Контроль власти или власть контроля?

Пытаясь преуспеть в невозможном, а именно — читая книжки и пробуя объять необъятное, я натолкнулся на интересное толкование и систематизацию такого понятия, как власть. Если кратко сформулировать то, что было написано более пяти тысяч лет назад, власть имеет некие ступени, и первая из них — это «власть тела».

Такая разная власть

Мы все являемся некими биологическими объектами, и нам для существования необходима крыша над головой, одежда, еда и прочие «формальности» нашего биологического бытия. Требования этой первой власти мы закрываем, продавая часть нашего единственного ограниченного ресурса — времени, и получая взамен деньги, на которые и существуем.

Соответственно, следующим понятием является «власть денег». Те же из нас, кто преуспел в концентрации этого продукта, понимают, что сохранить и преумножить накопленное можно только при помощи некой другой «субстанции» власти, а именно «власти власти». И эти преуспевшие в деньгах идут в законодательную и исполнительную ветви власти для сохранения и преумножения собственных капиталов.

Но и «власть власти» не является вершиной эволюции. Чтобы остаться во власти, нужны конкурентные преимущества. И это не деньги, как многие могли бы подумать. Это —
«власть знаний», позволяющая понимать происходящее. При этом, получив знания, человек приходит к пониманию, что «власть власти» — это понятие достаточно эфемерное, т.к. власть держится на доверии, и если доверие испаряется, то вместе с ним испаряется сила и влияние власти. В то же время денег нужно не так и много, чтобы достойно удовлетворять «потребности тела».

Но власть любого уровня подразумевает под собой наличие контроля. Посмотрите, сколько в нашей жизни контролеров! На рабочем месте каждый из нас сталкивается с контролем рабочего времени, количества и качества выполняемой работы и так далее.

Но самым главным контролером является наша власть. Получив от нас функции управления, люди власти начинают пытаться контролировать нас во всем. Посмотрите на нашу жизнь — сплошные контролеры: пожарные, санитарные, домовые-ЖКХшные, троллейбусные… А сколько всякого рода чиновных надзоров! Прямо какое-то бесконечное соревнование: кто больше придумает для нас форм и методов контроля или всякого рода справок «по месту требования»! Растет, ширится и процветает племя контролеров-справочников!

Вот здесь и возникает вопрос: а контролирует ли наше общество действия власти? Как построен и осуществляется этот контроль над «слугами народа» и насколько он эффективен?
Итак, что мы имеем на сегодня. Только самая ленивая сельская администрация не имеет при себе общественного совета. Практически все структуры исполнительной власти формируют при себе общественные палаты, советы, комитеты…. Появляется масса общественных организаций, финансируемых коммерсантами в целях защиты собственных интересов или формирующих мнение о себе, как об активной политической силе.

Кто только ни использует термин «общественная» для прикрытия собственных интересов — ЖКХшники, профессиональные слуги народа — вечно «сидящие» депутаты, «новая волна» рвущихся во власть… Не обходится и без политического прикрытия власти — всевозможных «правящепартийных», пытающихся прикрыть свои дела налетом «общественного» одобрения. И так до бесконечности.

Количество, не переходящее в качество

Казалось бы, при таком разнообразии различных общественных структур количество должно перерасти в качество. Но нас контролируют все больше и больше, а мы как не могли воздействовать на власть в форме обратной связи, так и не можем.

Если попробовать посмотреть на эту проблему системно, то окажется, что все общественные контрольные структуры действуют не консолидировано, не разделяют направления приложения усилий, дублируют деятельность, не обмениваются информацией и т.д.
Давно известен принцип, что только совпадающие частные интересы множества людей формируют общие цели. Если до настоящего времени механизм общественного контроля так и не стал в значительной мере эффективным, то не значит ли это, что цели и задачи «общественников» сформулированы неверно?

Другой проблемой общественных структур, пытающихся контролировать деятельность власти, является их беспомощность перед властью. Общественные институты могут только высказывать свое мнение, при этом власть имущие на это мнение могут спокойно плевать и продолжать заниматься своими делами, имеющими мало общего с «благом народным».

Нынешняя система построена так, что даже реально действующая структура общественного контроля, отвечающая интересам населения и предлагающая разумные изменения, не способна повлиять на принятие решений. При существующем положении вещей максимальным достижением общественных структур может являться властный плагиат идей и предложений с последующей реализацией и представлением этих изменений как собственных достижений. Но даже такой извращенный вариант использования властью предлагаемых механизмов я считаю грандиозным успехом общественников, т.к. даже в этой форме обратная связь начинает работать.

Исходя из этого становится понятно, что региональная и муниципальная власть пальцем о палец не ударит для развития общественных форм, имеющих возможность хоть как-то влиять на ее самостийность. Это формирует предпосылки к фрагментации власти и общества. Федералы, понимая, что причиной движения вперед может быть только пинок под зад, предполагают навязать местечковым элитам законодательную форму общественного контроля. В федеральной думе существует проект закона «Об основах общественного контроля в Российской Федерации», но даже его принятие с последующим появлением региональных законов, реализующих полномочия в этом вопросе, не способно быстро и качественно изменить ситуацию.

Примером могут послужить торгово-промышленные палаты. При наличии закона эти общественные структуры не работают и не развиваются там, где местные власти всячески противятся вмешательству общественных интересов в ее дела.

Наверное, часть рыбинских предпринимателей знают о существовании ТПП, но кто из них активно пользуется этим институтом защиты, продвижения или лоббирования своих интересов? Тем временем это реальная и законодательно определенная структура, функции которой можно использовать как действенный механизм защиты интересов и развития городского бизнеса.

Сегодняшнюю ситуацию в Рыбинске я бы сравнил с морем возможностей для малого бизнеса. Большие и мощные крейсера — крупные предприятия — стоят на якорях в тихих гаванях госзаказов или на ремонте — строительстве, а корсары — более мелкие и активно развивающиеся предприятия — уже ищут рынки за пределами города. Город открыт для разумного с точки зрения соотношения цены и качества малого бизнеса. Но пока рынок услуг формируют или «шабашники» с ценами, которые не оставляют сомнения в низком качестве и отсутствии гарантий, или услугами качеством повыше, но уже по ценами класса luxury.

Бизнес и местная власть до определенной степени заинтересованы в развитии партнерства, тем не менее, Рыбинская ТПП не становится центром контактов бизнеса и власти, центром формирования и развития проектов государственно-частного партнерства, центром решения проблемных ситуаций.

Кроме этого, существует такой значимый общественный институт, как независимые экспертные сообщества. Региональные ветви исполнительной и законодательной власти хотя бы пытаются что-то сделать в этом направлении. Рыбинск же превращен в цитадель всезнающего городского совета депутатов и до боли знакомыми фамилиями в рядах вечных управленцев администрации. Остается надежда на выборы: если наши жители в нем не ошибутся, предпочтя «власть знаний» «власти денег и власти», наши обновленные городские управленческие структуры власти станут динамичными, умными, прагматичными и нацеленными на развитие нашего прекрасного города.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 870



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


1 + = семь

Описание картинки