ЗАДУШИЛ ПРОВОДОМ ОТ УТЮГА

Тридцатитрехлетний житель Рыбинска Андрей Соколов (имена героев изменены — прим. ред.) с ужасом вспоминает трагический октябрьский вечер 2011 года.
Воспоминания его скудны, но и от тех крупиц информации, что сохранились в его памяти, невольно в жилах стынет кровь. Помнит, как от материнского крика в сердце заныла застарелая обида. Помнит, как в порыве ярости потянулся на утюгом. Помнит, как зажимая левой рукой рот несчастной, чтобы не кричала, стал душить старушку шнуром. А вот бил ли он ее тогда, этого сейчас даже и вспомнить не в состоянии.

Беда в дом пожилой жительницы Рыбинска Марии Соколовой, как водится, пришла не вдруг. Когда-то ее отношения с сыном были самыми обычными. Андрей имел свою квартиру на улице 50 лет ВЛКСМ. Работал. Хотя и без официального оформления. Выпивал, но не каждый день. И всегда застольные посиделки, в которых он принимал участие, заканчивались тихо и мирно.  Ситуация изменилась в 2006 году, когда Соколов решил продать свою квартиру.
Совершив сделку, поначалу поехал в Ярославль. Как шабашник занимался ремонтом крыш. Спустя несколько месяцев, вновь вернулся в Рыбинск. Поселился у матери. Пошел работать на одну из небольших фирм, занимающихся установкой пластиковых окон. Однако работал без официального оформления. И именно по этой причине время от времени у Андрея стали возникать размолвки с матерью, которая часто в довольно жесткой форме требовала от сына, чтобы он относился к жизни серьезнее и нашел себе официальную работу.
До поры до времени до рукоприкладства не доходило. Однако отношения матери и сына в последние три года портились все сильнее. Серьезная размолвка произошла в апреле 2011 года, когда мать после очередного скандала просто указала сыну на дверь. При этом сослалась на то, что в ее квартире он не прописан, и поэтому может убираться на все четыре стороны. Андрей, сглотнув обиду, не стал перечить матери и ушел из дома. И после этого четверо суток прожил в гараже. Позже мать смягчилась и попросила сына вернуться. Однако напряженность в отношениях двух родных людей сохранилась.
Все стало еще хуже, когда Андрей в начале лета умудрился разбить принадлежащую матери машину «Жигули». После этого Мария Петровна стала ругать сына с завидной периодичностью по два-три раза в неделю. Андрей с ней не спорил. Просто каждый раз, когда мать начинала ругаться, уходил в другую комнату.
Вяло текущий конфликт между матерью и сыном, видимо, продолжался бы до сих пор, если бы не день рождения, на который их обоих пригласила общая родственница — двоюродная сестра Марии Петровны.
23 октября 2011 года мать и сын направились к 15 часам на проспект Серова. В целом праздник прошел спокойно. Никто ни с кем не ссорился. Андрей за праздничным столом выпил около 400 граммов водки. Хорошо закусывал. К 19 часам, когда пришло время расходиться, чувствовал себя в целом неплохо.
Когда мать и сын вернулись домой, Андрей прилег отдохнуть во второй комнате. Даже часа два поспал. После этого вышел на кухню, чтобы заварить себе чайку. Именно в тот момент, когда наливал себе чай, по неосторожности стукнул чашкой о стол. Это и стало главным поводом для произошедшей после этого трагедии.
На звон посуды из своей комнаты выскочила мать и начала кричать на сына, что он мешает ей отдыхать. Андрей решил уйти в свою комнату. Однако мать продолжала ругаться. В ответ на замечание сына, просившего прекратить скандал, она вновь стала требовать, чтобы он убирался из дома. С этими словами потянулась к стационарному телефону, чтобы вызвать полицию. Сын, чтобы помешать ей сделать звонок, отключил базу телефона от сети. Тогда мать двинулась  к себе в комнату за мобильным телефоном. В этот момент Андрей шагнул вслед за ней и, схватив пожилую женщину обеими руками, развернул лицом к себе и повалил на пол между диваном и креслом.
Дальнейшее он вспоминает с трудом. Свет в комнате в это время был выключен. Однако Андрей помнил, что рядом с холодильником обычно стоял утюг. За ним-то машинально и потянулись его руки. Чтобы мать не кричала, Андрей зажал ей в это время левой рукой рот. А дальше пошел в дело утюг. Он несколько раз ударил мать по голове. Скорее всего, именно утюгом (точно это сейчас уже не установить). А затем просто передавил старушке шнуром от утюга шею.
Позже эксперты-криминалисты насчитают у Марии Петровны пять гематом от ударов тяжелым предметом на голове. Два больших синяка остались на ее правой руке. Еще
один — на левой. Однако умерла она не сразу, а лишь через полчаса после того, как сын передавил ей шнуром шею. Жизнь продолжала теплиться в ее теле, но она была без сознания. Провода на ней к этому времени уже и не было, но первое сжатие оказалось роковым.
В это время ее сын, прихватив с собой тысячу рублей из маминого кошелька, ее мобильный телефон и кое-какие драгоценности, быстро уходил из дома. Прихватил с собой он и утюг, который машинально положил в пакет. Затем, выкинув пакет на свалке, направился к гаражу, чтобы проспаться. Однако придя на место, обнаружил, что один из гаражных замков поменян.
Дальнейшее во время следствия он вспоминал уже с трудом. Помнил лишь, что сидел в ночном кафе. Пил с горя водку. Звонил в фирму, осуществляющую пассажирские перевозки из Рыбинска в Москву. Уехал на маршрутке в столицу в тот же день на заре (в пять часов утра). Несколько дней провел в Москве у знакомых, также имеющих родственные связи в Рыбинске. Но так уж сложилось, что у них умерла бабушка, до последнего времени проживавшая в Рыбинске. Прямо из столицы вместе с этими знакомыми, поехавшими на похороны, Андрей вернулся в Рыбинск. После похорон и поминок Соколова и задержали полицейские.
Он признал свою вину. За совершенные действия, ставшие причиной смерти Марии Петровны, суд приговорил Андрея Соколова к девяти годам и одному месяцу колонии строгого режима.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 686



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


− 5 = три

Описание картинки