ДОМА БАТЫРЕВА

Дома под номерами 39 и 46 на улице Крестовой когда-то принадлежали рыбинскому купцу, личному почетному гражданину Николаю Васильевичу Батыреву…

{image1} На месте современного здания номер 39 до 1890 года стоял более скромный двухэтажный дом с антресолью, построенный до 1810 года. Дом сгорел в 1890 году. Участок освободившейся земли купил Н.В. Батырев и построил в 1891 году дом, сохранившийся до настоящего времени. Нижний этаж здания   сдавался аренду. Так, в 1907 году здесь находились галантерейный магазин, швейная и обувная мастерские.
У дома номер 46 более сложная история. Это двухэтажное здание по типовому проекту, разработанному в мастерской великого архитектора К.И. Росси, построено после пожара 1811 года. Вход в дом со стороны улицы Крестовой украшал портик. Владельцы сдавали дом в аренду под гостиницу. Из-за колонн, составляющих непременную часть портика, гостиницу назвали «Столбы».
В этой гостинице останавливался писатель М.Е. Салтыков-Щедрин во время своего приезда в Рыбинск в 1873 году.
В 1880 году дом купил Н.В. Батырев. Ничтоже сумняшеся, Николай Васильевич уничтожил творение великого зодчего, а именно портик, и надстроил на здании третий этаж. Верхние этажи Н.В. Батырев продолжал сдавать в аренду под гостиницу, а нижний – под магазин бакалейных товаров.
Николай Васильевич Батырев вел большую общественную работу. Избирался гласным (депутатом) Рыбинской городской думы и гласным Рыбинского уездного земства. Был председателем Рыбинского сиротского суда – учреждения, которое опекало имущество и личности малолетних сирот и вдов. Являлся попечителем Николаевской богадельни в Рыбинске, где призревались престарелые, одинокие и больные женщины.
За общественные и благотворительные заслуги Николая Васильевича наградили золотой медалью с надписью «За усердие» для ношения на шее на ленте ордена Святого Владимира, такой же медалью на ленте ордена Александра Невского, знаком Императорского человеколюбивого общества для ношения на правой стороне груди, орденом Святого Станислава третьей степени.
{image2} В 1911 году Н.В. Батыреву присвоили звание личного почетного гражданина России.. Это означало, что почетное гражданство не распространялось на его жену и детей.
Николай Васильевич был средним по богатству купцом. В Рыбинске, кроме вышеназванных домов, он имел кирпичный дом на улице Бульварной, деревянный дом на улице Большой Казанской, шесть флигелей и семь торговых лавок в различных районах Рыбинска. Н.В. Батыреву принадлежали дачи с участками леса общей площадью около 1000 гектаров в Рыбинском, Романово — Борисоглебском и Пошехонском уездах.
Н.В. Батырев скончался в феврале 1912 года. Его жена Мария Яковлевна умерла еще ранее – в 1894 году. Николай Васильевич завещал денежные средства во все храмы Рыбинска. Не забыл Николаевскую богадельню: каждой призреваемой старушке — по одному серебряному рублю. Оставил деньги своей прислуге, которая жила на момент его смерти. Каждый рыбинский нищий получил от усопшего по пять копеек.
Но основное наследство досталось, конечно же, детям – Надежде и Якову: «Мебель – между сыном и дочерью. Альбом в серебряных крышках, поднесенный московскими купцами, картину «Моисей», шитую шелком, рояль «Беккер» — дочери. Золотые и бриллиантовые вещи, серебряные вещи – между сыном и дочерью».
Между детьми Николай Васильевич поделил и всю недвижимость. Кроме деревянного  дома на улице Большой Казанской, который завещал племяннице своей жены.
Владелицей дома номер 39 на улице Крестовой стала Надежда, которая к этому времени уже была замужем за Евгением Андреевичем Сигсоном, сыном фотографа с мировым именем.
Дом номер 46 на улице Крестовой Николай Васильевич оставил Якову.  {image0}
Завещание Н.В. Батырева имело одну редкую особенность: унаследованную недвижимость Надежда не могла продать до достижения сорокалетнего возраста, а Яков и вовсе до пятидесяти лет. В год смерти отца Надежде было 26 лет, Якову – 21 год. Получаемый с недвижимости доход дети обязаны были класть в банк и получать с этих вкладов лишь проценты.
В отношении Якова Николай Васильевич сделал маленькое послабление.  Доход с трех лавок на Волжской набережной Яша мог не класть в банк, а тратить по своему усмотрению. Но только если женится. Предоставленным шансом Яша не преминул воспользоваться. Подождав полгода после смерти родителя,  он обвенчался с дочерью владельца соседнего дома номер 44. 
Советская власть отобрала у Надежды и Якова дома номер 39 и 46. Оставила им лишь дачу в заволжской части Рыбинска, которую Н.В. Батырев построил на земле, купленной у дворян Михалковых. В 1930-х годах эту дачу называли Батыревской. Уроженец Заволжья, рыбинский филолог и краевед К.П. Градусов (1935-2007 гг.), вспоминая свое детство, написал в книге «Родное»: «Гоним по Старо-Ершовской, Сосновому, Арефинке – к Батыревской даче. У нее на коньке высоченный шест. На шесте вверх дном бутылка из-под шампанского – памятник беспутному Яше, последнему из купцов Батыревых, любителю погусарить. Так Яша «увековечил» свою последнюю попойку. Уже после революции».
Благодарю А.Ю. Орлеанского за помощь в подготовке публикации.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 840



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


восемь × 4 =

Описание картинки