Память в памятниках

Памятники ставят на память. Человеку, событию, явлению. Не важно, что послужило поводом для установки скульптуры или монумента. Важно, как это сооружение будет нести свою основную функцию —хранить, напоминать, вызывать интерес у потомков.

Итак, памятники Рыбинска. Они такие разные! Землякам, внесшим вклад в российскую и мировую историю, простым гражданам, которые когда-то жили в нашем городе, событиям, которые коснулись всей страны, но так или иначе причастны к Рыбинску.

«Лохматый, в изодранных одеждах…»

Памятники по обыкновению ставят тем событиям и тем персонам, которые, по мнению современников, были нужны и важны в конкретный период времени. Что было важно, но прошло? Кто смог переломить плавное течение истории и был удостоен бронзы, мрамора, гранита? Военачальник Харитонов, император Александр II, непобедимый адмирал Ушаков… И как в этот ряд великих определить рыбинского бурлака? Что это: памятник человеку или явлению? Дань потомков событию прошлого или вечная память важной персоне?

Мрачный, как средневековье, замкнутый тяжкими думами, придавленный бременем литературного творчества: «Вид бурлаков — лохматых, в изодранных одеждах, напряженно тянущих бечеву, производил удручающее впечатление… Жизнь волжских бурлаков была тяжелой и разгульной… Они впрягались в лямку и тащили за нее вверх по реке многотонные баржи. Всегда изнуренные и изможденные с виду…»

Но ведь не может жизнь человека состоять только из тяжкой работы, усталости и нищеты. Рыбинск — столица бурлаков — видел других людей, веселых и бесшабашных, пьющих вино и писавших цену своего труда на голых пятках, дабы спокойно спать, пока наниматели выбирают себе рабочую силу.

Может, наш бронзовый бурлак еще немного отдохнет на своем постаменте, расправит руки, вздохнет полной грудью, распахнет веселые дерзкие глаза и пойдет толкаться на «Вшивой горке» в поисках еды, питья, приключений и работы.

Бурлаков называли движителями торговли. Именно они в прямом смысле слова продвигали товары на российские рынки зерна, древесины, мануфактуры. Без их помощи в 18-19 веках суда могли плыть лишь по течению Волги. Преодолеть силу воды могли только волжские бурлаки: «шишки», «подшишечные», «ленивые»…

«Шишка» — самый опытный бурлак, знающий все фарватеры и ведущий в бечеве. Он затягивает песни и прибаутки, которые не дают бурлакам сбиваться с равномерного ритма движения. За «шишкой» идут «подшишечные» — тоже бывалые бурлаки, а уже за ними — «ленивые» — бурлаки, которые впервые тянут бечеву.

Почему бурлацким центром стал именно Рыбинск? В начале 18 века Петр I закладывает Петербург и, чтобы решить проблему с доставкой продовольствия и прочих продуктов в новый город, начинает строительство каналов, соединивших впоследствии реку Тверцу — один из притоков Волги — с Балтийским морем: Вышневолоцкую водную систему.

Так Рыбная слобода оказалась в ключевом месте нового хлебного пути. Хлеб доставлялся на огромных кораблях до Рыбинска, но так как верховья Волги мелки, пройти через Рыбинск такие суда не могли. И именно здесь торговцам приходилось перегружать свой товар на маленькие «зарыбенские» суда, которые и отправлялись затем в Петербург. Рыбная слобода стала крупнейшим перевалочным пунктом главной водной артерии страны.

Но всего этого могло бы и не случится, не обладай Петр I «буйным норовом». Везти товары на маленьких судах на всем протяжении пути, чтоб избежать переправы, торговцы не могли, так как Петр лично следил за тем, чтоб корабли по его стране плавали большие, «новоманерные».

В начале XIX века, с открытием Мариинской водной системы, Рыбинск стал главным узлом на пути, соединявшим Каспийское море с Балтийским, а значит, и со столицей. А где много судов, много и бурлаков, и Рыбная слобода стала бурлацкой столицей России: в то время, когда население города насчитывало около семи тысяч человек, здесь собиралось до 150 тысяч бурлаков. Беглые и отпущенные помещиками крестьяне, отставные солдаты, бродяги и воры — по составу вполне соответствуют первым американским поселенцам. Улица Стоялая была бурлацкой «биржей труда». С утра до позднего вечера на ней толпился народ в ожидании работы. Сделки с судовладельцами заключались весело — хозяин ставил угощенье и вино, платил задаток.

Бурлаки были ярким явлением, о них писали великие поэты, их рисовали знаменитые художники, их песни пел Федор Шаляпин. А единственный в мире памятник бурлаку, который стоит в Рыбинске, отлит по эскизам скульптора Льва Писаревского.

История памятника напоминает нелегкий путь своего прототипа. Наш земляк Лев Писаревский в творческом порыве изготовил скульптурный эскиз будущего памятника. И он, в числе прочих эскизов, долго стоял в мастерской художника. После смерти Писаревского в 1974 году 67 скульптур были унаследованы Рыбинском по завещанию автора. Среди них и наш бурлак. К празднованию 200-летия города бурлака отлили из бронзы и установили на ул. Пролетарской (ныне — Стоялой).

