Первая в конном извозе

Эту окраину города впору называть деревней. Старые стремные домишки перемежаются с немногими крепкими, недавно отстроенными коттеджами.

И нет здесь ни природного газа, ни путной дороги, вода — из колонки на улице, до которой далековато. И все же именно сюда уехала однажды из городской квартиры в Мариевке Светлана Кузнецова, поселилась в избушке, чтобы сбылась ее детская мечта — выстроить конюшню и завести лошадей.

Пока это трудно назвать доходным бизнесом. Но уже есть большая практика, рабочие места и своя ниша на рынке услуг. Предприниматель, каких в Рыбинске тысячи, уверена — ничего невозможного нет.

Детская мечта

Лошадьми она бредила с детского сада. Нет, в родне не было ни конюхов, ни заводчиков, ни наездников. А с ней вот что-то случилось. Ей было 12 лет, когда она приехала в рыбинскую конно-спортивную школу и услышала: девочка, ты рано пришла, записи на обучение пока нет. Но по ее виду хозяйка школы Галина Георгиевна Дележева поняла, что девчонка — в чем только душа держится — просто так все равно не уйдет. Она стояла на своем — возьмите, я буду ухаживать за лошадьми, сколько будет нужно! И сразу взялась за дело — чистила денники, кормила лошадей, причесывала им гривы и хвосты, выгуливала своих любимиц. А через месяц стала осваивать верховую езду.

Мама испытала шок, когда дочь оставила занятия в музыкальной школе по классу аккордеона, чтобы полностью посвятить все свободное время лошадям. Но не стала перечить дочкиной мечте и купила ей в рассрочку годовалого жеребенка.

Вету вели в город пешком из Ермакова. На ночь запирали ее в сарае у друзей, а днем выводили в поле. Мама думала — наиграется дочь, да и возьмется за ум. Но вскоре поняла, что Светлана и не думала играть, что лошади для нее — это серьезно. Вот тогда они и купили дом в частном секторе.

— Рядом с домом затеяли конюшню, на стройке помогали друзья, — рассказывает Светлана Кузнецова. — Свои первые инвестиции зарабатывала вместе с Ветой в городском сквере, запрягая ее в телегу или фаэтончик. Конюшня ежегодно прирастала двумя денниками — одним для лошади, другим — для пони. Сначала ожеребилась Веточка, потом из пошехонской деревни привезли Босса — орловского рысака, это наш глава семьи, белоснежный красавец. Позже появилась Ласка — молодая, необученная лошадка, беспородная, правда, но такая умница.

Первого пони — Фантика — привезли из Ярославля, от содружества владельцев конюшен. Они уже давно и серьезно занимаются разведением лошадей. Был он совсем черным, а сейчас уже седина появилась — 10 лет маленькой лошадке. Мечту привезли из Твери, взяли уже взрослую. Потом была Купавушка — эстонский пони, тоже из Ярославля, очень душевная, полуторагодовалый ребенок мог спокойно заходить к ней в вольер — никогда не заденет, не обидит. Она умерла от сахарного диабета, о котором хозяева нам не сообщили. Дубрава тоже из Ярославля, от нее родился вот этот «пончик», зовут его Денди, полное имя Дивный Дар. Розовый? Нет, это называется солово-пегий…

В общем, сегодня у нас пять лошадей и пять шетландских пони. Восемь взрослых и два жеребенка.

А еще снимаемся в кино…

Наверно, многие рыбинцы помнят худенькую женщину, которая однажды привела своих лошадей к универмагу и предложила покатать верхом детей и взрослых. В этом деле она оказалась первой и года три работала в этом конном извозе одна. С тех пор — все выходные, с 11 до 16 часов, а то и дольше, катают лошади и пони малышню и взрослых. Обычная стоянка — около универмага.

— Не поверите, сначала у меня даже не было профессионального седла, я его шила сама из шерстяной ткани, сама делала подпруги, украшала седло, чтобы нравилось детям, — смеется Светлана. — Все выходные работали в центре, на набережной, и не было отбоя от желающих прокатиться, пообщаться с лошадьми, сфотографироваться рядом с ними. Администрация Рыбинска стала приглашать нас на городские праздники — Масленицу, Новый год, на День города. Помните, не так давно по Крестовой в карете ехала сама императрица Екатерина Великая? А везли ее мои лошадки…

— А когда вы стали предпринимателем?

— Сначала я и не думала об этом, просто зарабатывали на корм и упряжь для лошадей. Но когда за конный извоз взялись уже многие, администрация города пригласила нас и настойчиво предложила официально оформить предпринимательство. В принципе, ничего сложного, упрощенка, пенсионный… Ну да, стало пожестче с точки зрения финансов. Но дисциплина никому еще не помешала.

