Домой История Следы прошлого в настоящем Рыбинска

Следы прошлого в настоящем Рыбинска

2

Здесь могли быть ваши символы

Вот так ходишь-ходишь в школу, и тут бац… Нет, не вторая смена. Просто однажды поднимаешь глаза чуть выше обычного, смотришь не себе под ноги и не на спешащих одноклассников. И видишь свою школу, такую родную и, казалось бы, изученную до кирпичика, как в первый раз. И начинаешь рассматривать детали. И задавать вопросы. А что там за круги и квадраты между окнами на стенах? И зачем эта звезда с гипсовой гирляндой на фронтоне? И почему под ними пустое поле, хотя явно что-то когда-то там было написано или изображено…

Вопросов больше, чем ответов. И не удивительно, потому что когда здание живет долго, сначала в СССР, затем в России, меняет вместе со страной политические убеждения, смотрит на мир последовательно глазами коммуниста социалистического времени, анархиста переходного периода, демократа современности и et cetera, трудно предположить, что не меняется внешний облик здания.

Старые символы уходят в прошлое вместе с убеждениями. Ну, или почти уходят. Пятиконечная звезда-то осталась! И ее во время ремонта любовно красят в традиционный красный цвет. А гирлянду — столь же любовно — в золотой. И пусть это символы далекого прошлого, пусть большая их часть утеряна — не дожившие до нас «Слава КПСС» или чеканные профили коммунистических вождей. Хорошо, что они остались. Потому что это — наша история, независимо от того, нравится нам она или нет.

А собственно школьная история проста и незамысловата. Начинается она в середине прошлого века. В апреле 1954 года рупор КПСС — газета «Правда» — писала: «Предметом особой заботы Партии и Правительства является строительство жилищ для трудящихся, школ, больниц, детских садов и яслей, других социально-культурных и бытовых учреждений».

В столичном строительстве тогда процветал сталинский ампир. Помпезные сооружения возводили в Москве и Ленинграде. Провинция жила скромнее. Специальные архитектурно-конструкторские бюро разрабатывали для нее простенькие типовые проекты объектов культурно-бытового назначения: жилых домов, школ, больниц. Так в середине пятидесятых одновременно на всей территории СССР появились двухэтажные здания школ в классических пропорциях, с фронтоном и, пусть скудным, но декором.

В 1954 году в Рыбинске на улице Бори Рукавицына открылась школа №24, построенная по типовому проекту образца пятидесятых. Удобное по тем временам здание, фасад которого украшала скромная лепнина — естественно, в духе патриотических символов того времени: звезды, гирлянды, серпы, молоты, «Слава Октябрю и КПСС».

Люди сменили убеждения и избавились от старых символов. А новые не приобрели. Но надежда, что символы современности появятся, все-таки существует. Ведь место-то под них уже готово! Вот оно, под звездой, почетное и совершенно свободное.

Мой милый дом!

«Дом, мой милый дом!» Это точно не про серое, мрачное, лишенное архитектурных излишеств здание под номером 7 на улице Чкалова в Рыбинске. В этом доме не хочется жить, спать, работать. Сегодня. И это — ключевое слово, потому что далеко не факт, что таким же был он и сто лет назад, когда принадлежал богатому рыбинскому купцу и щедрому благотворителю Николаю Живущеву.

Впрочем, существенных изменений, помимо потрепанности временем и усилиями людей, быть, наверное, не может. Прямоугольная двухэтажная коробка с рядами простых окон, вытянутые вертикально линии более чем скромного декора.

Дом №7 на ул. Чкалова в Рыбинске
Дом №7 на ул. Чкалова

Да, в нем не хочется жить. Но на него хочется смотреть. Есть в этом здании некий брутальный магнетизм, который заставляет хотеть потрогать облицованную рустиком поверхность стены, погладить нанесенные временем раны-сколы, рассмотреть морды лепных львов над окнами и прямолинейно-прямоугольный орнамент, напоминающий египетские мотивы. А может, вовсе не египетские, а загадочные рисунки пустыни Наска, оставшиеся от древних перуанских индейцев.

Рустиковая штукатурка, как рельефная кладка грубо отесанного камня, разбивает стены дома на вертикальные полосы, создавая впечатление мощи. И одновременно оживляет серые тона игрой света и тени.

Где подсмотрел архитектор эту кажущуюся простоту? У древних римлян, которые впервые употребили неотесанные камни для архитектурных частей, долженствующих производить впечатление массивности и прочности? Или у мастеров эпохи Возрождения, что лепили подделку ноздреватому и как бы проточенному червями известковому туфу? А может, в пику кучерявому декору соседей сделал в Рыбинске мастер этот вытянувшийся ввысь фасад? И добился-таки выразительности — в сочетании вертикальных линий гладких и рустованных поверхностей, которые визуально объединяют два этажа, делают фасад цельным, увеличивают высоту здания.

И страж дома — лев — образ царственности и воплощение героического начала. И прямые углы декора. И еще — следы плиточной облицовки. Это все, что украшает бывший особняк на ул. Чкалова.

