Аритмия кадров

Ярославская область вошла в список «парадоксальных» регионов, где зарплаты после повышения понижаются. Рыбинские медики вместо обещанной прибавки стали получать еще меньше. На фоне крайне напряженной кадровой ситуации этот факт кажется факелом у бикфордова шнура. Того и гляди, рванет. Вернее, рванут остатки специалистов в поисках более хлебных мест. Но все ли в профессиональной миграции решают деньги? Почему в одних медучреждениях Рыбинска — полный комплект, а в других — открытый список вакансий?

 

По официальным данным, финансирование российской медицины повышено за 10 лет в 10 раз, доходы  врачей в прошлом году обещали увеличить на 13%, в этом — еще на 8. Фонд зарплаты медиков вырос на 60%. Тарифные соглашения предполагают премии до 20 тысяч рублей. Миллион могут получить молодые сельские доктора. Это факты. 

По данным Росздравнадзора, зарплаты медработников в Ярославской области после повышения снизилась на 10%. Чтобы уложиться в норматив, на одного пациента врач должен тратить не более 5 минут. В Рыбинске — 188 свободных ставок. Зарплата медсестры — 5205 рублей. Это тоже факты.

Ситуация, конечно, не новая. Аритмия кадров  — болезнь не только Рыбинска, но в нашем городе нехватка специалистов близка к эпидемиологическому порогу. Эксперты прогнозируют, что через пару-тройку лет на каждый второй кабинет со всем современным и высокотехнологичным оборудованием можно будет вешать амбарный замок, так как работать на нем будет совершенно некому, а дефицит составит 50%. Местные власти в борьбе за здоровый образ жизни городской медицины от профилактических мер уже перешли к реанимационным. Однако 5 квартир, выделенные для врачей, на данном этапе как гематоген для пациента с многочисленными переломами. Главной причиной дефицита кадров называется низкая заработная плата. С суммами в тарифной сетке однозначно не все в порядке, в них явно не хватает еще одной цифры. Однако только ли в деньгах дело? 

Лучше всего ситуацию в современном здравоохранении описывает такой анекдот. Одного почтенного профессора спросили, что он обычно говорит своим студентам, встречая их спустя много лет после окончания вуза? Ученый ответил: «Обычно я говорю: «Мне, пожалуйста, один бутерброд и кофе». В этой шутке, действительно, лишь доля шутки, потому что 30-40% выпускников не идут в медицину, медсестры становятся продавщицами, а детские врачи — косметологами. Оставшуюся часть выпускников зовут на «сладкие места»: в частные клиники, санатории, фармацевтические компании.

— Молодые специалисты не идут работать из-за низких зарплат. Вы только вдумайтесь: человек, отучившись шесть лет в вузе, а затем еще год в интернатуре, получив фундаментальное, очень непростое образование, может рассчитывать на ставку в пять тысяч рублей. И вместе с этим, заработная плата у медицинского представителя коммерческой фирмы начинается от 40 тысяч рублей. И причем, ответственности почти никакой. По-моему, выбор очевиден, — считает Ирина Малафеева, главный врач Рыбинской больницы филиала № 23 ФГУ «Приволжский окружной медицинский центр Федерального медико-биологического агентства России». В ее учреждении, более известном как больница водников, кадровой проблемы нет, все ставки заняты. Ирина Малафеева считает, что кадровый вопрос должен быть «головной болью» не главных врачей, а министерства здравоохранения.

Не будем забывать и про амбиции. Выбирая место работы, молодежь зачастую выбирает место жительства. Жить в Москве, Питере или просто крупном областном городе для двадцатилетних круто, а в Рыбинске, к сожалению, пока не круто. Не те клубы, не те магазины, не те люди. Усталость от съемного угла, желание стабильности и осознание перспектив в родном городе придет позже. А ближайшие пару лет новоиспеченный специалист будет покорять мир, и квартирой молодого и свободного в Рыбинск не заманишь. Куда разумнее в данном случае делать ставку на аудиторию «30+». Хотя, когда  зарплата врача «скорой помощи» в зависимости от региона варьируется от 14 тысяч рублей в месяц до 80 тысяч, можно и угол потерпеть, и вахтой поработать. А вроде в одной стране живем…

Но даже если взять исключительно финансовый аспект, как объяснить то, что в Рыбинске при огромном дефиците кадров есть больницы и поликлиники, где недостатка в специалистах не испытывают. Например, не нуждается в кадрах железнодорожная больница. 

— В нашем учреждении нет дефицита кадров. Есть несколько открытых вакансий, но кадрового голода мы не испытываем,  —

подтвердил Андрей Чистяков, главный врач НУЗ «Узловая больница РЖД Рыбинск». — Железнодорожная больница не подведомственна областному департаменту, мы оказываем только платные услуги и можем самостоятельно назначать зарплаты врачам. Вся проблема рыбинского здравоохранения, и это не секрет, заключается в низкой оплате труда врачей. Как привлечь работников, если зарплаты маленькие? Может быть, стоит жертвовать премиями для руководящих должностей и распределять их среди работников? Все-таки, мне не очень понятна проблематика нашего здравоохранения. В ряде регионов России, например, в Вологодской области, всех этих вопросов не возникло.

Да, железнодорожная больница – платная, да, в больнице водников работают 10 врачей.  Но как быть с районной поликлиникой, специалисты которой не получают сельских надбавок, но острого дефицита кадров учреждение здравоохранения тоже не испытывает? 

Алексей Назимов, главный врач Рыбинской центральной районной поликлиники считает, что руководитель любого уровня должен проводить грамотный кадровый менеджмент и предупреждать возможные проблемы. 

Еще семь лет назад руководство поликлиники начало работать на опережение и занялось обучением будущих специалистов. Пока никто не вернулся, но, учитывая сроки подготовки врачей, в этом году в поликлинике ждут одного стоматолога. Есть проблема с эндокринологом, педиатр нужен, но, если говорить в общем, то с учетом совместителей острого кадрового дефицита учреждение не испытывает. Методы комплектации штата у Назимова те же, что и у других главврачей: биржа труда, обучение, контроль приезда специалистов из других городов.

«Крайне важен микроклимат в коллективе, но и без материального стимулирования никак. Нельзя приходить на работу голодным и довольным, поэтому, как только появляются финансовые средства для дополнительных премий, мы никогда не жалеем, и пусть немножко, но доплачиваем своим сотрудникам, — рассказал о своих путях решения кадровой проблемы Алексей Назимов. — Наверно, это один из критериев, почему штат у нас стабильный. Потом, насколько нужны городу все эти 188 ставок? Если я понимаю, что можно перераспределить нагрузку, и люди готовы с ней справляться, всегда пересматриваю штатное расписание и оптимизирую его. Лучше одна медсестра будет получать 10 тысяч, чем две по пять. Я считаю, что проблему кадров может решить увеличение окладов и защита личности медиков. Это очень важно! Я регулярно слышу, как пациенты оскорбляют врачей и даже угрожают. Профессия потеряла былое уважение, а самоощущение не купить ни за какие деньги! Врач должен быть социально защищен, спокойно жить и работать, а не бегать по 10 больницам, чтобы получить хотя бы среднюю зарплату».

При всех своих особенностях и специ-фике, по сути, все лечебные учреждения города работают в одном поле и сталкиваются с одними и теми же проблемами. Всем нужно найти и удержать специалистов, отвоевать молодежь у тех же коммерческих фирм и позаботиться о кадровом резерве. Только у одних для этого есть кнут и пряник, а у других — госзаказ и полные коридоры взвинченных пациентов.

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 597



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


5 × семь =

Описание картинки