Какой он, типичный рыбинский предприниматель?

Умный невежда, наивный хитрец, сентиментальный обманщик, образованный глупец, культурный хам. О ком это? О провинциальном предпринимателе, если, конечно, учитывать все разнообразие мнений, суждений и взглядов.

Портрет неоднозначный и противоречивый: одни качества и свойства отрицают другие, какие-то из них поверхностны, некоторые вполне объективны. Все как в жизни: человек — многогранное создание, а уж такое собрание особей, как общество предпринимателей, и подавно. Поэтому вряд ли стоит ожидать простого ответа на сложный вопрос: какой он, современный рыбинский предприниматель?

Герой рыночного времени

Среднего роста,
Плечистый и крепкий,
Ходит он в белой
Футболке и кепке.
Знак «ГТО»
На груди у него.
Больше не знают
О нем ничего.
Что может быть общего у персонажа Сергея Михалкова восьмидесятилетней давности с героем нашего времени? Во времена поэта ценилось высокое звание рабочего, коммерсантов откровенно презирали. Сегодня авторитет человека физического труда ушел в тень, его место стремительно заняли чиновники, бизнесмены, предприниматели. По крайней мере, именно эти, если можно так сказать, профессии сегодня в почете у молодежи.

— А что вы хотите? Уровень развития той или иной структуры общества зависит от внешней среды, от потребностей человека, — говорит заместитель главы Рыбинска Денис Добряков. — Потребности общества формируются под влиянием экономических условий. И мы имеем тех предпринимателей, которых заслужили. Мы смотрим на развитые страны и видим, что в Европе давние коммерческие традиции, уложенные веками, своеобразный кодекс чести, обязательства перед обществом. У нас — свой порядок, традиционное понимание правил ведения бизнеса, если вспомнить деятельность могучих купеческих династий. Новейшая история пока не предлагает подобных образцов. Если нас устраивает сложившийся на сегодня уровень тех услуг и товаров, который предлагают рыбинские предприниматели, значит, такими они — товары и услуги — и будут. Как только детализируются вызовы общества, мы получим вполне оформившийся класс предпринимателей.

Начальную стадию, период младенчества в бизнесе предприниматели преодолели. За последнюю четверть века они перешли от фарцовки к респектабельным офисам, от видеосалона к вполне структурированному бизнесу, от подпольного цеха к услугами высокого класса. Конечно, одним аршином измерить трудно владельца торговой точки на Сенной и директора деревообрабатывающего предприятия, поэтому образ делового человека собирается из множества характеристик. Самая примечательная из них — стремление к новому и передовому.

— Все, кто выжил в среде малого бизнеса, — это люди, стремящиеся к обновлению, — Андрей Безъязычный одним из первых в городе начал предпринимательскую деятельность. — Не очень много таких, кто оказывает услуги по высшему разряду, чего бы они ни касались — общественного питания, медицины, организации отдыха. Например, есть в Рыбинске замечательный стоматологический кабинет с самым первоклассным оборудованием, передовым и дорогостоящим. Услуги там стоят соответственно, значит, и среда должна сформироваться такая, которая сможет потреблять эти дорогие и качественные услуги. Вчера нас нужно было накормить, сегодня — одеть, а завтра нужно будет лечить. Все должно двигаться, жизнь — непрерывное движение, мы должны двигаться вместе с ней. Есть услуги, но пока не хватает культуры, это тоже формирует среду, а, следовательно, влияет на бизнес.

безъязычный

Андрей Безъязычный

 

Встречают по одежке

Предприниматели и бизнесмены — какую роль они играют в жизни общества и играют ли вообще? Обозначить собирательный образ рыбинского предпринимателя особенно интересно сейчас, когда мы снова на переломе. Не пригвоздить ярлык «made in Rybinsk», но обрисовать основные, присущие только НАШИМ бизнесменам характерные черты.

Врача мы легко узнаем по белому халату, гаишника — по жезлу, туриста — по рюкзаку. Как узнать бизнесмена, предпринимателя, по каким внешним признакам и внутренним качествам?

Среди них — производственники, девелоперы, продавцы. Они — коммерсанты, «извлекатели» выгоды из всего, к чему прикасаются. Более конкретно можно определить количественный состав этой части общества: сколько тысяч было и сколько осталось в 2014. Естественный отбор вносит свои коррективы: конкуренция, экономические проблемы, способность к возобновлению или ее отсутствие отсеивает неумелых, неловких и неповоротливых.