Как далек дом Живущева от классических творений Росси! Как отличен от провинциального ампира, столь любимого рыбинским купечеством. И как притягателен он своей приземленностью: слегка неотесанной, нарочито мрачной и вызывающе мощной.

Спортивная синагога

Дореволюционный Рыбинск славился веротерпимостью. Размах ее впечатляет даже сегодня: помимо несчетного числа православных храмов, здесь мирно располагались старообрядческая церковь, католический костел, лютеранская кирха, еврейская синагога. Кирхе не повезло, так же как и большинству православных церквей — от них остались лишь воспоминания современников да старинные фотографии. Время отчасти пощадило костел — общие контуры этого здания торжествуют своим псевдоготическим стилем и сегодня. Синагога заняла промежуточное место во времени и пространстве: ее вроде бы нет, но она все-таки есть. В здании № 47а на ул. Чкалова, где сегодня расположена детская спортивная школа №1, трудно узнать еврейский «дом собрания». Но даже без религиозного антуража, без изображения магендавида, это — бывшая синагога, о возвращении которой мечтает рыбинская еврейская община «Лехаим».

Синагога в Рыбинске
Синагога

В конце XIX — начале XX веков Рыбинск был провинциальной «русской Америкой», в истории которой переплелись судьбы и интересы самых различных конфессий и этнических общин.

Согласно статистическим отчетам рыбинской городской полиции за 1852 год, в Рыбинске не было постоянного еврейского населения, за исключением «состоящих на службе в разных воинских командах 7 человек мужеска и 3 женска пола». В ведомости об иноверцах за 1855 год в городе уже значилось постоянное еврейское население — 36 мужчин и 15 женщин.

Позже оно увеличилось незначительно. В 1868 году в городе проживало 45 евреев-мужчин и 18 женщин, а еще через пятнадцать лет — 235 лиц иудейского вероисповедания, из них 50 мужчин, 50 женщин и при них 135 детей.

В 1907 году, на исходе первой русской революции, по данным полиции, в Рыбинске постоянно проживало 415 и временно —  280 представителей иудейской диаспоры. Резкое увеличение численности евреев в Рыбинске связано с событиями Первой мировой войны, когда потомки иудеев в ходе разделов Речи Посполитой, спасаясь от немцев, оказались в Великороссии.

В Рыбинске действовал еврейский молитвенный дом «для низших чинов», а с ростом общины в 1916 году появилась каменная синагога, скромное невысокое здание — наложенные церковью и властями ограничения не позволяли строить синагоги выше жилых домов.

Общепринятых требований к архитектуре синагог не существовало. В Рыбинске еврейский «дом собрания» был выстроен прямоугольным, двухэтажным, фасадом обращенным к Иерусалиму, что являлось непременным условием для местоположения синагоги.

В ограждении на крыше и в переплетах окон второго этажа были использованы изображения магендавида — гексаграммы, звезды с шестью углами, которая образуется из двух наложенных друг на друга равносторонних треугольников.

Синагога служила рыбинским евреям до 1929-го года, когда общине было отказано в перерегистрации.

Но начало конца «дома собрания» было положено 29 октября 1920 года Рыбинским исполнительным комитетом, который, выслушав «доклад комиссии по приисканию квартир для рабочих водного транспорта, постановил: синагогу перевести в помещение старой молельни, а ее помещение передать для культурно-просветительных целей. Председатель К.И. Бухарин, секретарь Малов».

Тогда общине удалось убедить Рыбинский исполком пощадить религиозные чувства евреев и отменить свое постановление. Но в 1929-м году синагога теряет свое культовое назначение. Здесь располагается… клуб Союза коммунистической молодежи. Разумеется, интерьер здания приспособили в соответствии с представлениями об удобстве того времени, а из внешнего убранства пропала еврейская символика.

Сразу после Великой Отечественной войны бывшая синагога помогала растить Рыбинску юных спортсменов, что делает до сих пор с завидным успехом — акробаты рыбинской школы не раз занимали призовые места на европейских и мировых первенствах.

Сегодня о культовом назначении здания напоминают только старые документы и фотографии прошлого века. Но один из старых сотрудников школы рассказывает, что какое-то время после войны мотив магендавида еще присутствовал в переплетах окон второго этажа бывшей синагоги на улице Чкалова.

 Юлия МУРАТОВА

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Что касается 24-й школы. то там была длинная надпись «восьмилетняя школа № 24». Когда школа стала средней, слово «восьмилетняя» при ремонте сбили (кажется, в 1970, когда я туда пошел, оно еще было) и там какое-то время было пустое место над оставшимися тремя словами. Потом, видимо, решили, что проще всё убрать совсем. Особой лепнины там не было, в отличие от построенной, кажется, по тому же проекту школы, кажется, 21-й; в общем, той, где сейчас православная гимназия на Пархинской ул. Вот там лепнины много. И, кажтся, пока цела.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.