Однако уже в 1996 году это место бурлак уступил бюсту Федора Ушакова (автор памятника — Пасхина Елена Васильевна, архитектор — Лосев Николай Александрович), а сам перебрался ближе к Волге, на набережную, где ныне и отдыхает.

Еще с этой скульптурой связана занимательная история. Рассказывают, что Писаревский предполагал изваять бурлака высотой в несколько метров и установить памятник посреди Рыбинского моря. Но замыслам рыбинского «церетели» не удалось воплотиться в жизнь, и бронзовый бурлак вполне соотносим с ростом человека.

В окружении орбит

«Эра космоса». «Памятник техническому прогрессу». «Женщина со звездой». Как только ни называют скульптуру, установленную в парке перед центральными проходными НПО «Сатурн». Ее появление в Рыбинске не удивляет — наш город связан с полетами, авиацией, космическими программами, с именами космонавтов. И, наверное, неспроста любимец обитателей Звездного городка, скульптор Григорий Постников установил в Рыбинске две своих работы: фигуру авиатора на обелиске в парке на Волжской набережной и «Эру космоса» у НПО «Сатурн».

Era-kosmosa

«Авиатор» Постникова уникален, выпущен в единственном экземпляре. А «Памятник техническому прогрессу» имеет несколько клонов, установленных в разных городах России.

Имя скульптора Григория Постникова связано с космосом и авиацией не только творчеством. Родившись в 1914 году в Курской области в крестьянской семье, он учился на авиарабфаке, затем в Ленинградском институте инженеров Гражданского Воздушного Флота. Во время Великой Отечественной войны работал по ремонту и восстановлению авиационной техники. Скульптурой начал заниматься лишь с 1945-го. Постников первым из художников начал работать над созданием произведений, посвященных космосу. Когда он лепил монументальную композицию «К звездам», происходили только первые запуски баллистических ракет. Через месяц после завершения работы над этой композицией был запущен первый искусственный спутник Земли. А монумент в честь этого выдающегося события уже был готов. Изображение могучего титана, посылающего ракету к космическим светилам, принесло скульптору всемирную славу.

Постников первый из скульпторов создал портрет Юрия Гагарина сразу после его прилета. После этого он начал серию скульптурных изображений 25-ти космонавтов, запечатлев их такими, какими они ступили на родную землю, только что вернувшись из космоса.

Известны, по меньшей мере, три работы Постникова под одним названием и совершенно идентичные: «Эра космоса» в Рыбинске, в Красной поляне рядом с Адлером и выше в горах на одной из туристических баз. По производимому впечатлению они схожи с монументом «В космос», установленным в Москве перед зданием военной академии. Еще ряд работ скульптора объединен не только сюжетом, но и воплощением: фигура человека, устремленная к звездам, в окружении космических орбит.

«Какие бывают ашибки»

«Однажды пришла за мною смерть, и у нее уже была заготовлена могильная плита с надписью: «СКАНЧАЛСЯ во цвете лет». Я же случайно заметил ошибку и указал на нее. «Надо, — говорю, — писать скончался, а не СКАНЧАЛСЯ!» Смерти стало так стыдно, что она убежала и с тех пор больше не появлялась».

Джанни Родари, «Какие бывают ашибки»

О рыбинских купцах можно слагать легенды, писать им оды и ставить памятники. Они ломали стереотипы и крушили обычаи. Они строили дома, открывали школы, жертвовали библиотекам.
«Двумя большими недостатками в характере русских купцов как класса являются их невежество и бесчестность», — писал М. Уоллес. Ох, не знаком был американский деятель с рыбинскими купцами! Как может быть бесчестным человек, строивший приюты для бездомных? И мог ли быть невежественным купец, легко общавшийся с иностранцами на французском? Нет, не прав был Уоллес, описывая русское купечество. По крайней мере, к рыбинской торговой элите все это не имело никакого отношения. А исключения только подтверждают правила. Мог купец Петров обмануть мещанина Иванова? Конечно, мог, обвес-обсчет, усушка-утруска в торговле — дело святое. Как говорится, хороший купец способен продать три пары перчаток Венере Милосской.

Георгиевское-кладбище-Рыбинск

Ну, и без курьезов дело не обходилось. Да простят нас блюстители морали, но равнодушно пройти мимо могильного памятника купцу Алексею Федоровичу Крундышеву, что на Георгиевском кладбище, довольно трудно. Душевные слова прощания родных, выразительные стихи, которые не испортят орфографические ошибки. Да и не купеческие дети выбили в камне слово «ПОПАША».

Грамотеями были, скорее, похоронных дел мастера, а исправлять ошибки на гранитных плитах — дело нелегкое.

Так и стоит на церковном кладбище второй век памятник члену Городской Думы, купцу третьей гильдии Алексею Федоровичу Крундышеву. И безжалостное время не в силах стереть на гранитной плите ни память благодарных потомков, ни их чувства, ни искренние слова. Даже если эти слова — с ошибкой.

Юлия Муратова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 2 731



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


пять + = 11

Описание картинки