В ЗАЩИТУ ПРЕСТОЛА И ОТЕЧЕСТВА

События 1812 года и завершения наполеоновских войн самым непосредственным образом отразились на жизни Ярославской губернии. В сентябре-октябре 1812 года, помимо размещения на ее территории военных госпиталей, она стала местом создания различных тыловых баз и резервов для действующей армии.

{image0} Для следования за отступающим неприятелем Кутузов, еще во время пребывания Наполеона в Москве, приступил к организации армейских подвижных магазинов. Магазины для армии формировались в 12 губерниях за счет средств населения.
На основании распоряжения Кутузова и предложения ярославского гражданского губернатора князя М. Н. Голицына создание подвижного магазина началось и в Ярославской губернии. Рыбинским старостой Коростелевым «с товарищи» было собрано с городского общества «на подвижной для армии магазин» 3000 рублей. Непосредственной организацией магазина в Рыбинске занимался рыбинский уездный предводитель дворянства инженер-капитан Глебов. При этом пожертвования рыбинских дворян в указанную сумму, видимо, не входили. Всего дворянами и городским населением Ярославской губернии на эти цели было собрано 186 220 рублей. Интересна дальнейшая судьба этого предприятия… Как пишет ярославский историк войны 1812 года Л.Г. Андреев, снаряженный ярославцами подвижной магазин, состоявший из 5 транспортов, «нагруженных сухарями, крупой и овсом» достиг Вязьмы, когда русская армия была уже в районе Смоленска. Два транспорта были задержаны в Москве московским генерал-губернатором графом Ростопчиным. В дальнейшем ярославский подвижной магазин долго скитался по дорогам западных российских губерний, «армии не достигнул и потерпел гибельное расстройство». Сохранившиеся продукты были сданы в провиантские магазины Орши, Витебска и Копыся…

«Корпия, щипанная барынями…»

После вторжения Наполеона в Россию многие дворяне с показным патриотизмом отказались от французского языка, надели ополченские мундиры.
Лев Толстой саркастически относился к патриотическим начинаниям дворянства. «Полки Пьера и Мамонова были такой же бесполезной затеей как корпия, щипанная барынями, никогда не доходившая до раненых». Так, если перефразировать слова писателя, говорит текст великого романа. В этой фразе содержится ирония в отношении деятельности женских благотворительных организаций периода войны 1812 года. Их деятельность имела место и в Ярославской губернии.
В октябре 1812 года, «на вспоможение потерпевшим бедствие от нашествия неприятеля», по почину гражданского губернатора князя Голицына, Комиссии о пособии разоренным, архиепископа ярославского Антония, а также «Женского патриотического общества», созданного под покровительством императрицы Елизаветы Алексеевны, в губернии был открыт сбор пожертвований. Составление Патриотического общества из жен всех сословий губернии и «содействие в приглашении к приношениям» было возложено женой ярославского генерал-губернатора принца Голштинского великой княгиней Екатериной Павловной на супругу гражданского губернатора Наталью Ивановну Голицыну. Из Рыбинска княгине Голицыной «на помощь беженцам и разоренным» было отослано 2079 рублей. Кроме этого вызвались жертвовать ежегодно две рыбинские дамы по 200 рублей каждая, что составляло установленную сумму вступительного взноса в члены Общества, и один анонимный житель Рыбинска, скорее всего, дворянин, «по 50 рублей, доколе существовать будет таковое пожертвование». В январе-феврале 1813 года в Ярославское Женское Патриотическое общество поступило таких пожертвований на сумму 7 566 рублей. Возможно, эта сумма была использована по назначению. Но существовали и примеры иного рода. Так, на Московское ополчение сословия Московской губернии собрали пожертвований на сумму 3 971 894 рубля, из которых по назначению было истрачено только 359 000 рублей. Около 3 миллионов было передано в Московскую казенную палату, а остальные средства расхищены или уничтожены во время занятия Москвы французами, или переданы в другие ведомства.

Нечаянные патриоты

Летом 1814 года, «к радостнейшему встретению государя императора», возвращавшегося из за границы, в благодарном Отечестве велись большие приготовления. В число депутатов от купечества Ярославской губернии для встречи императора в Петербурге был избран рыбинский купец Лаврентий Попов. Рыбинское купечество подготовило в подарок монарху 500 рублей и блюдо с традиционными «хлебом-солью». Однако согласно Высочайшей Воле все депутаты были отправлены по домам, а деньги предписывалось раздать дарителям.
Позднее Пушкин, называя Александра I «кочующим деспотом», больше дорожившим мнением Европы, чем собственной, «вверенной ему Богом» страны, упрекал его за отказ от встречи с «благодарным» народом. Но царь, очевидно,  в силу предполагаемой излишней пафосности грядущего мероприятия, счел это торжество излишним. Вряд ли купцы слишком огорчились по этому поводу. Государь оказался не слишком привередлив. Тем более, что для основной массы населения страны – крепостных крестьян, понесших самые большие потери в войне, победа в войне не принесла желаемой свободы. Крепостное право так и не было отменено, а бывшие ополченцы возвратились к своим хозяевам. Судьба солонки и блюда, определенных рыбинскими купцами к подношению «хлеб-соли» императору решалась потом в ходе долгой бюрократической переписки.
Та же участь постигла и сборы денег на сооружение памятника царю, чеканку памятной медали с его профилем и присвоением ему титула Благословенного. Выразив инициаторам этого предприятия — Сенату, Синоду и Госсовету свою признательность, Александр I вместе с тем пожелал «оставить сие без всякого исполнения».
Вопреки официальной историографии дворяне и купцы не слишком спешили раскошеливаться на нужды армии. Пожертвования делались скорее добровольно-принудительно и в порядке некоей разнарядки.
Зато за вклад в дело спасения Родины царь отблагодарил купечество. К награждению бронзовой медалью на ленте Ордена Святой Анны на основании «Всемилостивейшего» манифеста от 30 августа 1814 года за пожертвования «в защиту престола и Отечества» был представлен и ряд рыбинских купцов. Среди них уже упоминавшийся рыбинский городской староста купец 2-й гильдии Лаврентий Алексеевич Попов, купцы 3-й гильдии: Василий Яковлевич и Семен Ильич Тюменевы, Иван Петрович Второв, Михаил Иванович Журавлев, Михаил Афанасьевич Большой и Михаил Афанасьевич Меньшой Тюменевы.
По списку, «учиненному в Рыбинской Градской думе о именах города Рыбинска купеческого сословия, кои в 1812 голу имели пожертвования на защиту Престола и Отечества», числился 61 человек. Общая сумма пожертвований от их имени составила 26 715 рублей…
Всего рыбинским городским обществом, включая пожертвования на нужды армии, помощь беженцам и разоренным было пожертвовано более 36 тысяч рублей.
Сам «спаситель Отечества и Европы» император Александр  I посетил Рыбинск в 1823 году проездом в Ярославль во время своего вояжа по городам центральной России. По одной из версий его пребывание в Рыбинске, длившееся не более часа, проходило в купеческом особняке на Мологской улице, ныне Чкалова 25, где располагается Центр детского и юношеского туризма и экскурсий. Рыбинское городское общество наконец-то нашло возможность преподнести императору «хлеб-соль» на большом вызолоченном серебряном блюде. В дальнейшем это блюдо, оставленное царем городу, стало храниться как «драгоценнейший памятник монаршего посещения»…

Материал подготовлен с использованием документов Рыбинского филиала госархива Ярославской области

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 584



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


7 − = пять

Описание картинки