ВОЗВРАЩЕНИЕ ЗНАМЕНИТОГО ЗЕМЛЯКА

Даже сегодня рыбинская страничка во всемирной интернет-энциклопедии «Википедия» называет Александра Сергеевича Щербакова только в числе знаменитых людей, работавших в нашем городе. В числе уроженцев Рыбинска он не упоминается. Хотя уже несколько лет назад в Рыбинском филиале Государственного архива были найдены неоспоримые доказательства, подтверждающие то, что Александр Щербаков, чье имя город носил в течение одиннадцати лет, впервые увидел этот мир именно на нашей рыбинской земле.

«До последней капли крови»

Осенью 1941 года будущее нашей страны и ее народа висело на волоске. К середине октября враг вплотную подошел к Москве. Только что отгремели сражения под Вязьмой и Киевом, по итогам которых в плен к фашистам попало в общей сложности более миллиона трехсот тысяч наших солдат. В этих условиях для защиты столицы руководство страны смогло выделить лишь 90 тысяч человек: красноармейцев и ополченцев. Эвакуация советских учреждений походила на повальное бегство. 16 октября остановилось движение пригородных поездов. В самой Москве в этот день начались погромы магазинов. Казалось, судьба столицы предрешена…
Именно в этот момент на весь Советский Союз прозвучали слова Александра Щербакова. В самый пик кризиса 17 октября 1941 года, он, молодой секретарь ЦК (за две с половиной недели до этого Щербакову исполнилось сорок лет), выступил по радио с программной речью от имени государства. Он сообщил, что Сталин остался в столице. «За Москву, — добавил Щербаков, — будем драться упорно, ожесточенно, до последней капли крови».
Щербаков в эти дни не просто вещал по радио от имени руководства страны. В его руках было сосредоточено все управление осажденным городом. И совсем скоро улицы столицы ощетинились противотанковыми ежами, в небо взмыли аэростаты заграждения ПВО. Пока в самом городе днем и ночью формировались батальоны ополчения, на его подступах на строительстве оборонительных сооружений трудилось более пятисот тысяч москвичей.
Вряд ли Александр Щербаков в эти трагические дни вспоминал родной город. Однако задатки его будущих успехов как организатора и партийного руководителя проявились задолго до войны. Еще на рыбинской земле в период революционных потрясений, когда Щербаков только делал первые шаги в своей взрослой жизни, он не боялся брать инициативу на себя, не боялся демонстрировать свое собственное, часто отличное от других мнение.

«Закуси соленым огурцом»

Александру Щербакову не исполнилось еще и шестнадцати, когда весной 1917 года он окончил Рыбинское высшее начальное училище. Получив прекрасный аттестат, Щербаков устраивается конторщиком на станцию Рыбинск-Товарный Московско-Виндаво-Рыбинской железной дороги. Вероятно, в получении этой престижной работы сказалась и добрая память об отце, который при жизни также работал в Рыбинске железнодорожником.
Однако дальше случилось непредвиденное. Если верить документам, хранящимся сегодня в Рыбинском филиале Госархива, конфликт с коллегами по работе у Щербакова произошел на привокзальной площади во время митинга, посвященного объявлению красного террора как ответной меры на убийство Володарского и покушение на Ленина. Один из лидеров партийной организации железнодорожников попытался в грубой форме пристыдить тогда Щербакова, потребовав, чтобы тот в знак траура по Володарскому снял шапку. Юный Щербаков ответил дерзко. Посоветовал старшему товарищу, который, видимо, был нетрезв, сначала закусывать соленым огурцом и лишь потом разглагольствовать о серьезных материях. Последствия не заставили себя ждать. Результатом словесной перепалки на митинге стало увольнение Щербакова с железной дороги как «саботажника и антисоветчика».
Такое решение в годы революционных потрясений могло сказаться на судьбе нашего земляка трагически. Однако Щербаков очень быстро нашел нестандартное решение, позволившее ему минимизировать последствия скандала. Он направился в Петроград, где сумел получить нужные рекомендации от высоких партийных функционеров. В это же время происходит формирование комсомола. И, судя по всему, умный семнадцатилетний юноша Щербаков, выходец из пролетарской семьи железнодорожника, сумел найти подходы и к руководителям этой организации.
На какое-то время после этих событий Щербаков вернулся в Рыбинск, где устроился работать в местный совет депутатов журналистом (по-видимому, так на бюрократическом языке тогда называлась одна из конторских специальностей). Однако историю с соленым огурцом, если верить архивным бумагам, время от времени в городе продолжали вспоминать. Глобальных последствий для Щербакова это не имело. Однако вскоре он решает перебраться в Москву, где продолжает свое образование. Сначала с 1921 по 1924 годы учится в Коммунистическом университете имени Свердлова, потом, с ноября 1930 по апрель 1932 — в историко-партийном Институте красной профессуры. Примечательный факт. В 1934 году тридцатидвухлетний Щербаков в качестве оргсекретаря фактически создавал Союз писателей СССР. Позже он курировал эту общественную организацию по линии ЦК.

