Не всем хватило места на корабле в Мологу

12 августа более ста человек совершили памятную поездку к месту, где в первой половине 20 века процветал город Молога. Однако попасть на небольшой корабль смогли не все мологжане.

На месте затонувшего города

Новость о том, что из-за маловодья обнажилась «Русская Атлантида», стала сенсацией для людей, далеких от истории Мологи. Воспользоваться «уникальной» возможностью поспешили журналисты и гости всех мастей и уровней. В результате по звонку сверху переселенцам пришлось уступить свои места телевизионщикам.

Память хранит

Николай Михайлович Новотельнов – человек удивительный, обладающий цепкой памятью и ярким талантом рассказчика. Он прекрасно помнит родную Мологу и обстоятельства, сопровождавшие переселение на новое место жительства – в Рыбинск.

– Уехал из Мологи я 15-ти лет, вся юность прошла там – золотое время. Места мологские были удобны для жизни – речная прохлада, рыба, сосновый городской лес, пойменные луга. Мологу тогда любили туристы, приезжали отдыхать на лето, увеличивали число жителей до семи тысяч человек против привычных в зимнее время пяти, – обстоятельно и не торопясь рассказывает Николай Михайлович. – Тяжелой промышленности и машиностроения в городе не было, не ходили туда и поезда, но заводики имелись – экстрактный завод перерабатывал плоды и ягоды, кирпичный завод обеспечивал округу стройматериалом, были швейная, обувная, гужевая артели, элеватор по очистке семян луговых трав. Машинно-тракторная станция обслуживала 13 районных колхозов. Ребята учились в трех городских школах, молодежь – в молочно-индустриальном и дошкольном техникуме, работало ремесленное училище.

Коле Новотельнову было 10-11 лет, когда началась подготовка к переезду, и каких-то особенных своих переживаний по этому поводу он не помнит, а вот взрослым достались и хлопоты, и тревоги. Подготовка к переселению проходила серьезно: специальная комиссия оценивала состояние частных домов, принимала решение о сносе ветхих домишек или перевозе крепких домов на новое место обитания. Дом Новотельновых разобрали, сплавили вниз по Волге и собрали вновь на рыбинской земле в Заволжском районе города. Целую зиму 1939 года Николай с матерью жил у соседей в тесной кухоньке, старший брат в это время служил в армии, а отец уже был сослан в Магадан, откуда так и не вернулся. Вот и пришлось юному Коле брать на себя все хлопоты по перевозу багажа и обустройству семьи на новом месте. Собранный наспех из сырых бревен дом да поросший деревьями участок требовали от переселенцев полной отдачи и больших физических сил. Потом была учеба в речном училище, работа на правом берегу Волги с ежедневными переправами через реку, курсы шоферов, война. Николай Михайлович демобилизовался только в 1950 году, вскоре женился и зажил обычной жизнью рядового рыбинца. Семья Новотельновых и сегодня живет в том самом мологском доме.
О том, как сложилась его судьба, Николай Михайлович не жалеет, интересуется делами землячества, но обиды на Советскую власть за разоренный город, брошенные любимые места не держит.

– От Мологи до Рыбинска ходил один пароход, и тот на перекатах скрипел колесами по гальке. Летом выше Мологи судоходство прекращалось, река мелела. Волгу можно было перейти пешком. Людям пообещали судоходство, электроэнергию, была большая разъяснительная работа, к переезду готовились. Тревога и печаль у мологжан были, но злости и тогда не было, – вспоминает Николай Новотельнов.

Традиции общения

С момента затопления территорий прошло 73 года. Фактических переселенцев, тех, кто жил и помнит затопленный город, осталось мало. Но количество членов «Землячества мологжан» растет год от года. Традиция собираться вместе родилась у переселенцев в начале 70-х годов прошлого века, когда трудности переезда остались позади, и быт наладился. Сегодня идея объединения вокруг утраченной малой родины привлекает теперь к себе детей и внуков переселенцев. Сейчас «Землячество мологжан» насчитывает не одну сотню членов. Благодаря усилиям организации создан музей Мологского края, который пока еще располагается в часовне бывшего подворья Афанасьевского женского монастыря в Преображенском переулке.

