ШПИОН ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА

Так называется роман историка и писателя Ефима Курганова, посвященный одному из персонажей царствования Александра I графу Якову Ивановичу де Санглену. Название романа говорит само за себя. Граф де Санглен действительно был одним из крупнейших шпионов своего времени, находившихся под покровительством самого царя. Осенью 1812 года в Рыбинске произошла встреча де Санглена с поэтом Иваном Козловым, тогда — чиновником Московского ополчения, занимавшимся в нашем городе организацией военного госпиталя. По сведениям Козлова, граф слыл человеком, «близким к полицейскому ведомству». И в этом он был недалек от истины. Яков де Санглен возглавлял Особую канцелярию Министерства полиции, ведавшую политическим сыском, а перед войной 1812 года был назначен начальником высшей военной полиции при военном министре, которая являлась первым официальным органом военной контрразведки в русской армии.

Слуга трех господ

Сын выходца из Франции Яков де Санглен родился в 1776 году в Москве. Первоначально он воспитывался в московских частных пансионах. Затем окончил 6 классов Ревельской гимназии. А в 1793 году начал службу переводчиком в штабе вице-адмирала Спиридова. Во время длительной командировки учился в Лейпциге и Берлине. А в 1804 году назначен лектором немецкого языка в Московском университете. Здесь де Санглен открывает курс лекций по военным наукам и тактике. В 1806 году он уже адъюнкт-профессор, а в 1807 году причислен к штабу генерал-адъютанта П.М. Волконского.
Характерно, что де Санглен был одним из немногих, кто стоял у истоков высшего военного образования в России. До этого образование офицеров русской армии ограничивалось обучением в кадетском или инженерном корпусах. А дальнейшими их «университетами» была военная служба. Если кто-то из них и имел высшее образование, то, как правило, гражданское. Школа колонновожатых для подготовки штабных офицеров появилась только в начале XIX века. А Академия Генерального штаба – уже при Николае I.
{image1} Очень скоро порученец князя Волконского попадает в поле зрения Александра I и назначается начальником Особенной канцелярии только что созданного Министерства полиции, в функции которой входило осуществление контрразведки и политического сыска. На этом поприще де Санглен стал личным информатором Александра I, в том числе о деятельности министра полиции Балашова. Он же был причастен и к ссылке в Сибирь известного реформатора александровского времени Сперанского. По другим данным, быстрое возвышение де Санглена объяснялось тем, что «по совместительству», будучи человеком света, он поставлял кокоток для самого Александра I. Заслуги способного француза царь оценил еще одним назначением. В марте 1812 года де Санглен возглавит военную полицию 1-й Западной армии, а с апреля того же года – Высшую военную полицию при военном министре Барклае де Толли.
Фактически де Санглен стал первым организатором русской военной контрразведки.  Связь его со 2-й Западной армией, которой командовал князь Багратион, враждовавший с Барклаем де Толли, была слабой. Зато в 1-й армии он смог создать разветвленную сеть осведомителей, опираясь на данные полевой армейской разведки. Кроме того, в компетенцию высшей военной полиции входили контакты с местными властями и населением на предмет поиска вражеских лазутчиков и шпионов и, соответственно, оставления на занимаемой французами территории лазутчиков своих.

Де Санглен в Рыбинске

Осенью 1812 года командующий 1-й Западной армией генерал от инфантерии Барклай де Толли, оставивший на разорение Наполеону западные губернии страны, находился в явной опале. Ее тень пала и на начальника его контрразведки. В середине сентября Барклай де Толли оставляет армию. Незадолго перед этим в Петербург в качестве посланника ставки направляется граф де Санглен. В Рыбинске он пробыл недолго. Но, видимо, перед этим в Ярославле через гражданского губернатора успел дать какие-то указания местным полицейским властям. Козлов очень не хотел встречаться с ним. Де Санглен имел дурную репутацию двуличного человека. Но любопытство взяло верх. Хотелось знать о событиях в армии и Москве. На Козлова он произвел впечатление не слишком разговорчивого собеседника. Еще бы. В Петербурге его ждала нелицеприятная аудиенция у царя. А тут мало кому еще известный тогда московский чиновник со своими досужими расспросами… Де Санглен умчался в Петербург. {image0}

Штатский «особист»

— Вы думаете, на вас не найдется Сибири? – это был первый вопрос, заданный царем «лейб-шпиону», если, конечно, верить мемуарам самого де Санглена. Но, конечно, царь не собирался всерьез никого наказывать. Тем более, что у чиновника такого уровня всегда достаточно информации, чтобы выйти сухим из воды. Так произошло и на этот раз. Вскоре Яков де Санглен отошел от службы в полицейском ведомстве. Характерно, что будучи начальником военной контрразведки, он не имел военного чина, а полицейскую карьеру закончил действительным статским советником, что по табели о рангах соответствовало чину генерал-майора. Видимо, де Санглен чурался военных чинов и предпочел оставаться в  тени, чтобы не привлекать внимание особым отношением к нему царя. А император и не предлагал ему этого, руководствуясь теми же соображениями, что и его подопечный. Тем более, что в те времена понятия «шпион» и «генерал» были еще не вполне совместимы. «В полках не служил, наград не имел. Да к тому же еще и француз». А это лишние разговоры об излишней зависимости от иностранцев.
Но в отношении де Санглена был найден выход. Компромиссом стало производство его в графское достоинство. На этом его государственная карьера, собственно, и завершилась.

Мастер эпистолярного жанра

Новый император Николай I не забыл заслуги француза. В 1831 году он был вызван к царю для разбора доноса князя Голицына об иллюминатских масонских ложах в России. Де Санглен дал на донос отрицательное заключение, и получил от императора вознаграждение, а князь Голицын был сослан в Финляндию.
Де Санглен проявил себя и на литературном поприще.  Был известен как талантливый публицист, историк, философ. Критика Вольтера, Шиллера и Руссо, сочинения на темы мифологии древних греков требовали недюжинной эрудиции даже для образованного человека того времени, а перечисление его произведений заняло бы целую страницу.
Он умер в 1864 году в Москве. Через двадцать лет после смерти графа в журнале «Русская старина» были опубликованы его «Записки не для современников». Они охватывают продолжительный период российской истории, начиная с царствования Екатерины II и до Николая I и посвящены вопросам тайной политики, к которой граф имел непосредственное отношение в качестве начальника Особенной канцелярии. Поздняя публикация была связана с личным обещанием, данным де Сангленом Александру I, не разглашать содержание этих записок в течение всей жизни. Отсрочить их публикацию еще на двадцать лет решили, видимо, представители тогдашней цензуры.
Как человек граф де Санглен, вопреки впечатлению Ивана Козлова, слыл человеком с открытым характером. Славился острым умом и знал множество анекдотов. Одним словом, француз на русской службе.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 557



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


5 − четыре =

Описание картинки