Хороши были бы исторические параллели, но они пока не в нашу пользу. Если размах купеческий, то скупая экономия на имидже, если зарплаты наемным работникам приличные, то половина — в конверте.

Итак, встречают по одежке. Бизнесмены выбирают одежду лучших европейских брэндов. Малиновые пиджаки и золотые цепи остались пародистам, а бизнес позволяет себе простенький пиджачок с рождественской распродажи в Милане. Машины чаще выбирают дорогие, но знают, что основатель ИКЕА шведский миллиардер Кампрад ездит на старом Volvo. Они могут позволить себе апгрейд ротовой полости за 600 000 рублей, не хуже, чем сверкающий белозубьем Голливуд.

Они отдыхают во всех концах света. Если и ездят в Турцию, то только полежать на песочке, а не отовариться или «оторваться» по полной. Они следуют новой моде на здоровый образ жизни, из сражения с «зеленым змием» и прочими пагубными российскими традициями вышли победителями. Они не путают Гегеля с Гоголем, читают исторические книги, танцуют фламенко, ездят в столичные театры и посещают концерты классической музыки. Однако до классического капитализма им еще далеко.

Тем не менее, начальный этап накопления капитала состоялся. Появились люди с деньгами. У них возникло желание делать свое дело хорошо и красиво, теперь дотянуться бы до традиций респектабельных европейских буржуа и до наших предков — купеческих династий.

 

Интеллектуальная генерация

— У нас амбиции имперские, а доходы провинциальные, что и отличает Рыбинск от других городов. Приходится пахать, чтобы получить прибыль, — у депутата и предпринимателя Константина Долгова вполне определенный взгляд на деловой мир Рыбинска. — Жизнь у нас недешевая, от этого трудности, которые я бы назвал бытовыми. Провинция, но не деревня с натуральным хозяйством. На все это — на питание, быт, развлечения — требуются деньги. А деньги сначала надо в город привлечь, только потом их заработать. Вот чем мы озабочены.

Сдерживают развитие объективные обстоятельства: город — районный, заработки — на соответствующем уровне, транзитного сообщения нет. Отсюда и дефицит инвестиций. Сравним с Ярославлем хотя бы по наличию автосалонов: по численности населения мы в три раза меньше, автосалонов же в Рыбинске меньше в пять-шесть раз.

 

Долгов

Константин Долгов

— Провинциальность придает нам дополнительный импульс, хорошей такой деловой активности, сценического нахальства, как принято в театре, — приводит образные сравнения Константин Долгов. — Существование «на задворках» заставляет нас включать дополнительную интеллектуальную генерацию. Представьте, что предприниматель — рыбак, а бизнес — рыболовная сеть. Одна ячейка — это один час работы предпринимателя. Большие ячейки позволяют поймать крупную рыбу, мелочь сквозь них пролетает. У нас сети мелкоячеистые, по сравнению с Москвой мы за восемь часов можем наловить мелкую прибыль. При этом большинство тренингов, где можно научиться новому в бизнесе, пригодны для Москвы и Ярославля. Для нас они не подходят. В Москве бесконечное количество клиентов, у нас — ограниченное, каждого нужно обаять. И ты на своем месте изобретаешь технологию, отлаживаешь эту сетку так, чтобы она приносила за восемь часов максимальную прибыль. И еще предприниматель — это в первую очередь управленец. Мало того, что он должен коммерчески мыслить, то есть уметь увидеть прибыль, он обязан быть организатором своего дела. Таких тут и до революции не было, потому что город был торговым, управлять по сути особо было нечем. А когда при советской власти пришла промышленность, сюда пригнали управленцев. Так что генетика в широком смысле у нас хилая. Богатые люди с опытом и знаниями либо сбежали, либо их пустили в расход. Таланты-самородки — редкое явление.

Историю делают хулиганы

Организовывать производство, ставить свое дело предпринимателям пришлось самостоятельно, своим опытом и своими ошибками.