Евгений Розов, потомок уроженцев Мологско-Шекснинского междуречья, председатель Рыбинского отделения общества охраны памятников истории и культуры, говорит об особом осмыслении потерянного города:

– Города прекращают свое существование, уходят по-разному. Город Молога пал, как воин в бою, выполнил свой долг перед страной. Жаль, очень жаль город Мологу. Но создание водохранилища позволило развиваться народному хозяйству, прекратились наводнения в Рыбинске, Угличе. Мологжане посещают родные места, опускают в воду венки в память о прошлом. Русским людям вообще свойственно проявлять чувство сопереживания и сострадания, испытывать чувство вины. Порой русские вспоминать любят больше, чем жить. Поиск и осмысление прошлого – это особенность мологжан, объединенных в землячество.
Земляки-мологжане собираются каждую вторую субботу августа, чтобы повидаться, поговорить, пересмотреть фотографии родных мест, посидеть за общим столом. Переживания о затопленном городе периодически будят в обществе идеи о возвращении к утраченным родным пенатам, стимулируют разговоры об осушении Рыбинского водохранилища. Романтики рисуют в воображении светлые картины неспешной провинциальной жизни, заливные луга с клевером и ромашками, трели соловья в лучах заходящего солнца, забывая о том, что более чем за 70 лет существования вокруг рукотворного моря сформировалась технологическая и хозяйственно-экономическая инфраструктура, приспособилась к существующим условиям и экологическая система затопленной территории.
И понижение уровня водохранилища этим летом наглядно показывает, что будет, есть водохранилище осушить. Отступившая вода обнажает квадратные километры илистого дна, химический состав воды напоминает питательный раствор для выращивания бактерий, сухогрузы в Волге дважды за сезон садились на мель, приостановлена работа парома в селе Глебово.

На корабле, идущем к Мологе

Свободных мест нет

Благодаря спонсорской помощи, у мологжан есть возможность посетить родные места, пройдя над затопленным городом на корабле, опустить в воду памятный венок около бакена с маркировкой «М-1». Списки желающих поехать активисты общественной организации начинают составлять задолго до даты отплытия. В этом августе новость о том, что в Рыбинском водохранилище вышла из-под воды «Русская Атлантида», стала сенсацией для людей, далеких от истории Мологи. Воспользоваться «уникальной» возможностью своими ногами походить по земле города-призрака, прикоснуться к руинам разрушенных церквей поспешили журналисты и гости всех мастей и уровней. Неприятным сюрпризом для настроенных на поездку к родным местам потомков переселенцев стало то, что двум десяткам человек пришлось остаться на берегу, уступив свои места телевизионщикам. К чести мологжан, они не разыгрывали на причале сцен в духе рязановского «Гаража», молча смирились с решением и выбором организаторов поездки. А вот работникам музея Мологского края, через которых распределялись билеты на теплоход, пришлось в полной мере выслушать недовольство разочарованных отказом людей.

Но Рыбинское водохранилище не оправдало надежд охотников за эксклюзивом и не оставило под водой практически никаких признаков городского устройства, лишь кирпичи да железную арматуру, разъеденные водой и временем, покрытые тиной и илом. В полосках суши на горизонте даже посвященные с трудом смогли узнать очертания городских улиц. Но для переселенцев эти поездки необходимы как знак единения между собой, знак общей судьбы и памяти. И жаль, что они вынуждены были стать участниками реалити-шоу с борьбой за место на корабле. Не в наших традициях суетиться на погостах.

Надежда ЛАЗАРЕВА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 3 884



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


× два = 10

Описание картинки