— Сейчас в этой нише уже серьезная конкуренция?

— Да, и рядом с нами, и в других местах работает уже немало владельцев лошадей и пони. Но мои лошадки — вне конкуренции, держим их в форме, ухаживаем. Работы хватает, заказчиков прибавляется.

— Кроме «покатушек» в выходные дни какие еще заказы выполняете? И насколько оправдывают заработки расходы на содержание лошадей?

— Мои лошадки снимаются в кино. А то! Поработали на съемках двух частей фильма «Легавый», потом — в сериале «Убить Сталина». В прошлом году в Рыбинск приехала съемочная группа программы «Играй, гармонь!» Жаль было выводить на сильный мороз нашего красавца Босса, но уж очень он понравился москвичам, и они попросили привести его и на второй день. Ничего, выдюжил.

Расходов, конечно, много. Но, к примеру, на заработанные в День города деньги мы закупаем сено сразу на всю зиму. Зерно, комбикорм, ветеринарные услуги, медикаменты, новая упряжь, за которой едем в Москву на специализированную выставку. Зеленую подкормку с весны до морозов накашиваем сами на полях в округе. Раньше было проще — целое поле было выделено для нашего микрорайона, многие держали коров, поросят, кроликов. А теперь поле наше продали под автобизнес.

Женская неженская работа

— Я смотрю, в конюшне работают девушки.

— Да, такие же, как я, влюбленные в лошадей, девочки из конно-спортивной школы. Они получают процент от выручки. Замечательные помощницы.

— Не слишком тяжело для женщины? А мужики-то где?

— Как-то вот не попадаются надежные мужские кадры. Мужики долго не выдерживают такой работы. Здесь мало просто работать, надо очень любить лошадей. Тогда и трудностей не замечаешь. Да мы уже привыкли все делать самостоятельно.

— Коня на скаку?…

— Остановим. Вот нужен был вольер для нашего русского черного терьера — взяли и построили. Траву с поля, корма возим на «Газели», сама за рулем. Я и лошадей сама подковываю, обрезаю копыта, запрягаю, и объезжаю без седла, обучаю их, дрессирую немного… Веточка, давай поклонимся гостье — вот так, умница, — обращается Светлана к гнедой невысокой лошадке монгольских кровей и подает лакомство — свежую морковку. — Да вот и сыновья подрастают, старшему уже 15, крепкий парень, может меня заменить на работе. Младшему три года. Какое дело выберут? Не знаю, им решать.

— Как к вашему хозяйству относятся соседи? Есть ли недоброжелатели?

— Соседи у нас прекрасные, со всеми ладим. Приходят в гости с детьми — еще бы, у нас тут маленький зоопарк! Да и «золотой запас» — перепревший или свежий конский навоз — за зиму накапливается, весной почти все вывозится по садам и огородам, иногда на место сама доставляю, если кому-то не на чем.

— А дальше планируете расширяться? Не думаете о конеферме, о выращивании лошадей на продажу?

— Конеферма — моя мечта. Но нужна земля, и мы ее сейчас ищем, чтобы не просто поставить дом и конюшню, чтобы устроить левады для лошадей — огороженные поля для свободного выгула, место для выездки, и чтобы было где травы накосить на подкормку. Найдем землю — будем перебираться, поэтому в эту территорию пока не вкладываемся, живем очень скромно. Но здесь еще психологический барьер — расставаться с лошадьми очень трудно. Привыкаешь к жеребятам, как к своим детям. Если рождается коник, мы его уже не оставляем — продаем, но сначала о покупателе вызнаем всю информацию, чтобы не отдать потомство в недобрые руки. Девочку оставляем себе — для продолжения рода.

Есть такие хозяева — купил лошадь, надоела — продал, потом взял другую. Мы так не можем. Лошадей не меняем. Но изначально не каждую возьму, надо, чтобы и лошадь меня выбрала. Тогда все будет в порядке.

Если все получится с землей, станем сельскими жителями, буду оформлять фермерство.

— Сейчас на селе развивается агротуризм. Есть такие мысли?

— Так у нас уже отчасти и есть агротуризм. Приходят заказчики, с которыми работаем индивидуально, выезжаем с ними на природу, просто покататься, научиться ездить верхом. Я бы очень хотела работать с детьми, для которых общение с лошадью — это какое-то чудо. Совершенно бесплатно помогаю больным детям — пусть приезжают такие семьи из Рыбинска. Пони очень спокойные, выученные. Уверена — общение с таким другом обязательно поможет им справиться с болезнями. Пусть у детей появляется своя детская мечта, о которой они потом никогда не забудут.

Марина Морозова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 1 091



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


7 − три =

Описание картинки