— Просто бросили нас, как котят, в этот бизнес, выживайте, как хотите, — бывший инженер Александр Кутырев сегодня занят торговлей. Их семейному бизнесу помог опыт супруги, работавшей в магазине, так что первоначальные знания оттуда, еще из советских времен.
Те, кто держится в бизнесе до сих пор, в основном люди образованные, но отличникиов среди них мало. Общеизвестно, что прогресс двигают хулиганы, они смелее, отвязнее отличников, а шишки набивать начинают еще в школе. Константин Долгов считает, что на первых порах уровень знаний существенной роли не играет, а вот чтобы развивать дело, без высшего образования сложно:

— Коммерции у нас нигде не учат. Нас не учат оказывать услуги, торговать. Все своим умом, на практике. Простой пример: стоит ларек, хозяин имеет в месяц тысяч 20 прибыли, сосед думает: построю и я рядом такой же. И что? Оба прогорели. Вот что понял я: никогда не делай того, что уже придумали другие. Всякое копирование чревато тем, что сам не развиваешься и другим не даешь. Не надо корчить из себя супергероя, чтобы не злить и не раздражать людей. Но смелым нужно быть обязательно. Самые смелые в этом смысле как раз те, что получали в школе «неуд» по дисциплине.

 

DSC_8642

Александр Кутырев

Считается, что именно Рыбинск воспитывает в предпринимателях особенную жизнестойкость, после нашего города они быстрее других адаптируются в более крупных городах, лучше приспосабливаются к местным условиям. Пройдя свои университеты в провинции, завоевывают и столичный рынок. Но там они становятся уже другими, как считает Андрей Безъязычный:

— Наши рыбинские парни, уехавшие сначала в Ярославль, где им со временем тоже тесно становится, перебираются в столицу. И там впахивают будь здоров, нашим такое и не снилось. Работать по 14 часов — не каждый выдерживает, такой фанатизм в итоге скажется на здоровье. И тут приходит на память незабвенный Карл Маркс, впервые описавший противоречие труда и капитала. Вот оно, во всей красе. Эти акулы бизнеса — люди жесткие, наемные работники их не любят. Но если будет он ласков со всеми — не получит прибыли. А лучшие среди них стремятся не просто к прибылям, а к сверхприбылям. Такой у них бизнес: как спорт, лошадиный, на износ.

Немножко голодный

Вырвавшиеся не из тепличных условий, предприниматели получили хорошую боевую закалку. А формирует ее и охотничий азарт, и трудолюбие, и амбиции. Константин Долгов выражается острее:

— Мы здесь, на периферии, злее, голоднее, а как следствие — работоспособнее, чем в центре. Для дела человек должен быть всегда немножко голодный. Злость — это не озлобленность, а именно рабочая злость. Азарт такой, мощно заряженный. Когда идешь на работу и думаешь: эх, сейчас всех порву! Начинаешь так зло на работу накидываться, что все вдруг получается. Что-то не так идет — с другого конца заходишь. Может, это просто упорство такое.

Такое рабочее рвение люди оценивают по-разному. Один скажет: о, на хорошую машину наворовал, другой похвалит, третий будет завидовать. Неизвестно, сколько еще времени пройдет, когда общество начнет ценить «новых русских». Сегодня же чаще: главное, что не у тебя корова цела, а у соседа сдох поросенок.

Но атмосфера непризнания уже не смущает предпринимателей. Они скорее сожалеют о том, что общество не всегда их принимает. Ну, и налицо признаки оптимизма: бизнесмены сами о себе сочиняют анекдоты и сами же их рассказывают. История от Константина Долгова: «Один бизнесмен пришел к старцу, просит совета, что делать: дочь выходит замуж не пойми за кого, жена недовольна — собралась бросить, бизнес разваливается. Старец ему говорит: повесь на стену плакат «Так будет не всегда». Повесил, возвращается: спасибо, помогло, бизнес налажен, жена вернулась, дочь образумилась. А старец отвечает: плакат со стены все же не снимай».

— Я убежден, что у нас по сравнению с Западом больше искренности, — говорит Константин Долгов. — Наш бизнес — это наша радость, но и наши проблемы. Мы еще не нацепили фальшивые улыбки. Мы не будем жаловаться, но не будем и делать вид, что все хорошо.
Плечистые и крепкие парни образца 21-го века реально оценивают свои возможности. Их будущее не безоблачно, но и не беспросветно. Перспективы видятся в развитии тех отраслей, которые занимаются сферой обслуживания.

