Домой История ТИТУЛОВАННЫЙ БЕЗУМЕЦ

ТИТУЛОВАННЫЙ БЕЗУМЕЦ

0

«Узнав, что граф Мамонов жертвует полк, Безухов тут же объявил графу Ростопчину, что он отдает тысячу человек и их содержание». Героем этих строк из романа Толстого стал участник войны 1812 года и заграничных походов русской армии, владелец крупных имений в Московской и Ярославской губерниях (в том числе в Даниловском и Рыбинском уездах) генерал-майор граф Матвей Александрович Дмитриев-Мамонов. Личность в российской истории достаточно легендарная. Масон. Поэт. Публицист. Один из предтечей декабристского движения.

{image0} Сын фаворита Екатерины II генерал-поручика графа Александра Матвеевича Дмитриева-Мамонова и княжны Дарьи Федоровны Щербатовой, в 1808 году, в возрасте 18 лет Матвей Дмитриев-Мамонов производится в камер-юнкеры с назначением на должность советника Московского губернского правления, а с 1810 года — обер-прокурора 6-го (Московского) Департамента Сената. Но стремительный взлет в его карьере произошел в 1812 году.
После нападения Наполеона на Россию Матвей Дмитриев-Мамонов вместе с другими представителями московской аристократии с разрешения императора взялся за создание на личные средства и за счет крепостных своих имений 1-го конно-казачьего полка Московского ополчения. В сентябре 1812 года этот полк был направлен на доформирование в Ярославскую губернию и, как свидетельствуют историки, размещался в одном из поместий Дмитриева-Мамонова в Даниловском уезде. При этом, если верить документам, значительную часть личного состава полка составили крепостные соседнего рыбинского имения Дмитрия-Мамонова, расположенного в Арефине и его окрестностях.

Далекое имение

Формирование «мамоновского» полка имеет определенную предысторию, связанную с самим появлением владений Дмитриевых-Мамоновых в Рыбинском уезде… В 1794 году граф Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов выкупил у другого екатерининского вельможи — «генерал-кригскомиссара, действительного камергера и разных орденов кавалера Михаила Сергеевича Потемкина (дальнего родственника светлейшего князя Таврического Григория Потемкина), в селе Арефине «с деревнями» 4650 «душ обоего пола» на 18 262 десятинах и нескольких сотнях квадратных саженей земли. Имение, видимо, было убыточным, так как уже в 1805-1808 годах успело побывать в Рыбинской дворянской опеке. По данным середины 30-х годов XIX века сыну Александра Матвеевича Матвею Александровичу Дмитриеву-Мамонову в селе Арефине, сельце Ивановском и 64 деревнях Рыбинского уезда принадлежало около двух с половиной тысяч «душ». Возможно, что предки многих рыбинцев, носящих фамилию Мамоновых, были его крепостными.
В 1812-1813 годах 1-й конно-казачий полк Московского ополчения комплектовался среди прочего крестьянами не менее чем из 37 селений рыбинской вотчины графа, в том числе — из Арефина, Восломы, Дора, Займища, Разсохина, Починца, Поповского, Тимошина, Оборина, Ивашева и других, а также дворовыми, выкупленными им у рыбинских помещиков, проживавших в Ярославле, Москве и Петербурге.
Денег у «олигарха» Мамонова на формирование полка не хватало. Граф был молод, неопытен, и в полку долгое время отсутствовал. Предоставленные сами себе казаки бесчинствовали, грабили крестьян и горожан. Предания об этом сохранились и в Арефинской округе Рыбинского уезда. А народная молва, скорее всего с подачи местных дворян, прозвала мамоновцев «мамаевцами».

Полк поэтов

Боевой путь 1-го конно-казачьего полка Московского ополчения начался еще под Бородиным, когда ряд офицеров, одетых в форму полка, присутствовали на Бородинском сражении. А 18 (6-го по старому стилю) октября 1812 года первый, полностью укомплектованный эскадрон полка под командованием самого Дмитриева-Мамонова принял участие в бою под Тарутиным. Впоследствии 6 действующих эскадронов полка приняли участие в заграничных походах русской армии 1813-1814 годов, участвовали в сражениях под Дрезденом и при Кацбахе, а в кампании 1814 года завершили свой боевой путь под городом Форлуи во Франции.
«Рифмы прочь, и перья в папку, и долой мой модный фрак, я надел медвежью шапку, я – мамоновский казак». Это изречение приписывается поэту Петру Андреевичу Вяземскому, который в качестве офицера мамоновского полка участвовал в Бородинском сражении. В полку графа Мамонова служил и будущий воспитатель наследника престола великого князя Александра Николаевича, будущего императора Александра II, поэт Василий Андреевич Жуковский.
В самом конце 1812 года сам граф Мамонов, обладавший довольно буйным нравом и уже принявший участие в сражениях при Бородине, Тарутине, Малоярославце и в боях под Красным, был награжден золотой саблей «За храбрость». А 24 марта 1813 года по указу царя в возрасте 22 лет произведен в генерал-майоры и официально назначен шефом формируемого им полка.
В просторечии полк был прозван «собачьим», потому что в нем содержалось больщое количество охотничьих и сторожевых собак. По легенде, в великом герцогстве Баденском мамоновцы сожгли населенный пункт. По другой версии, это сделали летучие отряды поляков и французов в надежде застать врасплох русских казаков. Тем не менее поведение ополченцев вызвало негодование царя.
В апреле 1815 года полк Дмитриева-Мамонова, подобно другим ополченским формированиям, был расформирован. Офицеры и унтер-офицеры полка, набранные из дворян, распределились по эскадронам регулярной армии, а рядовые ополченцы-крестьяне должны были вернуться домой. По сохранившимся документам, из числа казаков-арефинцев в арефинское имение Дмитриева-Мамонова не вернулись 84 человека, а из дворовых, купленных им у рыбинских дворян, — 29 человек. При этом общая численность рядового состава полка составляла 594 человека.
Есть сведения, что не все «невозвращенцы» из регулярных и ополченских частей русской армии погибли в боях, от голода, холода и болезней. Многие из них остались на постоянное жительство за границей, взяв в жены иностранок, и в том числе француженок. Если учесть, что убыль уроженцев Рыбинского уезда в полку составила почти пятую часть его рядового состава, то количество ополченцев из Арефинской вотчины графа в 1-ом конно-казачьем полку Московского ополчения было значительно большим.
Деревни вдоль реки Ухры, где когда-то проживали мамоновские крестьяне, в начале 40-х годов XIX века при описи имений их владельцев насчитывали по несколько десятков жителей. Сегодня это малонаселенные хутора, а некоторые из них существуют только на карте. Показательны названия мамоновских деревень, как бы говорящие о событиях давно минувших дней, связанных с историей графского полка — Седлово, Кобылино, Скоково… Видимо, в этих местах издавна проживали ремесленники, занятые изготовлением конского снаряжения и существовали коннозаводческие хозяйства, поставлявшие лошадей не только для мамоновского полка, но и для конно-казачьего полка местного Ярославского ополчения. Недаром слухи о том, что в Ярославском ополчении «хорошая кавалерия», дошли и до Александра I.