Город имени земляка

Как известно, имя Щербакова город Рыбинск носил в 1946-1957 годы. В моих руках путеводитель по Волге, изданный в самом начале пятидесятых годов. Читаем: «Миновав ряд новых рабочих поселков, теплоход причаливает к дебаркадеру щербаковской пристани. Чтобы узнать о прошлом города, достаточно пройти в краеведческий музей, расположенный буквально в нескольких десятках шагов от пристани. Отдельный зал музея посвящен выдающемуся деятелю Коммунистической партии А. С. Щербакову, который родился, провел детство и юношеские годы, начинал революционную деятельность в этом городе, носящем с 1946 года его имя».
Прошло несколько лет, и в отечественных публикациях мы встречаем уже совсем другие указания на место рождения Щербакова. Везде примерно одно и то же: «Родился в городе Руза Московской области».
Почему после смерти, после захоронения у Кремлевской стены, мимо которого в траурном марше прошли армейские колонны, этот известный человек вдруг резко поменял место своего рождения?

Змеиный характер

Вероятную причину возникших искажений удалось обнаружить только теперь. В очередной раз его биография была переписана спустя восемь лет после его кончины в поворотном для политической истории страны 1953 году, о чем свидетельствуют документы, хранящиеся в Рыбинском филиале Госархива. Именно в ноябре 1953 года из Москвы в Рыбинск пришел запрос на изъятие документов, касающихся жизни и деятельности земляка. Скандальный XX съезд партии и развенчание Хрущевым культа личности Сталина, а следовательно, и памяти его соратников, был еще далеко впереди. А острая необходимость изъять документы по Щербакову возникла именно тогда, в ноябре 1953-го. Спустя месяц, в декабре того же года, документы в столицу были отправлены. Часть из них осталась на прежнем месте в виде официально заверенных рукописных копий. Часть, судя по всему, была утрачена безвозвратно. Среди оставшихся бумаг читаем: «Сын мещанина города Рузы Сергея Васильевича Щербакова». Никаких записей, указывающих на рождение Александра Щербакова в Рузе или Рыбинске, среди оставшихся документов нет.
Очевидно, причина, по которой документы по Щербакову вдруг понадобились в Москве именно в конце 1953 года, связана со смертью Cталина и отчаянной борьбой, которую вело тогда его окружение. В июне арестован Берия. Вскоре Маленков возглавляет более значимый, как тогда казалось, совет министров, уступая Хрущеву власть в партии. Одновременно возобновляется расследование по нашумевшему ленинградскому делу. Андрея Жданова, руководителя Ленинградского горкома военной поры, эти репрессии не коснулись. Он умер в 1948-м. Но его соратники пострадали. Вспомнить же скончавшегося в мае 1945-го Александра Щербакова в начавшейся войне компроматов могли сразу по нескольким причинам. Во-первых, он являлся шурином Жданова. В свое время последний имел неосторожность жениться на его (Щербакова) сестре. Во-вторых, Хрущев и Щербаков столкнулись лоб в лоб еще в начале 1938 года, во время работы на Украине. Туда Хрущев был переведен в январе этого года с должности первого секретаря Московского комитета партии. Хрущев возглавил компартию Украины, а Щербаков в должности руководителя Донецкого обкома был у него в подчинении. При этом на фоне повсеместно развернувшихся репрессий добросердечные отношения между двумя партийными деятелями, мягко говоря, не сложились. Щербаков оказался Хрущеву не по зубам и вскоре был переведен в Москву. Позже Хрущев называл характер Щербакова «ядовитым, змеиным».
Так или иначе, в начавшейся в 1953 году войне компроматов значительная часть документов по жизни Щербакова в Рыбинске (и не только в Рыбинске) была изъята из архивов. То, что осталось, пусть и в виде копий, по мнению обывателя советской поры, представляет нам будущего руководителя политуправления Красной армии, начальника Совинформбюро, заместителя министра обороны и генерал-полковника, мягко скажем, далеко не с идеальной, с точки зрения партийных ценностей постсталинской эпохи, стороны. В качестве примера, подтверждающего этот тезис, можно вспомнить хотя бы нашумевшую скандальную историю про соленый огурец.

Родился в Рыбинске

Правду о Щербакове все же удалось восстановить. Это стало возможным благодаря одному уникальному документу — оригиналу метрической книги рыбинской Георгиевской церкви за 1901-1904 годы. Эти бумаги никогда не хранились в личном деле Александра Щербакова, и, возможно, благодаря этому за долгие годы советской власти они так и не попали под жернова множественных архивных чисток. В метрической книге в записи под номером 71 в графе «Имена родителей» читаем: «Гор. Рузы мещанин Сергей Васильев Щербаков и жена его Александра Петрова — оба православные». В графе «Имена родившихся» — имя Александр. Дата крещения: 30 сентября. Дата рождения: 27-е. Таинство крещения совершил священник Масальский. Ниже записано, что в сентябре 1901 года в метрической книге Георгиевской церкви зарегистрировано пятнадцать младенцев. Александр Щербаков родился именно в Рыбинске и был последним, пятнадцатым в списке Георгиевской церкви за сентябрь 1901 года. Кстати, поверх имени Александр прямо в метрической книге запись: «свид. высл. в Москву гор. ЗАГС 4/VI 46 г.». Из нее можно предположить, что в 1946 году, накануне переименования Рыбинска в Щербаков, данный документ уже запрашивался руководством страны. Позже, после изъятия в 1953 году из архива в Рыбинске большинства документов по Александру Щербакову, о метрической книге просто забыли. И именно это спустя много десятилетий помогло восстановлению исторической справедливости.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 590



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


+ три = 10

Описание картинки