Рыбинские ювелиры создают украшения с финифтью

Ирина и Сергей Воробьевы занимаются изготовлением изделий с росписью. Среди их работ броши, серьги, колье и другие украшения.

Царь-рыба

В небольшой мастерской уютно и тепло. Ничего лишнего и помпезного – небольшой скромный диванчик, кресла, маленькая печка, но главное достояние этой комнаты – большой загруженный разнообразными инструментами и красками стол. Здесь они сидят глаза в глаза, друг напротив друга: Ирина создает невероятной красоты рисунки на эмалевых белках, а Сергей превращает их в украшения.

Почти тридцать

Карандаши и краски были любимыми предметами в руках Ирины Воробьевой с детства. Отучившись один класс в художественной школе, Ирина поняла, что рисовать по стандарту и потому что надо, ей неинтересно, и бросила учебу. К двадцати годам художница решила взяться за масляные краски, и они ее очень увлекли. Не зная, что есть растворители, она использовала растительное масло, и ждала три недели, чтобы рисунок высох. Сейчас Ирина Воробьева – член Союза художников России и убеждена, что только человек, разбирающийся в искусстве, может по достоинству оценить ручную работу.

– Я рисовала небольшие картины, всегда старалась взять материал подобротнее – досочку, фанерку, некоторые работы хранятся дома и по сей день. Это было очень удобно, расписал и всегда можно подарить. Нас с братом мама воспитывала одна, поэтому жили скромно, и денег на подарки не было. Но творческое начало передалось мне от папы, который выжигал по дереву, – вспоминает Ирина Воробьева. – Моя мама была совсем не творческим человеком и всегда советовала мне устроиться на нормальную работу со стабильным окладом. И до тридцати лет я работала на заводе, должность была хорошая, работа непыльная: в мою задачу входило сидеть и поверять приборы. В этот цех стремились попасть жены всех начальников, там всегда было чисто и красиво, одни лаборатории. И вот однажды я сижу и смотрю в большое окно на рабочем месте с прибором в руках, и вдруг задумалась: неужели так будет до пенсии? Каждый день одно и то же. И мне так захотелось взять и выкинуть этот прибор в это окно, чтоб летел далеко и высоко, – вспоминает Ирина поворотный момент своей жизни.

За месяц до тридцатилетия Ирине один приятель предложил научиться технике финифти. Сложная технология письма напугала Ирину, и она трижды отказывалась. А потом вдруг подумала, что это ремесло ей посылается свыше, и согласилась. Учение было быстрое – научили, как точить кисточки, как мешать краски, как отжигать, а дальше – сама. Начинала Ирина с нательных иконок, которые необходимо было обрамлять. Чтобы превратить рисунок в ювелирное украшение, образок приходилось отдавать ювелиру и платить ему за работу. В целях экономии Ирина решила попробовать сама стать ювелиром, но поработав, поняла: не ее. Тогда она предложила заняться ювелирным мастерством брату. Он согласился, кстати, тоже за месяц до своего тридцатилетия. Так начался семейный бизнес.

Рыба с финифтью

Все или ничего

Ювелирное дело очень затратное. Необходимо должным образом оборудовать рабочий стол, приобрести инструмент. Для развития начинающим ювелирам пришлось вложить много денег, и, как показало время, не зря. Восемь лет назад брат Ирины уехал покорять Питер, где возможностей для развития ювелирного бизнеса гораздо больше, чем в провинциальном городке. На смену брату пришел муж Сергей, которого Ирина втянула в этот непростой и нестабильный и даже не бизнес. Ирина считает, что для художника главное – вдохновение, а оно не появляется по команде каждый день. Супруги женаты 12 лет, и теперь они не только муж и жена, но и напарники. Ирина рисует по финифти, Сергей делает обрамление. Так, в четыре руки, они создают оригинальные броши, серьги, колье, подвесы.

– Конечно, финансово тяжело, когда муж и жена вкладывают все деньги в одно дело. Многому пришлось учиться. Финифть вообще существует более 600 лет, но применялась она только для росписи икон, украшения с финифтью не делали. А я решила рисовать что­то не относящееся к церкви, люблю передавать искренность и непосредственность – детей, ангелов, животных. У меня все зависит от настроения, что-­то ищу в интернете, что­-то спонтанно приходит в голову. Если я погружаюсь полностью в то, что рисую, я могу потратить целый день, не отвлекаясь даже на еду, – признается Ирина.

Рыжий соня

Я нашла свое в жизни

Ювелиры не знают, когда продадутся их украшения и продадутся ли вообще, а некоторые самые любимые работы Ирина старается не продавать.

– Людям нравится что­-то более приземленное, носибельное. В городе мало покупателей, но есть клиенты, наработанные со временем, и в основном это женщины около 40 лет. Женщина – она и есть женщина, ее всегда будут привлекать украшения. Я и сама обращаю внимание на украшения других людей. Были и серьезные работы на заказ, но эксклюзивные проекты – редкость, – рассказывает о творчестве с точки зрения бизнеса Ирина Воробьева.

Главная цель этих творческих людей – не продать, а развиваться морально и духовно. Этим­то, по мнению Ирины, и отличается ювелир­художник от ювелира­предпринимателя.
В декабре прошлого года Ирина отметила свой юбилей – 20 лет в одном деле. Да, порой было нелегко, но это так здорово – заниматься тем, что нравится.

Алена ЯЗЫКОВА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

просмотров: 1 850



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Войти с помощью: 


5 − один =

Описание картинки