— Руки всегда в цене, — развивает мысль Андрей Безъязычный. — Особенно, когда к ним прикладывается голова. Брюки купил — здесь же можно подшить, можно химчистку заказать. Сфера общественного питания — тоже перспективное направление. Перспективы всегда есть — я оптимист в прогнозах будущего. И знаете, почему оно у нас есть? Мы жить хотим, жить долго и интересно. Голодный волк живее, чем сытая собака, любого раскормленного пса уложит. Наш голод — не проходящее состояние, все время — перемены, катаклизмы, изменение правил игры. Не успеваешь насытиться, а снова подступает голод.

Кто пойдет за мной

Предприниматель — это тот, кому всегда чего-то не хватает. И во имя прибыли порой забываются общечеловеческие ценности. Может ли нынешний бизнесмен, не раздумывая, кинуться в огонь, как неизвестный герой Сергея Михалкова, и не запросить за свой героизм славы?

— Я бы не сказал, что наши предприниматели — люди культурные, — говорит Александр Кутырев.

— Не в палате лордов заседаем, жизнь тяжелая. Но от бескультурья уже коробит. Не потому, что книг не читают, а потому что не соблюдают классических заповедей: не убий, не укради… Дети не хотят идти по нашим стопам, не хотят самостоятельной деятельности. Идут в наемные работники. Не умеешь думать — копай, не можешь копать — таскай, так у нас получается. А у молодежи модно ходить в чиновники, в менеджмент крупных корпораций.

— У нас все идет в соответствии с законами развития рынка, — продолжает мысль Андрей Безъязычный. — И, соответственно, мы должны, понимая эти законы, подстраиваться. Начнем с того, что не будем мусорить на улицах, окурки разбрасывать. Надо идти к цивилизованному обществу.

Константина Долгова заботит другая проблема:

— А кто за нами пойдет? У молодежи мало амбиций. Они инертны. Мы что ли им эту среду тепличную создали? Наши дети меньше зависят от денег. Им нет нужды так напрягаться, как мы в свое время. Даже ради того, чтобы к общежитию на такси подъехать, мы готовы были вагоны разгружать. У них все по-другому — нет денег, и не надо.

Наши дети действительно часто не готовы рисковать и напрягаться — у них есть такая возможность отказаться от участи родителей. Редко у кого из нынешних бизнесменов дети пошли по их стопам. Они чаще стремятся попасть на уже организованное производство или в структуры власти. Почему? Александр Кутырев считает, что предпринимательские нагрузки выдержит не каждый.

Для него двадцать лет пробежали, как один день, вроде, кажется, только вчера на заводе работал, а сейчас на Сенной с ним советуются, он приобрел репутацию авторитетного предпринимателя. Базар, говорит, не рынок, а рынок в экономическом смысле — не базар:

— Я вам так скажу: мы все немножко ненормальные. Ну, какой нормальный будет сам себя истязать? Таких всего пять процентов, вот и считайте, сколько нас на весь город, тех, кто готов рисковать, нести ответственность за себя, за свое дело. Рискуем всем, что у нас есть, имуществом, здоровьем. Если сравнивать со спортом — сплошной экстрим.

 

добряков

Денис Добряков

Так есть ли будущее у рыбинских предпринимателей, таких противоречивых, амбициозных, упорных?

— Я вам больше скажу — будущего нет без предпринимателей, — говорит Денис Добряков. — Изменения происходят в технологиях, экономике, способах производства, мы имеем социально-политические, духовно-культурные инновации, характерные для современной жизни. Если наши предприниматели за ними успевают, а то и опережают, значит, выбрано правильное направление. Наступила пора, когда без инноваций — никуда. Европа давно этому следует. Но мы не можем слепо копировать чужой опыт, учитывая особенности собственного развития. Успешно вести дела без продолжения образования невозможно, современный менеджер должен понимать законы, по которым развивается общество, погружаться в них. И такие предприниматели у нас есть. Во всем, во всех сферах деятельности, будь то производство, торговля, девелопмент, услуги — везде есть лидеры, которые будут двигать Рыбинск и дальше. И самое важное — у них есть потребность это делать.

Марина Шакурова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 2 231



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


× девять = 27

Описание картинки