Домой Общество НОВАЯ ЖИЗНЬ СТАРОГО МУЗЕЯ

НОВАЯ ЖИЗНЬ СТАРОГО МУЗЕЯ

0

Более двух десятилетий этот памятник истории и архитектуры ветшал и разрушался. И вот, наконец, радостная новость – здание Мучного гостиного двора, более известное как старое здание музея, ждет вторая молодость. О том, как будет выглядеть музей, и когда он откроет двери в свои обновленные экспозиции, мы побеседовали с директором Рыбинского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника Сергеем Черкалиным.

 

– Сергей Дмитриевич, как давно здание Мучного двора принадлежит музею?

– История музея насчитывает более 100 лет. Первым местом, где он располагался, было здание авиационного техникума. Там в 1910 году было открыто несколько публичных комнат. В 1919 году был создан художественно-исторический музей, разместившийся тогда на улице Чкалова. 

В 1927 году эти два музея объединились, а в1929-м они переехали в несколько помещений того здания, который называется Мучной гостиный двор. Постепенно расширяясь, своего пика площади музея достигли в конце 70-х годов. Тогда же были проведены последние ремонт и реставрация этого здания. В 1989 году здание совсем обветшало, и было принято решение о его поэтапной реставрации. Часть здания освободили, на остальных площадях разместились службы музея: экспозиции и фондовые помещения. И приступили к ремонту.

– Что же помешало закончить ремонт?

– Конец 80-х–начало 90-х было не самым лучшим временем для начала таких масштабных работ. К концу 91 года стало понятно, что у города нет средств, чтобы восстановить это здание в тех объемах, которые необходимы. Музей в ту пору был закрыт. Из-за плохого состояния здания площади его уменьшились вдвое. В результате вместо экспозиционных помещения стали фондовыми. Встал вопрос о том, что в таком состоянии музей не может продолжать работу. Руководство города тогда приняло решение передать музею здание бывшей Хлебной биржи, принадлежавшее речному порту. Это произошло в 1992 году. При этом старое здание у нас, конечно же, никто не отобрал. Более того, для расширения музея была отдана еще и Лоцманская биржа.

– С тех пор никаких работ не производили?

– Денег не хватало, и работы по реставрации были заморожены. Единственное, что нам удалось сделать – в ходе переезда в новое здание был профинансирован косметический ремонт трех залов в старом здании.

– Восстанавливаться будет весь комплекс зданий?

– Отчего-то решение суда, обязывающее произвести ремонт, коснулось только той части здания, которая принадлежит музею. Это примерно четверть комплекса: от арки на Волжской набережной и до границы 

с Торгово-промышленной палатой. Остальная часть этого здания эксплуатировалась и находится в более хорошем состоянии.

– Что сейчас находится в здании?

– В настоящий момент там располагаются сотрудники отдела природы, музея Мологского края – сами экспозиции находятся в Преображенском переулке, но там нет помещений для сотрудников. У нас есть складские и хозяйственные помещения и несколько экспозиционных залов.

– Насколько масштабными будут предстоящие работы? Надолго ли они затянутся?

– Предварительная смета без музейных затрат (построения экспозиции, переезда) составляет более 150 миллионов рублей. Есть такие оптимистичные планы – закончить ремонт здания к концу 2015 года. Но надо себе отдавать отчет в том, что любой ремонт, а уж тем более реставрация, напоминает лечение больного. А в данном случае можно смело сказать – смертельно больного. То, что мы видим на поверхности, это не вся картина целиком. И когда начинаются работы, выявляется еще много разного рода проблем, которые в свою очередь требуют и дополнительных финансовых средств, 

и нестандартных технических или организационных решений. В частности, в здании очень сложная гидрологическая обстановка. Для того чтобы приступить к укреплению конструкций, к перепланировкам, нужно выполнить большой объем дренажных работ.

– Это единственная сложность ремонта?

– Существует еще проблема, которая возникает из-за расположения здания. Оно стоит в центре города, окруженное практически со всех сторон основными магистралями: с одной стороны – Крестовая, с другой стороны – Волжская набережная. Поэтому проведение работ механизированным способом практически невозможно, поскольку требует полного закрытия этих дорог. На что город пойти не может. Соответственно, очень много работ будут проводиться вручную, а это, конечно же, отразится не лучшим образом на скорости и стоимости. Необходимо помнить и о том, что специалистов в реставрации у нас очень немного, так что даже при наличии финансирования выполнить эти работы будет очень непросто. Для тех задумок, которые у нас есть, требуются сложные инженерные приспособления. Здание старое, оно не оснащено никакими системами регулирования климата, поэтому нам это предстоит еще каким-то образом сделать.

— Что ждет посетителей музея? Каким предстанет отреставрированное здание?

— По проекту реставрации фасадов внешний вид у здания будет сохранен, хотя предполагается, что некоторые видоизменения произойдут. Нам необходимо увеличение фондовых помещений, потому что за последние двадцать лет наши фонды выросли больше, чем в три раза – у нас было 30 тысяч единиц хранения, а сейчас только основного фонда – более ста тысяч. Но в силу тех тенденций, которые сейчас активно внедряются в музейную деятельность, мы хотели бы видеть концепцию открытых фондов. То есть фондов, которые одновременно могут служить и объектом показа. С этим-то как раз и связаны повышенные требования по обеспечению климатической устойчивости и безопасности. И это, конечно, накладывает определенные ограничения на скорость реализации этих планов и на квалификацию тех организаций, которые могут эти работы выполнить. 

— Есть ли какие-то конкретные выставки, которые планируется разместить в обновленных интерьерах?

— Так уж сложилось, что у нас практически нет темы, связанной с Рыбинском в 20-м веке. И площадей для реализации этих планов пока не находится. Поэтому эта идея, скорее всего, найдет свое место там. Кроме этого, как любой музей, мы заинтересованы в площадях для сменных выставок с современной подачей экспозиций. Конструкция здания, его планировка, классическая галерея более приспособлены, чтобы реализовывать какие-то выставочные проекты. Более того, современная тенденция такова: музей – это и место досуга, и место обучения, и место получения знаний. Поэтому музею требуются некие инфраструктурные проекты, связанные с дискуссионной зоной, кафе. Они тоже предполагаются. Насколько эта удастся реализовать, мы пока не знаем. Мы-то исходим из того, что нам надо, но здание не резиновое, а достаточно жесткие нормативные документы регламентируют набор требований к помещениям для сервисных функций. Что будет реализовано, а что останется мечтами? Это будет ясно позднее.

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.