.
Дело о фальсификации возбуждалось, в результате не нашли ни кто фальсифицировал, ни на какой аппаратуре. Безъязычного можно было бы привлечь, если б были получены доказательства, что фонограмма смонтирована. Таких доказательств нет. Он до сих пор утверждает, что в отношении его совершено преступление. Согласно презумпции невиновности он не должен доказывать, что участвовал в фальсификации — это мы должны доказать, но не доказали, — пояснил Липатов.
Иван Мокров, старший следователь 2-го отдела по расследованию особо важных дел Следственного управления СКР по Ярославской области:
— Следственные действия по факту фальсификации проводятся. По уголовному делу допрошены все лица, которым могли быть известны обстоятельства по монтажу аудиозаписи. Никому из них ничего о фальсификации неизвестно.
В рамках уголовного дела Сдвижкова было назначено две экспертизы фонограммы. Первичная экспертиза проводилась по постановлению следователя — она не выявила фактов монтажа. Затем суд по ходатайству защиты назначил вторую экспертизу, в результате на фонограмме были выявлены изменения, которые не могли быть внесены случайно. Еще одна экспертиза, которая проводилась в рамках нашего расследования по факту фальсификации,  установила признаки непервичности аудиозаписи. Это объясняется тем, что устройство, на котором записывался разговор Сдвижкова и Безъязычного, постоянно находится в работе, сделанную на нем запись перенесли на другое устройство, а первичную — уничтожили. Чтобы однозначно установить, была ли запись фальсифицирована или нет, экспертам необходимо представить первичную запись с цифрового устройства. Но она отсутствует по объективным причинам. Выявить факты монтажа или опровергнуть его невозможно.
Между тем Конституция России ставит задачей правового государства обеспечение наиболее справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенного права и возмещение причиненного вреда, а статья 1 Конституции РФ провозгласила Россию правовым государством, это означает, что она должна отвечать вышеуказанным критериям. Однако, как видно, совсем не просто добиться оперативности в защите своих интересов, становления законности и справедливости.

Принять участие в заседании Общественного совета при Следственном управлении СКР по Ярославской области нашего корреспондента пригласили представители региональной общественной организации «Ярославский Союз Правозащитников». Жаль, в последнее время в Рыбинске практически не проходят такие же «круглые столы», где власть и общественность могли бы обсудить темы, затрагивающие интересы каждого, например, строительства дорог или обустройства парковочных площадок.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 499



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


− один = 0

Описание картинки