«СТОЮ У ДВЕРЕЙ ВАШИХ И СТУЧУ…»

Первое, что мы увидели, въезжая в деревню Толбухино — большое количество людей. И мужчины, и женщины, и дети, и совсем старики, и держащиеся бодрячком пенсионеры. Одеты празднично. На лицах улыбки. В руках цветы. Очень много цветов. Освещало эту картину ласковое утреннее июльское солнце.

{image1}{image2} — Раньше на нашей церкви был хрустальный крест. В свое время от царственных особ был пожалован. От ярких лучей он светился всеми цветами радуги. Переливы издалека видны были. Красота — глаз не отвести. А зимою, даже в ненастье, от него голубое сияние исходило. А потом его сбросили. Сами знаете когда. Все думали, зазвенит. Но нет. Тихо упал.
Слушая воспоминания старейших жителей села, в те годы еще называвшегося Давыдково (село старинное. Упоминалось еще в письменах Иоанна Грозного), мы невольно смотрели на другой, уже новый крест, отливающий золотым сиянием. Установлен он совсем недавно на куполе отреставрированной часовни, вблизи того самого разрушенного в начале 20-го столетия храма. А жители продолжали вспоминать:
— Из церкви клуб сделали. У меня отец — штукатур был. Так его в церковь загнали и заставили иконы закрашивать. Он приходил домой и рассказывал, что штукатурка, что ни делай, отваливается. А иконы проявляются. На первом этаже танцы устраивали. Мне лет 15-16 было. Я на них бегала. На верхнем этаже металлические растяжки спилили. Кино показывали. А однажды совещание доярок проводили. Более двухсот человек собралось. Долго заседали. Кричали. Ругались. А когда последний человек из бывшего храма за порог переступил — свод рухнул. Вот так. Пожалел Боженька людей. А потом тут, прости Господи, магазин устроили. Водкой торговали.
Рассказывая это, сельчане показывали нам оскверненную церковь и сетовали, что в ней до сих пор находится пожарная часть.
— Пожарные — дело, конечно, необходимое. Но перевели бы их отсюда в более подобающее место. А мы бы всем миром и наш храм восстановили. Как часовню. Долгов бы наверняка снова помог.
Фамилию нашего рыбинца они произносят с ударением на первый слог. Получается протяжно и основательно. Оказывается, отец Константина Долгова долгие годы жил в Толбухино (тогда еще Давыдково). Его многие знают. С готовностью показывают его дом у озера, который теперь восстановил сын. {image0}
— Хорошо, что молодые к своим корням возвращаются. Сын-то очень долго дом ремонтировал. Может, и смог бы поскорее. Но мы как-то с ним встретились, поговорили, попросили. Не отказал. Правда, мы все помогали. И вот она — наша часовенка белоснежная. Сегодня сам Митрополит прибудет. Осветит.
Митрополит Ярославский и Ростовский Пантелеимон приехал буквально через несколько минут. Начался молебен. Безусловно, проходил он по всем канонам. В том числе, временным. Но нам показалось, что от начала пения певчих до радужных капель окропления святой водой прошли секунды. Митрополит завершал свою речь:
— В писании говорится: — «Стою у дверей ваших и стучу…». Я благодарен всем тем, кто из своего сердца желание изъявил восстановить эту прекрасную часовню, основанную в 1794 году и освещенную в честь Архистратига Божьего Михаила. В начале 20-го века оскверненную и разрушенную, в 2012 году восстановленную на пожертвования местных жителей, а, сегодня, 14 июля, вновь освещенную.
Видно с какой любовью все сделано. Благодарю вас за это! Поздравляю! Теперь и здесь вновь молитва будет произноситься. И будет урожай. И улов рыбы. И спокойствие в селе.

Особые знаки уважения Митрополит Пантелеимон высказал в адрес непосредственных участников восстановления часовни: Константин Долгов был награжден архииерейской наградой, а Антон Григорьев, Алексей Анчугов, Игорь Беляков, Павел Москаленко — все рыбинцы — отмечены архииерейскими грамотами.
{image3} Чуть позже Антон Григорьев рассказал нам, что в процессе восстановления часовни много времени и сил потребовал фундамент. В 2007 году он был усилен бутом. Таким образом удалось избавиться от трещин по самому зданию. Но возникла другая проблема. В советский период здесь зачем-то использовали цемент. В результате перестали дышать стены. Их очистили. А далее применяли довольно редкий способ отделки: вручную, обмакнув голицу в известковый раствор, окрашивали стены.Теперь часовня дышит.
Думаем, именно это имел в виду Митрополит, говоря о любви, с которой восстановлена белоснежная красавица.
А неподалеку гостеприимные и хлебосольные жители села Толбухина уже накрывали праздничные столы. С удивительными напитками и вкуснейшей выпечкой. Это, как и все здесь, явно готовилось с любовью.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 479



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


6 × четыре =

Описание картинки