«В тот день пролиется…»

Известно, что некоторые черты биографии графа были использованы Львом Толстым при создании образа Пьера Безухова. В 1816 году, после возвращения из заграничных походов он, вместе с генерал-майором графом М.Ф. Орловым основал «Орден русских рыцарей», ставший одной из ранних декабристских организаций.
Еще до войны 1812 года граф выступил со стихами в журнале «Друг юношества» В 1816 году, после возвращения из заграничных походов он, вместе с генерал-майором графом М.Ф. Орловым основал «Орден русских рыцарей», ставший одной из ранних декабристских организаций. Примерно в это же время появляется его брошюра «Краткие наставления русским рыцарям». Ни одного экземпляра этих наставлений не сохранилось. Зато остались в целости некоторые масонские бумаги графа. Он же был и автором одного из первых проектов российской конституции, сторонник теории  заговора в практике тайных обществ. «В тот день пролиется» — это название одного из мамоновских стихов, говорящее само за себя…
В биографиях Пьера и графа Мамонова много пересечений. Пьер также создает на свои средства полк, увлекается масонством, идет по пути декабристов. В романе «Война и мир» граф Матвей Александрович Дмитриев-Мамонов неоднократно упоминается в связи с деятельностью Пьера Безухова. Из текста романа мы узнаем, что «Мамонову его полк будет стоить восемьсот тысяч…», — сумма, сопоставимая со всем бюджетом Ярославской губернии, потраченным на формирование пяти полков Ярославского ополчения, включая один конно-казачий полк. Так, всего на эти цели в Ярославской губернии было собрано 817 550 рублей, из них 400 тысяч — дворянством, около 300 тысяч — городскими обществами, церковь дала около шестьдесят с половиной тысяч.
История сохранила до наших дней портрет Матвея Дмитриева-Мамонова. Перед нами худощавый молодой человек в офицерском сюртуке или так называемом «ополченском мундире», получившем широкое распространение в русской армии после 1812 года. Между тем, исторический граф Дмитриев-Мамонов, согласно атрибутированному портрету, имел мало сходства с хрестоматийным обликом Пьера Безухова из известной киноэпопеи «Война и мир». Известный нам граф Безухов в исполнении Сергея Бондарчука скорее, больше похож на поэта князя Петра Андреевича Вяземского. Именно аналогия с Вяземским, очевидно, и повлияла на художественное решение Бондарчука. В своих мемуарах Вяземский упоминает о службе в мамоновском полку очень скупо и, видимо из соображений самоцензуры, достаточно неохотно, так как с некоторого времени граф Дмитриев-Мамонов, благодаря своим политическим взглядам, успел стать довольно непопулярной личностью в глазах правительства. Склонность к «политическому авантюризму» во многом и предопределила дальнейшие факты его биографии…
В 1816 году генерал-майор граф Дмитриев-Мамонов выходит в отставку и выезжает на лечение за границу. Затем проживает в своем подмосковном имении в Дубровицах. Граф превращается в ученого затворника. Пишет сочинения о политическом переустройстве России. В 20-е годы он временами посещал собрания декабристов в Москве, а в 1823 году был арестован по обвинению в избиении своего камердинера, в котором подозревал агента правительства. В 1826 году граф отказался от присяги Николаю I, был объявлен сумасшедшим и над ним и его имением установлена опека. Описи подвергается и его имение в Арефине.
В 40-е годы, по сведениям исследователей, опальный граф был уже полностью сумасшедшим. Несмотря на полное сумасшествие, настигшее его в расцвете лет, он прожил довольно долгую жизнь, окончив свой земной путь 23 (11 по старому стилю) июня 1863 года. На кладбище Донского монастыря, где имеется целый фамильный склеп династии Дмитриевых-Мамоновых, находится и могила этого сумасбродного мистика-философа, одного из самых загадочных деятелей российской истории.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.