Добрый доктор Леонид

Леонид Вейсблат – известный в Рыбинске кардиолог и не менее известный бард – представитель медицинской династии в четвертом поколении. Его предком был Роберт Кох – ученый, открывший возбудителя туберкулеза, дед работал в Волголаге, родители поднимали целину, а сам Леонид узнал слово «патогенез», раньше, чем научился читать.

– Несколько лет назад на празднике в честь Дня медицинского работника стали «поднимать» династии. Спрашивают: «У кого два поколения медиков?» И встало много людей. У кого три поколения? Встали несколько человек… А у меня, считая сына, пять поколений, и я такой был один, – рассказывает седой улыбчивый доктор Леонид Вейсблат.

Его медицинская династия берет начало от Роберта Коха, открывшего возбудителя туберкулеза, который позже получил название «палочка Коха». Он был прадедушкой мамы Леонида — Иза-
беллы Самойловны Вул. Ее отец –дед Леонида — Самуил Саулович Вул закончил Одесский медицинский институт. Терапевта по специальности, Самуила Вула еще до войны направили в Волголаг, где он стал начальником санитарной службы. Жил с семьей в Переборах. Позже трудился главным врачом района в Воронеже.

Детство дочери Изабеллы прошло в Волголаге, среди заключенных. Она часто рассказывала о том, как узники опекали ее, делясь тем немногим, что у них было. Несколько лет назад Леонид Вейсблат попросил ее написать мемуары, и сейчас переводит их в электронный вид.

Изабелла Самойловна Вул поступила в Ярославский медицинский институт и стала врачом-педиатром. В стенах института она встретила будущего мужа Михаила Вейсблата. После окончания вуза супруга — молодого хирурга -направили в Казахстан. Там, в небольшом казахском поселке, почти сразу после приезда Михаил Соломонович встал за операционный стол.

– Отец вспоминал, что привезли казаха с аппендицитом, – рассказывает Леонид Михайлович, –
в той больнице был практикующий хирург, но оперировать поставили отца, а опытный врач всю операцию стоял рядом и ни слова не подсказал. Папа оперировал аппендицит два часа.

Получив медали за освоение целины, семья уехала из Казахстана. Прочитав в газете, что в поселке Лиховской Ростовской области требуются врачи, которым предоставляется жилье, Вейсблаты отправляются туда в поисках лучшей жизни. Изабелла и Михаил с детьми живут на одной лестничной клетке с родителями Изабеллы. Самуил Вул в то время – главный врач железнодорожной больницы, Михаил Вейсблат работает хирургом, Изабелла – педиатр. Впоследствии Михаил Соломонович стал заведующим хирургическим отделением и далее — главным врачом этой больницы. А Самуил Саулович Вул проработал врачом до 80-ти лет.

– В каждой семье поселка мой отец кого-нибудь, да лечил, – рассказывает Леонид Михайлович. –
Я окончил там школу и два года назад ездил на встречу выпускников. Отец поехал со мной посмотреть на места, ставшие родными за много лет работы. Так вот, его встречать пришло больше народу, чем меня. Каждый подходил со словами благодарности.
А ведь столько лет прошло, я привез родителей в Рыбинск в 1996 году…

Леонид Вейсблат и его младшая сестра Ольга, которая работает неврологом в Москве, —
следующее поколение в этой медицинской династии. Кстати, и двоюродная сестра Татьяна, обладательница звания «Врач года», – инфекционист и начмед больницы в Воронеже.

Леонид Михайлович с улыбкой вспоминает, как в четвертом классе был почти уверен, что станет журналистом. Гуманитарий до мозга костей, он очень хорошо писал школьные сочинения. Но, когда растешь в медицинской семье, впрочем, не обязательно в медицинской, но в «профильной», то это накладывает свой отпечаток.

– Каждое воскресенье наша семья и бабушка с дедушкой собирались вместе на семейный обед, –
вспоминает Леонид Михайлович. – У отца и деда обязательно заходил разговор о работе, порой были даже очень оживленные споры. Поэтому мне, в общем-то, некуда было деться. Я с детства знал слово «патогенез», еще не понимая его значения.

Леонид Вейсблат стоял перед выбором, только решая, в какой именно медицинский вуз поступать. И на семейном совете была выбрана Ярославская медицинская академия, потому что здесь учились его родители, кроме того, в Ярославле жила бабушка Леонида. Интернатуру Леонид проходил в рыбинской городской больнице №2 им. Пирогова и одновременно работал в бригаде скорой медицинской помощи. Доктор считает, что здесь ему очень повезло с учителями. Ими были терапевт Виктор Васильевич Лопатин и заведующая кардиологическим отделением Валентина Петровна Голубева. Под их руководством молодой интерн постепенно получал
опыт и становился доктором. Хотя сам признается, что уже через год интернатуры самоуверенно считал себя врачом. Работа в бригаде скорой помощи тоже давала так необходимый начинающему специалисту опыт, в том числе и негативный…

– Меня очень быстро перевели из линейной в спецбригаду, –
вспоминает Леонид Михайлович. – Однажды мы приехали на вызов, где у женщины от укуса комара случился анафилактический шок и отек Квинке. Отек перекрыл дыхательные пути настолько, что она практически не могла дышать. Мы пытались медикаментами остановить аллергическую реакцию и снять отек, но ничего не помогло, и женщина умерла. От укуса комара. Это был мой первый умерший пациент, я потом еще не раз прокручивал в голове все произошедшее…

Следующей школой жизни Леонида Вейсблата стала работа врачом в амбулатории поселка Песочное. При минимальном оснащении сельской амбулатории Леониду приходилось оказывать медицинскую помощь местным жителям, которые с любыми проблемами приходили именно к нему.

– Пришел ко мне как-то раз поддатый извозчик и говорит: «Михалыч, вырви мне зуб!» Я отвечаю: «Ты к стоматологу иди, я тебе зуб вырвать не могу». А он снова: «Нет, Михалыч, я стоматолога не люблю. Я тебя люблю. Вырви зуб, а?» Нашел в оставленном бывшим врачом наборе инструментов подобие щипцов и вырвал ему зуб, как тут откажешь, — улыбается врач «общей практики».

Сейчас Леонид Михайлович Вейсблат – уважаемый в городе кардиолог, своим трудом заслуживший признание среди коллег и пациентов. И многие «сердечные» больные подолгу ждут очереди, чтобы попасть на прием именно к доктору Вейсблату.

– Я, кстати, и сам побывал в роли кардиологического больного, – показывая шрам на груди, говорит Леонид Михайлович, – мне делали шунтирование и меняли клапан. Операция проходила в Нью-Йорке, и оперировавший врач знал, что перед ним лежит русский кардиолог.

Пятое поколение медиков в семье – сын Леонида, Григорий Вейсблат. Он, как и отец, закончил Ярославскую медицинскую академию, но не остался в профессии. Немного поработав врачом, Григорий выбрал для себя работу медицинского представителя в фармацевтической кампании.

– Конечно, я пытался удержать сына в профессии, – рассказывает Леонид Вейсблат, – но, когда ему предлагают заработную плату в пять раз выше, чем ставка доктора, мне нечего ему противопоставить…

На вопрос, прекратится ли теперь знаменитая медицинская династия, Леонид Михайлович с улыбкой отвечает: «У меня еще нет внуков…»

Полина Амоева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 3 126



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


× девять = 45

Описание картинки