НАСТОЯЩИЙ ПОЛКОВНИК

16 апреля рыбинский военкомат отметит 95-летие. По его истории можно проследить, как жила страна в тот или иной период времени. Наш герой Анатолий Иванович Пушкарев руководил военным комиссариатом Рыбинска в непростые 80-е. Именно тогда страна отправляла своих ребят в Афганистан, боролась с последствиями аварии в Чернобыле и доживала свои последние годы.

 

Три пуда соли

В нашей редакции Анатолий Иванович Пушкарев появился при полном параде – в полковничьей форме, с медалями и наградным кортиком. (Да, у сухопутных военных, оказывается, тоже бывает это холодное оружие). Бодро и весело он начал рассказ о своей военной карьере. Звание полковника он получил в 1978 году. До этого была учеба в военном училище, получение специальности военного химика. Руководство единственной в мире бригадой химической защиты. Работа на полигонах, информация о которых до сих пор является секретной. В 70-х Анатолий Иванович вместе с семьей отправился на остров посреди Аральского моря, где прожил семь лет. О своей работе там полковник в отставке скупо ответил, что даже быт того времени был непростым, чего уж говорить о службе. «Снабжения пресной водой у нас тогда не было, и мы три года вместе с солдатами пилили лед, плавили его и собирали воду, — вспоминает полковник Пушкарев. — Считалось, что это вполне себе пресная вода. Хотя Аральское море гораздо солонее, чем Черное». Но и этой воды в достатке не было: по пятницам ее выдавали под роспись из расчета 50 литров на человека в неделю. Так и жили, пока не переехали в Ивановскую область. Вроде бы все у Пушкарева складывалось хорошо: он закончил военную академию, получил очередные «звездочки», но конфликт с областной партийной властью едва не поломал военную карьеру. Поэтому предложение переехать в Рыбинск Анатолий Иванович принял с легкостью. В 1982 году он возглавил военный комиссариат. Сейчас с улыбкой вспоминает, что на это место были и другие желающие, но, видимо, судьбе было так угодно, чтобы назначили именно его.

 

Под личный контроль

Тогда призывы отличались от нынешних своей массовостью. Для сравнения, план на нынешнюю весну — 200-220 человек, а тогда было 600-700. Сейчас это сложно представить, но году в 85-м на партийно-хозяйственном активе за «косящих» попало самому Павлу Федоровичу Дерунову. Так уж вышло, что в числе 16-ти уклонистов были и работники моторостроительного завода. Руководитель градообразующего предприятия лично разбирался в каждом случае. В итоге оказалось, что кто-то разбил голову на мотоцикле, кто-то уехал в другие города, кто-то попал под следствие – в то время судимость закрывала путь в ряды вооруженных сил. Вот и получалось, что тех, кто действительно «откосил», было человека 4. В год. Сейчас о таких цифрах можно только мечтать.

«У меня были приемные часы по средам с 15 часов, — вспоминает Анатолий Иванович, — обычно они затягивались до позднего вечера. Моя помощница уходила, я брал журнал к себе в кабинет и записывал посетителей сам. Тогда процентов 80 из тех, кто приходил, были матери, которые умоляли отправить сыновей служить. Они боялись, что мальчишки без армии быстро попадут в плохую компанию, и их могут посадить. Вот такая психология была у людей».

 

Груз ответственности

Сложным этапом в жизни страны, Рыбинска и самого полковника Пушкарева стала война в Афганистане. Напрямую из Рыбинска в чужую страну не отправляли. Новобранцы сначала поступали в учебные части, где их готовили, выбирали самых способных, и уже они уезжали на войну. К сожалению, возвращались не все. Бывший военком до сих пор помнит, что за годы его службы в Рыбинск «груз 200» пришел 11 раз. Выражение лица моего собеседника меняется, когда мы затрагиваем эту тему. Видно, что говорить об этом ему больно до сих пор. «Их привозили на самолете, который назывался «черный тюльпан». Он приземлялся в Туношне. Ехали туда, привозили тело в морг. Я сам ехал домой к погибшему. Вызывал обязательно «скорую», там сразу нужна была помощь. Брал людей с предприятия, где работали родители, — говорит Анатолий Пушкарев, —

представители городских властей обязательно были. И такой большой командой ехали. Как во двор заезжает эта колонна, сразу все ясно становится. Я столько наслушался. Ну, я же главный виновник, я их в армию отправлял».

А потом была авария в Чернобыле. И опять отправку специалистов для ликвидации последствий выполняли военкоматы, в том числе и рыбинский. Сигнал тревоги прозвучал уже через два дня после взрыва. Начались поиски людей, которые отправятся в зону заражения. Четверо суток комиссар и его подчиненные жили в здании военкомата, просматривая личные дела тех, кто обладал необходимой специальностью. Сложность состояла в том, что химические войска сами по себе всегда были малочисленными, и Анатолий Иванович как специалист именно в этой области понимал это как никто другой. Но все-таки задание было выполнено. Десятки рыбинцев отправились на разрушенную АЭС.

 

ВОСКРЕСНЫЙ ДЕНЬ

Анатолий Иванович Пушкарев был военным комиссаром до 1990 года. Затем 

ушел в отставку, но с военной профессией не завязал. Еще тринадцать лет работал на 190-м заводе. Сейчас настоящий полковник —

на заслуженном отдыхе. Как он сам шутит, теперь у него каждый день – воскресенье. Но есть даты, когда он обязательно достает из шкафа парадный мундир: это 23 февраля и 9 мая. Наденет полковник его и 16 апреля, в юбилейный день для военного комиссариата Рыбинска, чтобы встретиться со своими коллегами и вспомнить те непростые, но интересные годы службы.

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 619



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


семь × 3 =

Описание картинки