Оптимизация как русская рулетка

Люблю красивые слова: Гибралтар, Константинополь, инвестиции в инновации, фармацевтический кластер… Оптимизация, конечно, не столь радует слух, но объемом внутреннего содержания, пожалуй, поспорит с любым экономическим термином, взятым наугад.

Итак, оптимизация. Поиск оптимального решения, которое по тем или иным признакам устроит более других вариантов. При этом — обратите внимание! – оптимизация – это не банальная экономия денег. Это процесс, конечным результатом которого должно являться удобное и выгодное для всех решение вопроса. С выгодой у нас кое-как разобрались. А вот с удобством…

Образование

Некоторое время назад в России с успехом начали оптимизировать образование. Программы, планы, экзамены, штаты учителей – все подверглось пересмотру и переделу. В результате оптимизации некогда лучшее в мире школьное образование стало — как бы это помягче мысль выразить? – стандартным. Хорошо это или плохо, скажут наши потомки, на своей шкуре опробовав последствия школьных реформ. Однако преподаватели вузов уже заявляют, что первокурсник поглупел и стал менее ответственным. Поэтому в вузовскую систему ввели родительские собрания – а кто еще должен контролировать, учится ваше чадо или дурака валяет?
Впрочем, само высшее образование спокойно жило недолго. Его публичная оптимизация началась вместе с рейтингом эффективных и неэффективных вузов, составленных Минобрнауки. Эффективность в них определялась не качеством выпускников, а, например, количеством площадей, которые вуз занимает. О результатах оптимизации говорить пока рано. Тем более, что новый закон об образовании принят недавно, и пока можно только внимать его критикам либо защитникам. А вот начавшаяся оптимизация здравоохранения требует подробностей.

Здравоохранение

Собственно, здравоохранение начали оптимизировать тоже не вчера. И худо-бедно медицина справлялась с потребностями населения. Трудно, конечно, назвать качественным улучшением закупку дорогих приборов, которые затем стоят под слоем пыли в углах кабинетов главврачей. Специалистов-то для работы на этих приборах, как правило, не хватает! Как не хватает эндокринологов, кардиологов, невропатологов и прочих врачей. А о квалификации терапевтов при нагрузке, обеспеченной Минзравом, говорить даже как-то неприлично.
Но оптимизация медицины в Ярославской области превзошла все самые смелые ожидания. Семь родильных отделений в муниципальных районах были закрыты в одночасье. Конечно, по причине нерентабельности их содержания. Но под соусом улучшения качества обслуживания населения.
И вот – первые роды в поселке Борисоглебском после закрытия роддома: «В ночь на пятое февраля у Анны начались схватки. В 4:30 вызвали «скорую», но из-за плохих погодных условий «Газель» не смогла добраться до деревни. Вызвали МЧС. Пожарная машина добралась до въезда в деревню. Там Анну посадили в машину и вывезли к «скорой», которая доставила ее до Ростовского родильного отделения. Всего время доставки в роддом заняло около трех часов. Все обошлось хорошо, родилась девочка. Однако, по словам чиновников, до Ростова добираться — 15 минут, а ЦРБ укомплектована комфортными машинами повышенной проходимости. Мы ждем трагедии? Потом будут искать виновных? Скорее всего, это будут рядовые врачи или все спишется на форс-мажор».
Одновременно появились рассказы, как врачи сбивали замок с закрытого роддома и принимали экстренные роды, как беременную женщину везли в кабине скорой помощи, потому что она замерзла в салоне. Были роды в машине; для того, чтобы вывезти женщин, использовали снегоходы, трактора, пожарные машины — и того уже около 10 подобных случаев в Ярославской области с начала года.
Оптимальное решение о закрытии районных роддомов, принятое ярославским областным правительством, было проверено министерской комиссией и признано «единственно правильным».
Слова председателя комиссии Олега Филиппова вызвали противоречивые чувства: «Ситуация, когда родоразрешение происходит в условиях, которые не минимизируют риски, а лишь позволяют принять роды, напоминает русскую рулетку — может, конечно, повезти. Но, если что-то пойдет не так, вероятность, что ребенок выживет и не останется инвалидом, что жива останется мать, сводится к минимуму». Это — не о «Буранах», тракторах, МЧС и «скорой». Это – о закрытых родильных домах и в пользу оптимизации.
Экономические проблемы чиновниками решены. Нерентабельные медицинские учреждения будут закрываться и дальше. Без учета состояния местных дорог, дефицита транспорта, материальных возможностей семей ездить в районные и областные центры. Зато мы теперь героически преодолеваем трудности.
«Благодарности губернатора и правительства Ярославской области 8 февраля получили медики Борисоглебской ЦРБ, спасатели 24-й пожарной части, а также директор Ростовской ЦРБ. Несмотря на тяжелые погодные условия – снегопад и заносы на дорогах — они сумели организовать своевременное оказание медицинской помощи беременной женщине, находившейся в удаленном населенном пункте Кучеры Борисоглебского района», — гордо сообщает областная пресс-служба. И далее подробно описывает трудности, с которыми столкнулись врачи, спасатели и сама женщина, ненароком собравшаяся рожать в ярославской деревне. Ну да, русская рулетка!
Ну, и как апофеоз оптимизации, зам губернатора Александр Сенин сообщил, что губернатор области «дал поручение разработать указ, согласно которому каждой беременной женщине, вставшей на учет в женскую консультацию по месту жительства, будет выплачено единовременное вознаграждение в размере одной тысячи рублей».

Почта

Об оптимизации работы «Почты России» говорить подробно рано. Она еще только началась. Но в духе ранее проведенных оптимизаций уже можно заниматься прогнозированием. Впрочем, к работе почты было столько претензий, что испортить ее уже трудно. Однако можно. Вот, например, жители сразу двух населенных пунктов Ярославской области – села Красное и поселка Кузнечиха – были на днях потрясены известием: их почтовые отделения закрываются. Естественно, с целью оптимизации.
О том, что значит почта для селян, могут душевно рассказать в любой деревне области. Это – зачастую единственный оплот цивилизации, связь с внешним миром, письма, газеты, пенсия и порой даже интернет. Но существует норматив – 114 отделений связи на регион. А в Ярославской области их 3225. Лишние надо закрыть как нерентабельные. Впрочем, вся наша почта рентабельностью не страдает и живет в основном за счет госбюджета (читай – наших же с вами налогов). Размер госсубсидий немалый – 6 млрд рублей в год. И вот на днях стало известно, что эти субсидии «Почте России» более не обещают. А это значит, что социальные услуги в полном объеме никто не гарантирует.
Однако оптимизация почтовых услуг может обернуться и благом для населения. Рухнувшая государственная монополия расчистит дорогу конкуренции. И как знать — не откроются ли однажды на просторах России альтернативные отделения связи. Вот только в селах об этом мечтать не стоит. Рентабельностью здесь не пахнет, а социальные услуги государство оптимизирует. «Единственно правильным» способом – сокращением расходов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 555



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


семь − 5 =

Описание картинки